Ирак: к ситуации в Сулеймании

В последнее время в городе Сулеймания, расположенном на северо-востоке Курдистанского региона Ирака, с 1,3 млн населением наблюдалась политическая напряженность, вызванная активизацией выступлений политической оппозиции. Ее возглавляет движение Горран (Перемены), имеющее в курдском парламенте 25 и в иракском парламенте 8 депутатских мест. Оно выступает с критикой системы управления Курдистанским регионом и внешнеполитической ориентации курдского руководства. В конце 2010 г. это движение предупреждало курдские власти, что стабильность в регионе может обернуться продолжительными протестами и беспорядками, направленными против коррупции, непотизма и авторитаризма местной власти.

Действия Горран могут рассматриваться как начало политической борьбы за власть, поскольку 2011 г. является предвыборным: в 2012 г. должны состояться выборы нового президента Курдистана.

Возглавив протестные акции в Сулеймании, Горран выступила за обновление властных структур за счет искоренения партийного принципа руководства, следования закону, прозрачности оборота финансовых средств от продажи нефти и т.п.

Критика власти и требования ее обновления усилились, очевидно, не без влияния событий на Ближнем Востоке, которые вылилась в волнения, наблюдавшиеся в Сулеймание. Собравшись на площади «Свободы», протестующие требовали независимой правовой системы (власти закона), финансовой прозрачности и всеобщих выборов в новый курдский парламент. Этот протест стал, по их мнению, «результатом множества хронических проблем, не решаемых ДПК», не сумевшей преодолеть безработицу и бедность преобладающей массы курдского населения Курдистанского региона Ирака.

Для разгона демонстрантов были направлены силы безопасности ДПК и ПСК. В результате столкновений было убито 3 человека и 150 ранено. Организаторы выступлений старались их расширить за счет привлечения студентов Сулейманийского университета.

Оппозиционные курдские СМИ тотчас же выразили свое возмущение действиями властей. Они стали сравнивать нынешнее курдское правление с режимами С.Хусейна и М.Каддафи, не хотевшими уходить бескровно. Они характеризовали работу курдского руководства как «опасный образец курдской политической культуры».

Традиционно северо-восток Курдистанского региона находился под влиянием ПСК. Однако в 1998 г. при посредничестве США противоречия между ДПК и ПСК были урегулированы. В настоящее время обе партии составляют Курдистанский блок, совместно выступавший на парламентских выборах в Багдаде в марте 2010 г. М.Барзани поддержал Дж.Талабани на второй срок в должности президента Ирака. После выборов оба лидера встречались и обсуждали позитивные усилия, которые были предприняты М.Барзани в переговорах с иракскими фракциями для создания условий формирования нового иракского правительства.

Игнорируя позитивные аспекты политической деятельности курдского правления под руководством Масуда Барзани, курдская оппозиция акцентирует свое внимание на ее недоработках и ориентируется в основном на поддержку маргиналов. Протестующие подчеркивают, что их вызов властям носит ненасильственный характер, как и выступления в Египте и Тунисе, что свидетельствует якобы о «высокой морали движений против ориентированных на Макиавелли авторитарных режимов».

Оппозиционеры резко критикуют методы управления М.Барзани, президента Курдистана: отсутствие демократии, игнорирование критики властей, засилье родственников М.Барзани во властных структурах, непрозрачность финансовых средств от продажи нефти, умаление роли непартийных СМИ, преследование независимых журналистов и общественных деятелей и пр. При этом они выступают за ненасильственные методы борьбы, приводя в пример М.Ганди, и подчеркивают актуальность его лозунга «Ненасилие – оружие силы». Именно дух Ганди, по их мнению, должен вывести молодежь на улицы. Они требуют проведения досрочных парламентских выборов и создание переходного правительства.

Однако раскачивание ситуации в районе Сулеймании курдской оппозицией можно рассматривать и как соперничество различных политических сил Иракского Курдистана в процессе продвижения идеи курдской государственности, реализация которой в перспективе не отрицается нынешней курдской администрацией. Однако ни мощнейшая поддержка иракских курдов США, ни слабый центр и нестабильность в Ираке, ни внутриполитические и экономические трудности Курдистанского региона не позволяли курдскому руководству говорить о своем стремлении к независимости. Напротив, М.Барзани всегда подчеркивал в своих речах и снова подтвердил в ноябре 2010 г. мысль о том, что Курдистан является частью иракского государства.

Между тем, в декабре 2010 г. состоялся 13-й съезд ДПК. В своей заключительной речи М.Барзани, переизбранный председателем партии на новый срок, подчеркнул, что курды как нация имеют право на самоопределение. Это было со всей серьезностью воспринято иракским политическим истеблишментом.

Усиление нестабильности в Иракском Курдистане чревато развязыванием гражданской войны и как следствие гуманитарной катастрофой, поскольку в этом курдском ареале этнического Курдистана существуют серьезные межэтнические и территориальные проблемы, способные спровоцировать беспорядки во всем Ираке. К ним относится, например, проблема спорных территорий, в том числе и проблема Киркука. Курды, как известно, претендуют на присоединение его к Курдистанскому региону. В связи с этим она стала предметом торга М.Барзани с премьер-министром Ирака Н. аль-Малики, который, стремясь преодолеть 8-месячный кризис власти после парламентских выборов марта 2010 г., согласился на урегулирование проблемы Киркука в соответствии с существующим законодательством. Курды, как известно, настаивают на реализации ст.140 иракской конституции, а именно проведении переписи населения региона и референдума по статусу Киркука. С этим согласны и американцы. Но дело пока не продвинулось с мертвой точки. Здесь остаются напряженными отношения арабского и туркоманского населения с курдами.

Обострение водной проблемы на севере Ирака также было причиной обострения курдско-арабских отношений за право пользования водными ресурсами. Суть конфликта состояла в том, что крестьяне-арабы обвиняли курдов в ущемлении их прав в пользовании водных ресурсов плотины «Дукан». Это приводило к столкновениям.

Отметим, что между курдскими властями и центральным правительством нет координации действий не только по водной проблеме, но и по ряду других вопросов, в числе которых вопрос о самостоятельном, без участия Багдада, заключении Курдистанским регионом нефтяных контрактов с иностранными компаниями.

Все эти и другие противоречия могут быть решены мирно. Понятно, что организация волнений курдской оппозицией была не без влияния событий на Ближнем Востоке. Но эти действия вряд ли будут эффективными, поскольку решение сложных социальных проблем требует времени, а курдистанская экономика все еще остается на своей начальной стадии развития. Следует учитывать и социальную суть курдистанского общества, которое, хотя и претерпело определенные изменения в ходе проведения реформ, все еще остается в значительной степени консервативным. Причем оппозиция не выдвинула ни нового лидера, ни четко сформулированной программы. В то же время расшатывание внутриполитической ситуации в регионе чревато возникновением сложного затяжного этнополитического конфликта, в который могут быть втянуты не только региональные, но и международные акторы, заинтересованные в контроле над нефтяными и газовыми ресурсами Курдистана и средствами их транспортировки.

40.67MB | MySQL:66 | 0,899sec