О стратегии ЕС в отношении Ливии

Евросоюз решил пойти на официальное признание ливийского Национального совета (НСС). Брюссель объявил о начале процедуры консультаций с указанным органом, а ряд европейских стран (Франция, прежде всего) уже объявили о направлении в оплот оппозиции Бенгази своих послов. Возможно, официально они будут именоваться как-то по-другому, но сути это не меняет. Не отстает от этого популярного тренда и Вашингтон. Госсекретарь США Х.Клинтон официально объявила о начале консультаций с представителями Национального Совета во время ее визита в Египет. Теперь на повестке дня принятие какого-то решения в отношении помощи повстанцам путем оказания гуманитарной помощи (уже выделено 30 млн евро) и объявлении ливийского воздушного пространства «бесполетной зоной». Пока не понятно, правда, то ли распространять этот формат на всю территорию страны, то ли только на зону Триполи. И тот, и другой вариант означает войну, о чем добросовестно уже в который раз публично докладывает министр обороны США Р.Гейтс. Это означает бомбардировки военно-воздушных баз, системы ПВО и т.п. Или другими словами, полномасштабное втягивание во всю эту авантюру, против чего категорически возражает Пентагон, который уже обжегся на союзнических отношениях с партнерами по НАТО в том же Афганистане. Здесь ситуация примерно такая же: Европа хочет вытащить «каштаны из огня» чужими руками.

Теперь об общей стратегии ЕС в отношении Ливии. Вчерашнее решение о признании Национального Совета можно охарактеризовать как крупнейшую стратегическую ошибку Брюсселя, последствия которой еще впереди. Поддавшись на сиюминутные настроения «о повороте арабского мира к демократии», европейцы делают абсолютно неправильные выводы о своей ежедневной и среднесрочной тактике действий. Сразу возникает очень много вопросов.

1. Как бы кто не относился к М.Каддафи, он в настоящее время является международно легитимным руководителем страны. Официальное признание вооруженных мятежников (какими бы добрыми чувствами они не руководствовались) является абсолютно неприемлемым действием с точки зрения существующих принципов международного права. Кто в Брюсселе просчитал последствия такого шага для сохранения стабильности международной системы?

2. Признавая оппонентов «безумного полковника» в качестве единственной законной силы в стране, ЕС тем самым создает опаснейший прецедент, который вызовет негативную реакцию в руководстве ЛАГ и Афросоюза. Там возможно не очень любят полковника М.Каддафи, но нынешние маневры Запада являются для лидеров большинства стран «третьего мира» очень прозрачным предупреждением о том, как может повести себя ЕС в случае экстренной ситуации. При этом М.Каддафи еще недавно был в больших союзниках европейцев, которые заключили с ним массу контрактов на экспорт углеводородов. То есть, Брюссель показывает свою очевидную двуличность, что на Востоке очень не любят. Вчерашним своим шагом ЕС четко продемонстрировал каждому своему союзнику в Африке и на Ближнем Востоке, что его «сдадут», не задумываясь, в случае необходимости. Как это отразится на становлении Среднеземноморского экономического сообщества, за который так ратует президент Франции Н.Саркози?

3. Признавая оппозицию в качестве единственной законной силы, ЕС тем самым обязуется всячески ее поддерживать не только на дипломатическом поле, но и во время нынешних боевых действий. То есть Запад по логике событий должен оказывать помощь Национальному совету оружием и боеприпасами. Консультации на эту тему с Эр-Риядом показали, что саудовцы не готовы финансировать эти операции. Опять же не из большой любви к полковнику, а именно по причине создания европейцами опаснейшего прецедента. При этом в Брюсселе демонстрируют явное расщепление сознания, с одной стороны признавая оппозицию, а с другой – отказываясь поддерживать ее военным путем, ссылаясь на необходимость консультаций с ЛАГ, Афросоюзом и ООН. После таких маневров можно с большей долей уверенности утверждать, что все эти три структуры будут категорически против любой интервенции. В этой связи возникает вопрос, а каким образом ЕС хочет влиять на ситуацию в Ливии без содействия в этом вопросе со стороны крупнейших региональных игроков и Совета Безопасности ООН? Говорить о безусловной поддержке со стороны России и КНР инициатив «западников» в этой структуре теперь надо осторожно. Не говоря уже о позиции члена НАТО Турции, которая категорически против любого иностранного вмешательства во внутриливийских дела.

4. Поддерживая в угоду своим интересам абсолютно нелегитимных лидеров, которые фактически подняли вооруженный мятеж против международно признанного правительства (де-юре), европейцы тем самым четко показывают тому же Тегерану или Дамаску, что договариваться с ними чревато последствиями; и все, не только кулуарные, но и официальные договоренности стоят очень мало. Как это отразится на желании Тегерана обзавестись собственным ядерным оружием; на активности внутрииранской оппозиции? А на вовлечении Дамаска в процесс БВУ? То есть Каддафи своим примером убедительно показал всем режимам, у которых есть проблемы с «демократическими принципами», чего стоят партнерские отношения с Западом, и что является единственной гарантией от угрозы иностранной интервенции.

Теперь о логике принятия решений в Брюсселе. Зная о внутриплеменной подоплеке нынешнего конфликта в Ливии, европейцы должны были отдавать себе отчет в том, что своим вчерашним решением они дают перевес в этом балансе одной племенной группе над другой. Вместо того чтобы дать возможность племенам разобраться в своих проблемах самостоятельно, следя лишь за тем, чтобы это не привело к массовой резне, Запад вновь решил поддержать одних в ущерб другим. При этом видимо не учитывается, что Каддафи уйдет, но его племенная группа никуда не денется. А к чему приводит такая практика, прекрасно показал тот же Ирак, где шииты «прессуют» суннитов, отодвигая их от экономических рычагов, что вызывает общую нестабильность в стране и беспрерывные теракты. Другими словами, Брюссель своими руками создает себе проблемы в будущем в зоне своих стратегических интересов, демонстрируя всему миру в очередной раз отсутствие разумной политики.

44.77MB | MySQL:119 | 1,161sec