Ближний Восток: не очень политкорректные размышления

События в Египте, несомненно, послужили катализатором обострения ситуации в других странах Ближнего Востока, в том числе и в Йемене. В отличие от Туниса и того же Египта там народные волнения и нестабильность являются перманентными понятиями на протяжении уже добрых пяти лет. Причем Йемен обладает приличными запасами нефти, что по идее должно было быть гарантией от критического обнищания населения. Но это условие срабатывает только в случае разумного и «не зарвавшегося» лидера. Должны согласиться с тезисом М.Ганапольского о том, что «несменяемость» в политике вещь самоубийственная и для лидера, и для страны. Но абсолютно не согласимся с его другим утверждением о том, что «время просвещенных монархий прошло». Саудовская Аравия и другие «заливники» демонстрируют обратное. Естественно, что и там есть проблемы, но у них есть и еще два очень важных обстоятельства. Первое – это нефть и газ (не забудем, что основным детонатором событий в Тунисе и Египте стало повышение цен на топливо и продовольствие). А второе, и более важное – это «справедливое распределение экономических благ», что на Востоке обычно делается через делегирование государственных постов. Вот собственно чего и требуют «обиженные» элиты, а не установления республиканского строя. А оппозиция в том же парламенте им нужна только для того, чтобы использовать парламентаризм как инструмент «наладки» этих экономических отношений и направления в случае необходимости сигналов «просвещенному монарху», что система сдержек «перекашивается». Если кто-то думает, что нынешняя смута на Ближнем Востоке знаменуют собой «новую эру» демократизации этого региона, то сильно ошибается. Достаточно посмотреть на лозунги протестующих. Там если и есть требования демократизации, то исключительно в привязке с уходом того или иного лидера. Вопрос, таким образом, сфокусирован на личностях, которые нарушили правила игры и «потеряли нюх», а не в смене общественного строя в этом регионе. Он по-прежнему останется авторитарным с признаками «просвещенности» в виде парламентов с правом совещательного голоса. И этот переходный период будет точно соответствовать состоянию мозгов абсолютного большинства населения, которое по-прежнему ориентируется на родоплеменные ценности и ориентиры. При таком положении дел демократия нужна только в жестко ограниченных рамках. А именно создать политическую партию, для того чтобы получить министерский пост и соответствующую «поляну», которую необходимо заполнить своими родственниками и соплеменниками. Если министр этого не сделает, то его никто не поймет и, прежде всего, свои же родственники. Вопрос именно в этом, а не в, например, равноправии женщин или всеобщем и тайном голосовании. Если род или племя получает гарантированно свою «делянку» без этого условия, то о таких «иноземных» постулатах никто не вспомнит.

Опять же введение демократических институтов для абсолютно неподготовленных для этого людей вызывает их отторжение. Того, кто не согласен, отсылаем в Западную Европу, в которой проживает очень внушительная мусульманская диаспора. Последние события, связанные с различного рода погромами, поджогами автомашин и протестами против запрета ношения хиджабов в общественных местах в той же Франции со всей убедительностью свидетельствуют только об одном. Мусульмане в своем большинстве отвергают «несвойственный им образ жизни» и чувствуют себя «чужаками». И дело здесь не в «куриной слепоте» западноевропейских демократий, которые плохо социально адаптируют этих вновь прибывших за хорошей жизнью. Это тоже есть, но суть вопроса совсем в другом. Попытка сбиться «в кучу, как дома» (ибо «самореализовываться» в одиночку страшно и противоречит общему родовому образу мышления) играет в этом феномене основную роль. Попытка «размыть» эту идентичность путем предложения «жить по новым, демократическим правилам» наталкивается не просто на протест, а на насилие. Вспомним все теракты в Испании и Великобритании. Их совершали выходцы из мусульманских стран, часто уже во втором поколении, которые родились и выросли в этих странах и получили очень приличное образование. У них появляется потребность в самовыражении на уровне осознания своей ущербности. И ущербность эта не зависит от степени финансового благополучия или хорошего образования. Это борьба идей на подсознательном уровне, во главе которой стоит только один вопрос: если у нас такая правильная религия, которая определяет нашу жизнь целиком и полностью, то почему эти безбожники живут лучше? Принять тезис о том, что уровень жизни совсем не зависит от религии, или зависит от нее в очень малой степени, осознать невозможно или очень трудно. Отсюда очень простой вывод о том, что во всем виноват Запад, который грабит бедные мусульманские народы через подкупленные им режимы. Вот вам собственно и базисная идея «Аль-Каиды».

То есть демократия нужна этим людям, прежде всего для того, чтобы получать социальные блага, не жертвуя взамен своим представлениям о справедливости и способах выживания. А Европа сугубо индивидуальна, несмотря на все свои политкорректные и гуманитарные принципы. Каждый человек – это замкнутый мир и не принято лезть ему в душу. Здесь тоже существует «кумовство», но сравнить его с восточным аналогом невозможно по определению. Плюс на Востоке существует и такое понятие как нетерпимость и зашоренность. Она существует и на Западе, но там это считается неприличным мракобесием. Спросите, в чем это выражается? Например, Вы произносите про себя молитвы (христианские, иудейские, буддистские), когда заходите на экскурсию в мечеть? Сомнительно. А вот правоверные мусульмане либо стараются вообще не посещать церкви или синагоги, либо молятся и перебирают четки (что одно и тоже), ибо это место «дьявольское». Это не плохо и не хорошо, просто это есть и это надо учитывать. К сожалению, процесс эволюции в мозгах это очень долгий процесс и напрямую не зависящей от уровня образования. Вернее наличие образование – это одно из необходимых условий этой эволюции, но никак не определяющий фактор.

Автору могут возразить, что вопрос живучести арабских монархий исключительно связан с наличием природных ресурсов, и если они закончатся, то наступит хаос. Возразим, что дело в мозгах, а не в нефти. Есть пример того же Бахрейна, с которого собственно и начался весь нефтяной бум, и который сейчас исчерпал свои запасы. И ничего, живет очень неплохо именно в рамках просвещенной монархии, ровно потому что его правители вовремя перестроились и запустили другие экономические механизмы. Сейчас Бахрейн принимает у себя многочисленные саммиты и конференции, а также является крупнейшей банковской площадкой.

Так, что нам придется еще немного подождать «новой демократической эры» на Ближнем Востоке. Лет этак сто.

39.09MB | MySQL:72 | 1,147sec