Смена начальника Генштаба армии в обстановке кризиса взаимного доверия в высшем военном руководстве Израиля

Как ожидалось, 14 февраля 2011 года – день завершения каденции Габи Ашкенази на посту начальника Генерального штаба и вступления в должность его преемника Бени Ганца – станет одновременно и днем завершения многомесячных скандалов, связанных с назначением двадцатого командующего Армией обороны Израиля. Самая тиражная израильская газета, «Едиот ахронот» [«Последние известия»], вышла с заголовком «Спасибо!» и фотографией Г. Ашкенази на первой полосе, во второй газете, «Израиль сегодня», заголовок «Спасибо, Ашкенази» открывал вторую полосу, а в третьей самой читаемой газете, «Маарив», было опубликовано не только специальное приложение, составленное из благодарственных писем уходящему главнокомандующему от солдат, офицеров и т.н. «простых граждан», но и четыре очень апологетических статьи, подписанные прошлыми главнокомандующими: Амноном Липкиным-Шахаком, Шаулем Мофазом, Моше Яалоном и Даном Халуцем. С проникновенными благодарственными речами выступили и президент Шимон Перес, и премьер-министр Биньямин Нетаньяху. Однако аккурат накануне, 13 февраля, на прилавках магазинов появились сигнальные экземпляры более чем трехсотстраничной по объему книги, авторами которой являются два известнейших политических аналитика: 72-летний патриарх израильской журналистики Дан Маргалит и чрезвычайно информированный специалист по деятельности израильских спецслужб 39-летний д-р Ронен Бергман. Книга вышла необычайно быстро, и историку будущего будет очень просто установить, когда она была сдана в печать: в ней уже указано (стр. 12), что на пост начальника Генштаба после Г. Ашкенази и отмены назначения Й. Галанта министр обороны Э. Барак рекомендует Б. Ганца (эта рекомендация была озвучена 4 февраля 2011 г.) – т.е. книга была сдана в печать не раньше 4 февраля, а 13 февраля ее первые экземпляры уже лежали в книжных магазинах!

Основанная на документах и 107 беседах, проведенных лично авторами с ключевыми персонажами описываемых событий, книга эта, ярко озаглавленная «Яма. Мрачная закулиса самого серьезного кризиса лидерства в истории Армии обороны Израиля», представляет в совершенно ином события, разворачивавшиеся вокруг фигуры Йоава Галанта, кардинально меняет восприятие уже бывшего начгенштаба Габи Ашкенази и ставит вопросы о кризисе взаимодействия между избранным правительством и высшим командованием вооруженных сил в «единственном демократическом государстве на Ближнем Востоке».

Центральным сюжетом, вокруг которого строят свое повествование авторы книги, является так называемый «документ Галанта» – двухстраничная машинопись, обнародованная вторым каналом телевидения Израиля еще 6 августа 2010 года, практически сразу после того, как министр обороны Эхуд Барак начал консультации с кандидатами на пост начальника Генштаба. В данном документе, который был напечатан на бланке крупного PR-агентства во главе с известнейшим политтехнологом Эялем Арадом, шла речь о кампании по превращению Йоава Галанта в фаворита среди всех кандидатов на пост начальника Генштаба путем создания негативного образа остальных претендентов на этот пост, а также самого Габи Ашкенази, мечтавшего, подобно легендарному Моше Даяну, остаться на своем посту и на пятый год. Обнародование этого «документа» известными тележурналистами Амноном Абрамовичем и Рони Даниэлем в самой рейтинговой новостной программе – «Итоги недели», естественно, спровоцировало скандал и стало поводом к масштабному полицейскому расследованию, материалы которого, в значительной мере, и стали базой для книги Д. Маргалита и Р. Бергмана. Двухнедельная проверка, завершившаяся уже 20 августа 2010 года, дала основания юридическому советнику правительства Йехуде Вайнштейну утверждать, что т.н. «документ Галанта» представлял собой подделку, к которой ни сам Й. Галант, ни Э. Арад и его агентство, ни министр обороны Э. Барак, наиболее активно поддерживавший именно кандидатуру Й. Галанта, не имели никакого отношения. Приостановленная на время полицейской проверки процедура отбора кандидатов была, по решению юридического советника, возобновлена. Уже 22 августа министр обороны Э. Барак заявил, что решил назначить на пост нового начальника Генерального штаба Армии обороны Израиля именно командующего Южным округом генерал-майора Йоава Галанта, а 5 сентября это решение было утверждено правительством.

Утром в пятницу, 27 августа, была разрешена к публикации информация о том, что в ходе проверки т.н. «документа Галанта» полиция не только пришла к заключению, что он является подделкой, но и установила имя человека, состряпавшего его – в этом был обвинен подполковник запаса Боаз Харпаз, который вначале отрицал свое авторство, а затем дал признательные показания. Как указывают Д. Маргалит и Р. Бергман в своей книге, изначально у следователей не было ни малейшего понятия, где и как им искать подозреваемых по этому делу, и на имя Боаза Харпаза они вышли почти случайно: по словам Эяля Арада, подавшего по этому поводу жалобу в полицию, Б. Харпаз – единственный израильтянин, в последнее время обратившийся в его компанию с просьбой о получении проекта выполнения работы, якобы, для своего зарубежного клиента, вследствие чего ему было переслано предложение не на обычно используемом в Израиле бланке компании, а на отдельном бланке ее европейского филиала (стр. 15–16) – на бумаге именно с этим логотипом и был отпечатан показанный и зачитанный А. Абрамовичем документ. Авторы книги рассказывают о том, как 4 мая 2010 года Боаз Харпаз впервые в своей жизни встретился с Э. Арадом, выдумав историю о итальянском политике муниципального уровня, который якобы хочет баллотироваться на всеобщих выборах и обратился к Б. Харпазу, имеющему в Италии успешный бизнес, с просьбой помочь ему найти компетентного консультанта для определения стратегии и тактики его предвыборной кампании (стр. 216–218). Получив предложения, которые ему были совершенно не нужны, Боаз Харпаз скопировал логотип агентства Эяля Арада, после чего заполнил бланк совершенно другим текстом – о том, какие планы, якобы, вынашиваются с целью продвижения Йоава Галанта, всеми правдами и неправдами, на пост командующего израильской армией. В компьютере Боаза Харпаза было обнаружено тринадцать (!) разных текстовых версий этого документа (стр. 18).

Однако подполковник резерва Боаз Харпаз – все же не та фигура, ради которой два известнейших политических аналитика, отбросив все дела, в авральном режиме писали книгу, изданную за немыслимый для книжного бизнеса срок – за неделю. Основное внимание было приковано к совсем другому лицу. Хотя в полицейском отчете отмечалось, что нет достаточных оснований утверждать о вовлеченности самого Габи Ашкенази и других генералов в дело о фабрикации этого «документа», авторы книги ставят это утверждение под сомнение – и в этом их главный тезис.

Дан Маргалит и Ронен Бергман утверждают, что фактически именно Габи Ашкенази «заказал» появление этого документа, через главу своей канцелярии Эреза Вайнера настраивая Боаза Харпаза на его «появление на свет» (см., например, стр. 215 и стр. 219 книги), веря, что именно так обстоят дела на самом деле, и их изложение на бумаге, даже в случае, если эта бумага поддельная, отражает реальные настроения в канцелярии министра обороны (стр. 256). Доказательством того, что Габи Ашкенази был с самого начала осведомлен о поддельности документа, якобы разоблачавшего Йоава Галанта, служит, по мнению авторов книги «Яма», несколько фактов. Хотя ни один из них не является прямым подтверждением осведомленности начальника Генштаба, эти факты в совокупности видятся автором как весьма веские свидетельства в пользу их тезиса.

Во-первых, они подробно описывают многолетнюю систему чрезвычайно доверительных профессиональных отношений, сложившуюся между Г. Ашкенази и Б. Харпазом, причем, по утверждению авторов, когда военная контрразведка и контрольно-финансовые органы обвиняли Б. Харпаза то в преступно халатном обращении с крайне важной для обеспечения безопасности государства информацией, то в растрате и нецелевом расходовании выделенных на проведение спецопераций средств, именно последовательно занимавший посты командующего Северным военным округом, заместителя начальника Генштаба, генерального директора Министерства обороны и, наконец, главнокомандующего Габи Ашкенази раз за разом защищал его, спасая от изгнания из армии и отдачи под суд (стр. 46–53; 87–122; 157–167; 260–261 книги). Начавший службу в спецназе Генерального штаба в 1988 году, Б. Харпаз спустя десять лет перешел в военную разведку, где дослужился до звания подполковника. Во время внутреннего расследования, вызванного разглашением в 2002 году Б. Харпазом секретных сведений и инициированного тогдашним главой военной разведки Аароном Зеэви-Фаркашем, Габи Ашкенази высказывался в защиту Боаза Харпаза, утверждая, что тот прошел проверку на детекторе лжи, хотя на самом деле Б. Харпаз данную проверку проходить отказался (стр. 118–119) – и не прошел ее вплоть до сегодняшнего дня. Когда же Габи Ашкенази стал начальником Генштаба, Боаз Харпаз, как утверждают Д. Маргалит и Р. Бергман, стал своего рода «шпионом» начгенштаба в канцелярии министра обороны (стр. 201–215). Хотя Боаз Харпаз исправно поставлял информацию из канцелярии министра обороны главе Генерального штаба и начальнику его канцелярии, источники сведений самого Б. Харпаза остаются неизвестными. Более того, категоричное утверждение Эхуда Барака, что Боаз Харпаз не имел никакого доступа в его офис в Министерстве обороны, ставит больше вопросов, чем дает ответов.

Во-вторых, Д. Маргалит и Р. Бергман подчеркивают, что Габи Ашкенази утверждал, будто впервые увидел этот «документ» в конце апреля, т.е. еще до встречи Б. Харпаза с Э. Арадом (стр. 219), при этом до того, как «документ» не появился в СМИ, начальник Генштаба не инициировал никакого расследования по этому поводу и ни разу не показал его ни премьер-министру, ни министру обороны, с которыми, естественно, регулярно встречался (4 июня 2010 года на личной встрече с премьер-министром Б. Нетаньяху, указывая на противодействие со стороны Министерства обороны и враждебность Эхуда Барака, Г. Ашкенази ни словом обмолвился о существовании «документа Галанта»). При этом Г. Ашкенази показывал «документ» отдельным генералам: своему заместителю Бени Ганцу, командующему Северным округом Габи Айзенкоту и другим. Авторы подчеркивают, что двум своим самым близким людям, по их словам, Габи Ашкенази об этом «документе» не сказал ни слова – речь о его супруге Ронит и о бывшем начальнике Генштаба Амноне Липкине-Шахаке (стр. 221–222), из чего авторы подводят читателя к выводу, что Г. Ашкенази, как минимум, догадывался, что речь идет о подделке, которую он использовал в манипулятивных целях, но не в общении со своими доверенными людьми. При этом авторы книги отмечают странную близость поддерживавшей супруга на всех этапах его карьеры Ронит Ашкенази и Боаза Харпаза, регулярно встречавшихся и обменивавшихся сотнями сообщений через мобильные телефоны, в которых обсуждались и назначения офицеров на командные должности, и борьба против «враждебного» министра обороны Эхуда Барака и начальника его канцелярии Йони Корена (стр. 213–214); никакого внятного объяснения интенсивности и содержательной стороны этих встреч сторонами дано не было.

В-третьих, весьма нетривиальным представляется время обнародования «документа»: хотя Г. Ашкенази, по его же словам, видел эту бумагу еще в конце апреля, глава его канцелярии Эрез Вайнер «слил» его в СМИ через ничего не подозревавшего д-ра Габи Сибони (стр. 227–239), давнего друга Габи Айзенкота, которого, собственно, Г. Ашкенази и хотел видеть своим сменщиком, в начале августа, аккурат в то самое время, когда министр обороны официально начал встречи с возможными кандидатами на пост главы Генштаба. Иначе говоря, Габи Ашкенази, даже если и верил в то, что «документ Галанта» – подлинный, не начинал никакого расследования и не передавал его ни военной полиции, ни прокуратуре, ни СМИ, терпеливо ожидая несколько месяцев, стремясь нанести удар по планам министра обороны именно тогда, когда эти планы и начали реализовываться. Габи Ашкенази стремился, чтобы его каденция на посту начальника Генерального штаба была продлена еще на один год, и предполагал, что длительное расследование не оставит Эхуду Барака иного выбора, кроме как приостановить подбор кандидатуры нового командующего. Ни Габи Ашкенази, ни Боаз Харпаз, видимо, не предполагали, что расследование завершится всего за две недели. Однако и после того, как назначение Й. Галанта было утверждено правительством, борьба против него не прекращалась, неожиданно оказавшись успешной. Йоав Галант стал первым в истории Израиля военачальником, назначенным правительством на высший командный пост в армии, но так и не занявшим его.

Ожидаемо спровоцировавший грандиозный скандал и ставший причиной временной приостановки отбора кандидатов, «документ Галанта», между тем, так и не стал решающим фактором в срыве назначения Йоава Галанта на должность начальника Генерального штаба. Однако, в сущности, Габи Ашкенази частично достиг своей цели: кандидатура неугодного ему преемника была в итоге отклонена, пусть и по другим причинам, но едва ли без его участия, и на высший пост в армии был назначен совсем другой человек – генерал Бени Ганц.

В узком смысле события, разворачивавшиеся вокруг назначения нового начгенштаба и фальсификации «документа Галанта», могут рассматриваться как противостояние двух генералов, чьи отношения носили весьма напряженный характер. Противоречия между Габи Ашкенази и Йоавом Галантом, начавшиеся с того времени, когда последний был военным секретарем премьер-министра Ариэля Шарона (и, как считал Габи Ашкенази, способствовал тому, что в 2002 году начальником Генштаба был назначен Моше Яалон, а не он, также претендовавший на этот пост), со временем не ослабевали: в 2008 году Йоав Галант – командующим Южным военным округом! – даже не был приглашен на заседание кабинета, где принималось решение о начале операции «Литой свинец» в секторе Газа, которая, по естественным географическим причинам, почти вся велась силами именно Южного округа (стр. 193 книги). Однако «документ Галанта» можно трактовать и более широко, не просто как попытку начальника Генерального штаба свести счеты и сломать карьеру другому генералу. Если Габи Ашкенази действовал совместно с главой своего аппарата полковником Эрезом Вайнером и главой пресс-службы армии бригадным генералом Ави Бенияху, то «документ Галанта» представляется не столько сведением личных и профессиональных счетов, сколько попыткой высшего руководства вооруженных сил навязать свою волю – то есть, волю главы Генштаба – относительно кандидатуры преемника Г. Ашкенази министру обороны, а за ним и всему правительству Израиля.

Правительство в этой ситуации не проявило ту политическую волю, на которую можно было рассчитывать: в начале сентября все министры, за исключением одного, голосовавшего «против» (Михаэля Эйтана), и одного, не участвовавшего в голосовании (Моше Яалона), практически единогласно поддержали Йоава Галанта, а когда юридические инстанции, после многомесячной кампании против него «зеленых» организаций и их невольных союзников, признали это назначение весьма проблематичным, на сопровождавшемся скандалами заседании правительства 13 февраля единогласно утвердили другую кандидатуру – Бени Ганца. Согласно статье 2(а) Основного закона об армии от 31 марта 1976 года, в Израиле высшим командованием над армией является не президент, не премьер-министр, не министр обороны, а именно правительство в полном составе, и представляется совершенно очевидным, что в ходе описываемых событий правительство с этой своей миссией не справилось. Фактически, начальник Генштаба ЦАХАЛа почти подчинил себе правительство, инициировав борьбу против неугодного ему офицера, которая, пусть и не тем путем, как он рассчитывал, позволила ему добиться желаемого результата. Йоав Галант, который должен был занять место Габи Ашкенази, покидает ЦАХАЛ вместе с ним, но уходит униженным и оплеванным, а словосочетание «документ Галанта» на годы сохранит в израильском политическом лексиконе резко негативную коннотацию, хотя очевидно, что сам Йоав Галант не имеет к этой фальшивке никакого отношения. Сам же Габи Ашкенази, хоть и не получил пятый год на посту, покинул армию триумфатором. Суд над Боазом Харпазом так и не начался, он даже не арестован. Правительство же вынуждено было назначить командующим совсем не того, кого хотело. Путч главнокомандующего, в целом, оказался достаточно успешным.

49.69MB | MySQL:112 | 0,771sec