Ливия: перспективы военной операции

Ряд стран Запада начали пока военно-воздушную операцию против сил М.Каддафи. Можно не сомневаться, что за ближайшую неделю вся военная инфраструктура Ливии будет либо уничтожена, либо серьезно повреждена. В этой связи возникает минимум два вопроса.

Самый главный – «что дальше?». Войска, лояльные М.Каддафи, начнут рассредоточиваться. Их преимущество в воздушной поддержке и тяжелой технике будет нивелировано. Как полагают в Брюсселе, вкупе с дефицитом наличности у режима это позволит оппозиции перейти в наступление и свергнуть режим М.Каддафи в ближайший месяц. Именно в такой последовательности, поскольку иной внятной причины для мотивировки происходящего сейчас нет.

Операция коалиции символично совпала со сроками начала другой войны, в Ираке в 2003 году. Там тоже очень быстро уничтожили всю военную инфраструктуру режима С.Хусейна, а через некоторое время свергли и его самого. То, что получилось в результате, вряд ли можно назвать примером для подражания и поводом для безудержного оптимизма. Отсюда второй вопрос – «насколько тщательной была проработка вопроса о последствиях этой операции?».

Поразмышляем на эти темы, которые на самом деле очень тесно связаны друг с другом.

Если мы возьмем чисто военную сторону вопроса, то сразу отметим, что в планах коалиции в качестве основной задачи стоит вопрос избежания любой ценой участия в сухопутной операции. Уроки из иракского и афганского опыта, видимо, все-таки сделаны. Войдя в Ливию и встав там гарнизонами для обеспечения устойчивости нового правительства и экспорта углеводородов, иностранные войска, несомненно, станут объектами партизанской войны по иракскому и афганскому сценарию. Более того, такой вариант автоматически превратит Ливию в основной плацдарм притяжения сил радикальных исламистов, у которых в результате «арабских революций» явно сбился темп. Уже сейчас в рядах оппозиционеров находятся лица, которые явно не разделяют приверженность демократическим ценностям западного образца. В частности, там много исламистов из Мавритании. Наличие иностранного контингента новых «крестоносцев» на территории арабского государства, чрезвычайно богатого углеводородами, является само по себе отличным стимулятором для реанимации радикалов, в том числе и с позиций «Аль-Каиды в странах исламского Магриба». При таком сценарии Мавритания скорее всего превратится в «африканский Пакистан», если иметь ввиду наличие тыловых баз моджахедов. Автоматически в указанный очаг напряженности попадает и Алжир, в котором позиции исламистов только укрепятся. Если в этой ситуации Запад рассчитывает на моральное «табу» по вопросам участия в деятельности исламистов со стороны саудовских теологов, то здесь необходимо быть больше пессимистами. С другой стороны, очень интересно оценить активность и риторику «Аль-Каиды» по вопросам ливийских событий, так как это объективно подтвердит степень контроля Эр-Рияда над этой организацией.

При этом партизанская война в Ливии неизбежна, ибо истоки нынешнего конфликта лежат в области межплеменных противоречий, а гипотетический приход к власти другой племенной группы будет означать автоматическое принижение позиций других. Все это мы наблюдаем сейчас в Ираке со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде продолжающейся высокой террористической активности и «холодной» гражданской войны. Полагаем, что Ливия вряд ли откроет миру чего-то новенькое.

Исходя из всего этого, коалиция будет продолжать предпринимать попытки решить вопрос свержения Каддафи путем оказания исключительно военно-воздушной и логистической поддержки силам оппозиции, которые должны перейти в наступление. То есть ситуация зеркальным образом меняется: западные страны в лице своих ВВС будут обеспечивать оппозиции военное преимущество. Одновременно «козлами отпущения» постараются сделать контингенты ряда арабских стран, которые собственно и должны будут обеспечить победу оппонентам Каддафи. Пока большинство стран ЛАГ к этому не готовы. Самые «продвинутые в этом вопросе» саудовцы и катарцы ограничиваются участием своих боевых самолетов. Генеральный секретарь ЛАГ Амр Муса возможность иностранной интервенции вообще отвергает в принципе, как и Афросоюз. Отметим, что генсек в настоящее время начинает предвыборную гонку за пост президента АРЕ и все его заявления делаются с большой оглядкой на этот момент. Из этого делаем вывод об отношении египетского населения к вероятности интервенции. Отсюда и попытки убить М.Каддафи путем бомбардировок его бункеров и резиденций ( пока в результате авиаудара погиб его сын Хамис), что сразу бы решило практически все проблемы на первом этапе. При этом плохо просчитывается тот вариант, что смерть ливийского лидера, возможно, решит проблему быстрого захвата власти оппозицией, но абсолютно не гарантирует от последующей гражданской войны по иракскому варианту.

Что в этой ситуации будет делать М.Каддафи?

Прежде всего, рассредоточит свои сухопутные отряды, что автоматически осложнит нанесения по ним ракетно-бомбовых ударов. С учетом уничтожения значительного количества тяжелой техники, широко начнется использоваться вариант переброски отрядов на джипах с тяжелыми пулеметами. Понять в этой ситуации, кто движется в колонне, для летчиков стран западной коалиции будет предельно сложно. Одновременно отряды сохранят мобильность.

Наступление отрядов оппозиции на Триполи следует ожидать в период до двух недель после окончания основной фазы воздушных ударов и разрушения основных объектов военной инфраструктуры режима. Вторжение на этом этапе войск коалиции и начала сухопутной операции маловероятно. Пока также маловероятным кажется участие в этом войск арабских стран.

Пока М.Каддафи показывает чудеса изворотливости и абсолютное политическое тактическое чутье. Он широко распространил заявление, в котором он объявляет о прекращении всех военных операций и выступает с предложением о направлении на линию фронта международных наблюдателей. Выбор тактики единственно верный в сложившихся условиях: выбивается основной козырь у Запада по вопросу «защиты мирного населения», а также дается согласие на международный контроль. В этих условиях максимально осложняется позиция стран НАТО (США, Франция, Великобритания), которым будет сложно получить санкцию на сухопутную операцию в Совбезе ООН. То есть, выбрана стратегия на затягивание конфликта, его замораживание и сохранения существующего «статуса кво». При таком раскладе принципиально важным становится вопрос, кто сейчас контролирует основные нефтяные месторождения.

При всех вариантах развития ситуации конфликт имеет очень большие шансы перерасти в долгоиграющий, что отвечает интересам М.Каддафи, но абсолютно не решает основные задачи тандема Франция-Великобритания, которые и являются основным «мотором» операции. Вот в этой плоскости и будут развиваться основные события в среднесрочной перспективе.

44.69MB | MySQL:110 | 0,998sec