К вопросу об экспансии исламистов в районе Африканского Рога

Общую ситуацию в Сомали в настоящее время можно охарактеризовать как достижение некого силового паритета: боевики «Аш-Шабаб» не в состоянии распространять свой контроль далее, так как испытывают серьезные проблемы с финансированием, а также переживают внутренний раскол. На последний, тем не менее, излишне возлагать некие оптимистичные надежды, поскольку он носит более локальный и частный характер и пока не может отразиться на боеготовности исламистов кардинальным образом.

Сейчас больший интерес представляет последствия трансформации источников финансирования группировки. Этот момент действительно будет важным для перспектив дальнейшей экспансии радикалов на континенте в целом. Объективно практически все руководители стран Африканского Рога четко отдают себе отчет в том, что «Аш-Шабаб» является филиалом «Аль-Каиды» и связана с пакистанской верхушкой этой организации гораздо более тесными связями, нежели со своими сторонниками в Африке. Например, натянутым будет утверждение о существовании тесной координации «Аш-Шабаб» с «Аль-Каидой в исламском Магрибе» или южноафриканскими и нигерийскими исламистами. Таким образом, уже можно более определенно констатировать то, что «Аш- Шабаб» по большому счету является «запасным аэродромом» «пакистанской» «Аль-Каиды» и формировалось, с учетом конечно сомалийской специфики, «по лекалам» движения «Талибан».

Но вернемся к источникам финансирования «Аш-Шабаб». Это, прежде всего, торговля через контролируемый организацией порт Кисмайо. Борьба и установление контроля над ним позволили руководству исламистов серьезно усилить поступление финансов в свой бюджет. Заметим кстати, что это увеличение породило одновременно и раскол в руководстве, что связано в первую очередь с распределением денег. Сейчас через Кисмайо идет очень приличный товарооборот со странами Персидского залива. Например, поставки «заливникам» мяса верблюдов, фруктов и т.п. С учетом бесконтрольности оформления грузов понятно, что транзит через Кисмайо явно выигрывает по цене по сравнению с другими, более «цивилизованными» портами. При этом излишне говорить, что «выход к морю» исламистов угрожает стабильности региона в целом, так является оптимальным логистическим коридором для их материально-технической поддержки. Одновременно необходимо учитывать и тот факт, что в стратегических планах правительств стран региона строительство трансафриканской железнодорожной магистрали от Сенегала с выходом на морские порты Африканского Рога. В этой связи наличие «черной дыры» в виде Кисмайо в их интересы не входит.

Вторым значительным источником финансирования для «Аш-Шабаб» является прямая материально-техническая помощь со стороны Эритреи, руководство которой расценивается в большинстве стран Афросоюза «как деструктивная сила». Асмэра в свою очередь является только «передаточным» звеном, так основная подпитка поступает из АРЕ, Ливии и Катара. Каир, таким образом, пытался создать некий очаг напряженности для противодействия решению Аддис-Абебы пересмотреть прежние соглашения о разделе вод Нила. Общий водосброс в Нил с территории Эфиопии расценивается в 45%, что подвигает руководство этой страны к таким шагам. Плюс строительство ирригационных сооружений в верховьях Белого Нила и их притоках является стратегической целью нынешнего эфиопского руководства, как по причине дефицита продовольствия (а такая модернизация позволит, как предполагается, не только его ликвидировать, но и превратится в одного из экспортеров), так и в связи с увеличением потенциала страны в сфере производства электроэнергии. «Аш-Шабаб» также является одной из деструктивных сил в этой схеме, так как в состоянии серьезно нарушить безопасность транспортных артерий к морским портам Африканского Рога, что для эфиопской экономики означает коллапс. Кроме того, в Аддис-Абебе очень серьезно относятся к вопросам распространения исламистских идей на своей территории, так как уже в настоящее время мусульмане составляют 50% населения.

Триполи в данном случае решал для себя проблему распространения своего влияния в Африке, «обидевшись» на руководства Афросоюза и Эфиопии «за неконструктивную позицию» в отношении просьбы М.Каддафи продлить его полномочия в качестве председателя Афросоюза.

Теперь эти два источника поддержки претерпят несомненную корректировку в силу происходящего в этих странах. При этом ливийцы явно уже больше не «представляют» большой опасности в связи с разгоревшейся гражданской войной. А вот руководство Египта, кто бы его не представлял, в конце концов, будет просто вынуждено предпринимать аналогичные действия по причине «общности» проблемы дефицита продовольствия для египетских режимов «любого оттенка». Существует, конечно, гипотетическая вероятность того, что египетский режим выберет другую схему действий, которая будет связана с установлением сотрудничества с Эфиопией в этой сфере. Но сейчас это вероятность очень мала, хотя бы потому, что египетские военные являются сторонниками «жесткой линии» по этому вопросу. В частности, египетские спецслужбы сумели «убедить» южносуданское руководство не присоединяться к подписанной шестью государствами Африки в прошлом году новой конвенции о разделе вод Нила. Кстати, революции в Египте и Ливии стразу же отразились на боеготовности «Аш-Шабаб», которая былы вынуждена «потесниться» в ряде южных и центральных районах бывшего Сомали.

Что же касается Катара, то его логика имеет только одно объяснение. Это претензия Дохи на роль региональной державы, что особенно явно заметно на фоне дряхлеющих режимов в Египте и Саудовской Аравии. Для катарцев в данном случае важно то, что в лице «Аш-Шабаб» они поддерживают антиподов Эр-Рияда (он поддерживает «Сунна уа Джамма»), имеют весомый аргумент влияния на Афросоюз и на страны Африканского Рога, а также срывают планы тех же саудовцев по строительству трансафриканской магистрали с выходом через Баб-Эль-Мандебский пролив в страны Ближнего Востока.

Пока нет прямого подтверждения утверждению о пополнении казны сомалийских исламистов за счет пиратства. При этом руководство Пунтленда, которое фактически и живет за счет современных корсаров, категорически не хочет платить «налог» «Аш-Шабаб», несмотря на все ультиматумы. Более того, исламисты пока не в состоянии решить этот вопрос чисто военным путем. Точка зрения на связь пиратов и радикалов в финансовых делах диаметрально разные у того же руководства Эфиопии (и Афросоюза в целом) и европейцев. Если в Аддис-Абебе эта связь категорически отрицается, то в миссии ЕС «Аталанта» такую возможность допускают. В любом случае этот источник финансирования для «Аш-Шабаб» пока вторичен.

43.86MB | MySQL:92 | 0,935sec