США-Израиль: первое вето Барака Обамы

В пятницу, 18 февраля, на рассмотрение Совета Безопасности ООН палестинским представителем был передан проект жесткой антиизраильской резолюции, требующей полного замораживания еврейского строительства в поселениях на Западном берегу реки Иордан (Иудеи и Самарии), а также в Восточном Иерусалиме, и немедленного демонтажа всех поселенческих форпостов. Голосование закончилось тем, что США наложили вето на эту резолюцию, и принята она не была.

Однако за этими скупыми новостными строчками скрывается событие огромной дипломатической важности. Представляется, что палестинцы забили важнейший гол в собственные ворота, благодаря чему Израиль добился существенной победы, на которую, как многим казалось, не мог и рассчитывать. В период, когда эксперты и обозреватели наперебой говорят о существенном ухудшении американо-израильских отношений, весь мир увидел, как США выступили против всех – и именно в поддержку позиции нынешнего правительства Израиля.

Чтобы оценить масштабы происшедшего, имеет смысл привести статистические данные о том, как часто те или иные страны-постоянные члены Совета Безопасности ООН используют право вето. За последние двадцать с лишним лет, начиная с января 1989 года, Российская Федерация использовала это право всего шесть раз, из них дважды вместе с Китаем; Китай – четыре раза, из них, соответственно, два – вместе с Россией. Великобритания и Франция совместно наложили вето на две резолюции Совбеза, причем оба раза вместе с США; последний раз это было еще 23 декабря 1989 года – т.е. обе европейские страны в Совбезе своим правом вето не пользовались ни разу уже более двадцати лет. США использовали за это время свое право вето больше всех – двадцать раз, из них шестнадцать раз – в поддержку Израиля. Иначе говоря, по всем остальным вопросам мировой политики, вместе взятым, право вето в Совете Безопасности ООН используется в последние двадцать лет реже, чем по вопросам, касающимся одного лишь палестино-израильского конфликта.

Последний раз США использовали право вето в Совете Безопасности 11 ноября 2006 года; за два года правления Барака Обамы – пока ни разу. Новой американской администрации было крайне важно показать, что по всем спорным вопросам она ведет с другими государствами конструктивный диалог, нигде не навязывая свою волю в одностороннем порядке. Американцы очень не хотели использовать право вето и в обсуждаемом случае. Именно поэтому Хиллари Клинтон, а затем и Барак Обама лично звонили Махмуду Аббасу, убеждая его снять проект резолюции с голосования; эти усилия оказались тщетными. Палестинцы отказались также заменить резолюцию, предписывающую Израилю прекратить строительство в поселениях, на заявление аналогичного содержания, которое хоть и осуждает Израиль, но не имеет в международном праве той предписывающей силы, который имеют резолюции Совета Безопасности, и только они. В результате отказа палестинского руководства идти на компромисс, США выступающим против вмешательства Совбеза ООН в палестино-израильский конфликт, пришлось воспользоваться правом вето. В последние часы перед голосованием представитель США в ООН Сюзан Райс сделала все, чтобы не остаться в одиночестве. Она вела интенсивные переговоры с представителями Германии, Франции, Великобритании и Колумбии, в надежде склонить их к тому, чтобы они воздержались при голосовании. Однако и этого американцам достичь не удалось, резолюцию поддержали представители всех остальных четырнадцати стран, входящих в Совбез. Представитель Великобритании – ближайшего союзника США – сэр Марк Глант перед голосованием не замедлил напомнить журналистам, что израильские поселения «незаконны с точки зрения международного права» и представляют собой «препятствия для продвижения мирного процесса»; где такой процесс имеет место быть, он, увы, не сообщил. В результате сложилась очень неприятная для администрации Барака Обамы и Госдепартамента ситуация: США, хотели они того или нет, противопоставили себя всему остальному миру.

Американцы оказались между двух огней. С одной стороны, палестинцы были правы, и США, использовав право вето, оказались в неловком положении (за что Обама, конечно же, не будет благодарен упрямому израильскому правительству). Но с другой стороны, впервые за много лет допустить принятие антиизраильской резолюции, значило еще сильнее подчеркнуть тот поворот в американской политике, против которого и так резко выступают многие критики курса Барака Обамы, в особенности – из Республиканской партии, выигравшей осенью 2010 года почти все возможные выборы: и в Палату представителей, и в Сенат, и в состав губернаторского корпуса. Барак Обама, как минимум, в этот раз идти до конца оказался не готов. В итоге Сюзан Райс пыталась объяснить, что, накладывая вето на резолюцию против израильского строительства за пределами «зеленой черты», Вашингтон на самом деле никогда не соглашался с легитимностью поселенческого строительства Израиля, которое, как считают США, мешает решению проблемы по формуле «два государства для двух народов», и по сути, хоть и голосует «против», полностью поддерживает изложенную в резолюцию позицию. Внутренне цельной эту позицию не назовешь… Представитель США могла бы напомнить, что введенный Израилем в конце 2009 года десятимесячный мораторий на строительство в еврейских поселениях Иудеи, Самарии и Иорданской долины, никак не способствовал решению проблемы по формуле «два государства для двух народов», что Израиль не признается еврейским национальным государством не только правящим в Газе ХАМАСом, но и правящим на Западном берегу ФАТХом, однако, ничего подобного сказано не было.

Не помогло и то, что Барак Обама предупредил Махмуда Аббаса: палестинская настойчивость, выставившая администрацию США в том свете, в котором она выглядеть менее всего хотела, будет иметь «отрицательные последствия для палестино-американских отношений». Здесь автору представляется очевидным двойное влияние событий, происходящих в настоящее время в Египте, на процессы, касающиеся палестинской политики в ее широком контексте. Во-первых, важно отметить, что на протяжении нескольких десятилетий Хосни Мубарак был самым надежным союзником США в арабо-мусульманском мире, и когда Барак Обама принял решение выступить с программным докладом о новой политике США на Ближнем и Среднем Востоке, он сделал это 4 июня 2009 года именно с трибуны Каирского университета. Именно там Б. Обама заявил, что США «никогда не вели и никогда не будут вести войну с исламом». Предательское пренебрежение со стороны американской администрации, которого удостоился Хосни Мубарак в конце января – начале февраля 2011 года, отчетливо показало всем ближневосточным лидерам, и в том числе, – Махмуду Аббасу, что надеяться на поддержку США им практически бессмысленно. Как говорится, «друг познается в беде», и наиболее прозападные политики арабского мира – свергнутые президенты Туниса и Египта Зин аль-Абидин Бен Али и Хосни Мубарак – смогли оценить, насколько «дружеским» было отношение к ним лидеров стран Запада, не оказавшим им никакой помощи. Этот пример стал наукой и остальным лидерам Ближнего Востока, что всё больше толкает регион к анархии, в которой самому понятию «великие державы» не осталось места. Во-вторых, раньше, еще со времен знаменитого скандала на церемонии заключения соглашений «Осло-2», когда Ясир Арафат неожиданно отказался подписывать прилагаемые к документу карты, американцы могли обратиться к руководству Египта с просьбой «надавить» на палестинцев. После падения Хосни Мубарака разговаривать в Каире об этом американцам больше не с кем; приобрести союзников очень сложно, но потерять их – легче легкого.

Не поддержал израильскую позицию и представитель Российской Федерации. «К сожалению, сегодня единства среди членов Совета Безопасности достигнуто не было, и проект резолюции не был принят. Однако затронутая в нем проблема израильского поселенчества остается на повестке дня, и актуальность ее решения будет только возрастать», – заявил постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин. Он настоятельно призвал правительство Израиля заморозить поселенческую деятельность. Виталий Чуркин отметил, что Россия голосовала за представленный проект резолюции. Он подчеркнул, что Россия исходит из неприемлемости «любых односторонних шагов, предвосхищающих исход переговоров по вопросам окончательного урегулирования»; однако не является ли требования замораживания строительства, в том числе и в Восточном Иерусалиме, который, согласно действующему в Израиле Основному закону, является частью единой и неделимой столицы страны, как раз таким «односторонним шагом» международного сообщества против еврейского государства? И насколько в тот самый день, когда в Ливии, Йемене и Бахрейне гибли участники мирных демонстраций протеста, именно вопрос повседневной жизни нескольких десятков еврейских населенных пунктов на тех или иных территориях является настолько первостепенным, что именно он должен был удостоиться обсуждения в Совете Безопасности ООН?

Принятие Советом безопасности резолюции с требованием, в частности, прекратить строительство в тех или иных районах своей столицы, которую Израиль наверняка не стал бы выполнять, нанесло бы больший удар по престижу Совета Безопасности, чем по Израилю, и можно, поэтому, порадоваться, что этого неприятного сценария удалось избежать. Начиная с 1948 года, Советом Безопасности было принято множество резолюций по палестино-израильской проблематике, но ни те из них, которые касаются проблемы беженцев, ни те из них, которые касаются проблемы Иерусалима, ни какие-либо другие никак не приблизили эти проблемы к разрешению, а стороны – к мирному урегулированию. Было бы хорошо, если бы результат голосования 18 февраля стал для Совета Безопасности поводом задуматься, почему прикладываемые им на протяжении десятилетий столь значительные усилия в направлении урегулирования палестинской проблемы являются столь безрезультатными. Международному сообществу нужно выработать новый формат дипломатического посредничества, соответствующий изменяющимся реалиям региональной политики в настоящее время; прежний формат, и раньше бывший неэффективный, исчерпал себя окончательно.

49.65MB | MySQL:112 | 0,952sec