Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (14-20 марта 2011 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Ливии и Бахрейне. После принятия 17 марта Советом Безопасности ООН резолюции № 1973 страны Запада начали 19 марта военную операцию «Одиссея. Рассвет» против режима М. Каддафи в Ливии. Войска Саудовской Аравии и подразделения силовых структур других аравийских монархий введены на территорию Бахрейна для оказания помощи правительству этой страны в подавлении массовых протестных выступлений оппозиции.

На прошедшей неделе различные по политической направленности и масштабам акции протеста прошли в Йемене, Сирии, Ираке, Иордании, Саудовской Аравии, Египте, Тунисе, Марокко и на палестинских территориях.

Совет Безопасности ООН 17 марта большинством голосов одобрил резолюцию № 1973, предусматривающую введение запретной для полетов зоны над Ливией и принятие «всех необходимых мер для защиты» гражданского населения этой страны, кроме ввода иностранных войск на ливийскую территорию. Документ также ввел дополнительные санкции в отношении ливийского режима, требует «немедленного прекращения огня и полностью прекратить насилие в отношении мирного населения». При голосовании по проекту резолюции воздержались Россия, Китай, Германия, Индия и Бразилия. 19 марта в Париже прошло совещание с участием делегаций 22 стран, представителей Евросоюза, ЛАГ и ООН, на котором было принято решение о проведении силовой акции в отношении режима М. Каддафи. Из арабских стран в совещании участвовали Иордания, Ирак, Катар, Марокко и ОАЭ. Президент США Б. Обама заявил, что не направит в Ливию сухопутные войска. Страны Запада объявили, что военная операция будет приостановлена, если правительство М. Каддафи прекратит боевые действия, отведет войска из занятых ранее городов, прекратит насилие в отношении мирного населения и не будет препятствовать доставке в Ливию гу-манитарной помощи.

Вечером 19 марта самолеты ВВС Франции нанесли первые удары по войскам М. Каддафи. Затем корабли ВМС США и Великобритании выпустили 112 крылатых ракет по 20 объектам ПВО Ливии, а бомбардировщики В-2 разбомбили ливийскую авиабазу. 20 марта самолеты ВМС США нанесли удары по сухопутным войскам Ливии. Удары наносили также британские самолеты. Авиация и ВМС коалиции действовали в районе городов Триполи, Бенгази и Мисурата и др. Сообщается, что система ПВО Ливии в значительной степени выведена из строя, над страной установлена зона, запретная для полетов, а продвижение войск М. Каддфи к Бенгази оставлено. На 21 марта намечены удары по коммуникациям ливийских войск. Для участия в операции «Одиссея. Рассвет» направили свои силы Бельгия, Дания, Испания, Канада, Катар, Нидерланды и Норвегия. Италия предоставила свои авиабазы и может принять участия в действиях против Ливии. Корабли стран НАТО установили морскую блокаду ливийского побережья. Действия сил коалиции координирует глава Африканского командования ВС США генерал К. Рэм. Председатель Комитета начальников штабов ВС США адмирал М. Маллен заявил, что военная операция не имеет цель отстранить от власти М. Каддафи. По информации ливийских властей, убито 64 и ранены свыше 150 мирных жителей, а удары наносились в основном по гражданским объектам. М. Каддафи назвал резолюцию СБ ООН № 1973 незаконной и заявил, что Ливия выходит из соглашений по борьбе с нелегальной иммиграцией. Он также выступил с угрозами нанести удары по гражданским и военным объектам в Средиземноморье и призвал население страны к борьбе с «христианским врагом», обещав Западу затяжную войну. Россия призвала прекратить военную операцию в Ливии. Комитет Африканского союза по Ливии также призвал прекратить военные действия в этой стране. Генсек ЛАГ А. Муса заявил, что операция союзников в Ливии «не соответствуют заявленной цели».

Вечером 20 марта ливийское правительство объявило, что вооруженным силам страны отдан приказ о немедленном прекращении огня.

Правительство Бахрейна, не сумев самостоятельно справиться с массовыми народными выступлениями, обратилось за помощью к соседним аравийским монархиям. После чего в страну были введены войска Саудовской Аравии (1000 чел.), полицейские подразделения ОАЭ (500 чел.) и подразделения ВС Катара. 15 марта король Х. Аль Халифа ввел в Бахрейне чрезвычайное положение сроком на три месяца. Были произведены аресты лидеров и активистов ряда оппозиционных организаций. Оппозиция назвала ввод в страну иностранных войск интервенцией и заявила о непризнании режима ЧП. 15 марта в Манаме в ходе столкновений сил безопасности с демонстрантами погибли 3 и получили ранения до 200 человек. В итоге центр столицы был очищен от протестующих. 18 марта в Манаме прошли новая демонстрация противников режима. Однако в конце недели ситуация в стране стала более спокойной. В Манаме 20 марта отменен комендантский час, возобновили работу многие предприятия госсектора. Правительство подтвердило свое согласие на возобновление национального диалога, а оппозиция сняла ряд предварительных условий для его начала, продолжая настаивать на выводе сил безопасности из центра Манамы, выводе из страны иностранных войск и прекращении враждебной пропаганды против шиитов и суннитов. США заявили, что не считают ввод войск ССАГПЗ в Бахрейн «вторжением», выразив «необходимость максимальной сдержанности» и обеспокоенность в связи с насилием. В то же время эксперты считают происходящее в Бахрейне «взрывоопасным», т. к. имеет место «столкновение лоб в лоб шиитов и суннитов, это – Иран против Саудовской Аравии». Тегеран резко осудил действия Эр-Рияда. В Иране и Ираке прошли поддержанные властями демонстрации протеста в связи с вводом ино-странных войск в Бахрейн.

Напряженная обстановка сохраняется в Йемене. В различных городах страны продолжаются демонстрации с требованием немедленной отставки президента республики А. А. Салеха. Полиция неоднократно применяла оружие для разгона манифестантов. Имеются многочисленные человеческие жертвы. Так, 18 марта при разгоне сторонниками А. А. Салеха и полицией участников акции протеста в столице страны Сане погибли свыше 50 и получили ранения до 100 человек. В это же день глава государства объявил о введении в стране режима чрезвычайного положения. 20 марта А. А. Салех отправил в отставку правительство республики.

19 марта в Египте состоялся референдум по 9 поправкам в конституцию страны, касающихся в основном порядка и полномочий президента республики. В нем приняли участие 41,9 проц зарегистрированных избирателей. Предложенные изменения одобрили до 77,2 проц египтян, участвовавших в голосовании. 15 марта власти АРЕ упразднили службу госбезопасности. Вместо нее будет создана новая структура, сфера деятельности которой будет ограничена борьбой с терро-ризмом и контрразведкой. 16 марта Каир посетила госсекретарь США Х. Клинтон. Она провела переговоры с руководством АРЕ, обещав политическую и финансовую поддержку, а также встретилась с представителями различных политических движений и организаций.

16 марта Х. Клинтон нанесла визит в Тунис, проведя переговоры с его руководством по ситуации в стране, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Х. Клинтон призвала тунисское правительство к незамедлительному проведению реформ с целью улучшения экономического положения республики. Сторонники оппозиции провели акцию протеста против приезда главы американской дипломатии.

Крупные антиправительственные выступления прошли в Сирии в южном городе Деръа на границе с Иорданией, где в ходе столкновений с полицией, продолжавшихся в течение 18-20 марта, имеются убитые и раненые. 20 марта демонстранты сожгли местную штаб-квартиру правящей в САР партии Баас, Дворец правосудия и несколько других зданий. Протестующие требуют отставки правительства, отмены режима чрезвычайного положения, наказания виновных в расстреле демонстрации. Акции протеста прошли также в столице Сирии Дамаске, городах Баниас, Хомс Алеппо и Дейр-эз-Зор. Президент САР Б. Асад 17 марта принял представителя Высшего военного совета Египта начальника службы Общей разведки АРЕ генерала М. М. Муафи, обсудив с ним состояние двусторонних отношений и ситуацию в регионе.

В Восточной провинции Саудовской Аравии 16 марта имели место протестные выступления шиитов, а 20 марта акция протеста с участием нескольких десятков человек прошла у здания МВД в Эр-Рияде. Ее участники требовали освобождения политзаключенных. Среди участников акции проведены аресты. 18 марта саудовский король Абдалла выступил с телеобращением к нации, в которой поблагодарил подданных за их лояльность и национальное единство на фоне массовых волнений в арабских странах. Монарх пообещал создать в КСА 60 тыс. новых рабочих мест, повысить уровень социального обеспечения, выделив новые значительные средства на строительство жилья и здравоохранение. Будут повышены стипендии студентам, а госслужащие получат двухмесячное жалование. Абдалла также издал указ об учреждении специальной антикоррупционной комиссии во главе с чиновником в ранге министра.

На палестинских территориях – в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан прошли массовые демонстрации с требованием восстановления палестинского единства. Со своей стороны, руководство двух ведущих палестинских движений ФАТХ и ХАМАС заявили о своей готовности начать диалог о примирении. Так, лидер ФАТХа и глава Палестинской национальной администрации М. Аббас заявил, что готов «хоть завтра» приехать в Газу, контролируемую исламистами, «для прекращения раскола» и создания правительства, которое подготовит всеобщие выборы.

19 марта боевики палестинских экстремистских группировок в секторе Газа произвели массированный ракетно-минометный обстрел израильской территории, выпустив до 50 ракет и мин. Несколько израильских граждан получили ранения. В ответ ВС Израиля нанесли артиллерийские удары по объектам боевиков. Обстрел израильской территории продолжился 20 марта.

На юге Судана не прекращаются вооруженные столкновения южносуданской армией с отрядами повстанцев. Сообщается о большом числе убитых и раненых. Власти Южного Судана обвиняют правительство в Хартуме в поддержке боевиков с целью дестабилизировать обстановку в регионе. Тем не менее, 17 марта представители Севера и Юга договорились возобновить переговоры по вопросам предстоящего разделения двух частей страны.

15 марта командующий войсками США и НАТО в Афганистане генерал Д. Петрэус на очередных слушаниях в американском Конгресс заявил, что в ходе проведенных операций в последние месяцы были достигнуты определенные успехи, позволяющие приступить в июле с. г. к запланированному сокращению численности ВС США в этой стране. По словам генерала, «наступательное движение» талибов, начатое в 2005 г., остановлено на большей части территории Афганистана и «развернуто в противоположном направлении в ряде важных сфер». Тем не менее, он счи-тает достигнутый прогресс «хрупким и обратимым», а для его закрепления и расширения «предстоит еще много тяжелой работы». Поэтому вывод войск должен быть постепенным, чтобы афганские армия, полиция и государственные службы смогли закрепиться в районах, оставляемых силами коалиции. Заместитель главы Пентагона по политическим вопросам М. Флорейн заявила 15 марта, что США не собираются создавать в Афганистане постоянные военные базы.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в докладе для Совета Безопасности подчеркнул, что непримиримая вооруженная оппозиция продолжает представлять основную угрозу безопасности в Афганистане, а главными жертвами боевых действий становятся мирные жители. Так, в 2010 г. в ходе военных действий погибли 2777 и получили ранения 4343 мирных афганца, что на 19 проц больше, чем в 2009 г.

Пакистан отказался от участия в переговорах с США после того, как недавно американский БПЛА нанес ракетный удар в зоне племен на северо-западе страны, приведший к гибели 38 человек, в основном мирных жителей. На минувшей неделе в различных городах Пакистана прошли массовые демонстрации протеста против освобождения сотрудника ЦРУ США Р. Дэвиса, с которого были сняты обвинения в убийстве двух пакистанцев.

Приложение

 

 

О бахрейнско-иранских отношениях

 

 

Отношения между Бахрейном и Ираном носят сложный, периодически напряженный характер. Особое значение здесь имеют территориальный и этноконфессиональный аспекты. Иран неоднократно выдвигал притязания на Бахрейн, обосновывая их тем, что до переселения на архипелаг суннитского рода Аль Халифа, ставшего впоследствии правящим в Бахрейне и создавшего в конце XVIII в. самостоятельное государство, эта территория с 1602 г. по 1783 г. входила в состав Персии. Этноконфессиональный аспект заключается в том, что большинство населения Бахрейна исторически составляют шииты (в настоящее время примерно 75 проц), часть из которых имеет иранские корни. К тому же местная шиитская община на протяжении веков находилась под духовным и политическим воздействием со стороны Ирана.

В 1954 г. Лига арабских государств приняла резолюцию, декларировавшую арабский характер Бахрейна. В ответ в 1957 г. шахский Иран провозгласил эмират своей 14-й провинцией. В 1970 г. незадолго до получения независимости (1971 г.) в Бахрейне работала специальная комиссия ООН, изучившая положение дел в стране и указавшая в своем отчете, что большинство бахрейнцев выступают за самостоятельное государство. В Тегеране этот вывод не был опротестован и Иран официально не возобновлял своих претензий на Бахрейн. Однако после победы в Иране в 1979 г. исламской революции экстремистские политические силы ИРИ неоднократно обвиняли бывшего шаха в потере Бахрейна.

Революция в Иране оказала прямое воздействие на Бахрейн. Местные шииты восприняли ее восторженно, как надежду на улучшение своего правового, политического и экономического положения. В эмирате возникли исламистские организации, преимущественно шиитские. Так, был учрежден Фронт исламского освобождения Бахрейна (ФИОБ). Реанимировалась идея присоединения страны к Ирану. Иранский лидер аятолла Хомейни направил в Бахрейн своего представителя, спровоцировавшего в 1979 г. антиправительственные выступления, направленные на свержение правящего суннитского режима. В ответ Бахрейн заморозил дипотношения с ИРИ, закрыл для иранцев свои порты и аэродромы. В 1981 г. был раскрыт заговор шиитских экстремистских группировок во главе с ФИОБ.

К концу 1980-х гг. бахрейнско-иранские отношения постепенно нормализовались, но ненадолго. В 1994-1995 гг. власти Бахрейна вновь обвинили Иран в поддержке антиправительственных выступлений шиитской оппозиции. В частности, речь шла об экстремистской группировке «Хиз-балла-Бахрейн». В Манаме заявляли, что она была создана при участии иранского КСИР, а ее боевики прошли подготовку на территории ИРИ и намереваются свергнуть монархию и установить в Бахрейне проиранский режим.

В 1996 г. при посредничестве Сирии стороны договорились о нормализации отношений и прекращении взаимных враждебных пропагандистских кампаний. В Тегеране официально заявили об отказе впредь оказывать какую-либо поддержку шиитским оппозиционным группировкам в Бахрейне. В 1999 г. Бахрейн и Иран полностью восстановили дипотношения, были созданы комиссии по возрождению двусторонних политических и экономических связей. На процесс улучшения бахрейнско-иранских отношений положительно сказалась начавшаяся в конце 1990-х гг. нормали-зация отношений между Ираном и Саудовской Аравией. Сыграли свою роль и внутренние изменения в самом Иране, а именно избрание президентом ИРИ М. Хатами, имевшего репутацию умеренного политика. В 2001 г. Бахрейн и ИРИ подписали соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве.

М. Ахмадинежад, избранный в 2005 г. президентом Ирана (переизбран на этот пост в 2010 г.), неоднократно высказывался в пользу развития добрососедских отношений с Бахрейном, ставшим в 2001 г. королевством. В 2007 г. иранский президент посетил соседнюю страну с визитом, в ходе которого было подписано долгосрочное (на 25 лет) соглашение о крупных поставках газа из ИРИ. Вместе с тем, в годы президентства М. Ахмадинежада со стороны иранских официальных лиц, хотя и не самого высокого уровня, а также в прессе неоднократно делались заявления о том, что Бахрейн не может рассматриваться в качестве суверенного государства, потому что оно должно вновь войти в состав Ирана», «Бахрейн принадлежит Ирану» и т. п. Такого рода высказывания вызывали резкое неприятие и осуждение со стороны бахрейнского руководства. В 2009 г. Бахрейн в знак протеста даже заморозил соглашение о поставках иранского газа. В то же время правительство королевства стремилось не акцентировать внимание на подобных заявлениях в ИРИ, чтобы не обострять и без того очень сложную обстановку в зоне Персидского залива, а также не желая ухудшать отношения с северным соседом. В Тегеране же на высоком уровне подчеркивали, что слова иранских чиновников «были неправильно истолкованы», заверяли, что подобные высказывания «никоим образом не затрагивают суверенитет Бахрейна и его независимость», а Иран прилагает усилия для развития добрососедских отношений с соседним государством. В целом же иранские высказывания усилили недоверие и опасения руководства Бахрейна относительно истинных намерений Тегерана, а фактор иранской угрозы продолжает оказывать заметное влияние на внутреннюю и внешнюю политику королевства.

В сфере внешней политики Бахрейн поддерживает позицию ОАЭ в споре с Ираном о принадлежности трех островов в Персидском заливе. В Манаме обеспокоены наращиванием иранского военного потенциала и негативно относятся к возможному появлению у ИРИ ядерного оружия. Бахрейнское правительство заявило, что «Ближний Восток не может жить с Ираном, владеющим ядерным оружием». В то же время королевство не возражает против мирных аспектов атомной программы ИРИ.

Власти Бахрейна опасаются установления тесных связей Ирана с местной шиитской оппозицией, учитывая при этом пример Ирака, где Тегеран активно вмешивается во внутренние дела соседней страны. В 2006 г. и в 2010 г., когда в королевстве проходили парламентские выборы, поддерживающие правительство суннитские организации обвиняли Тегеран в оказании содействия местным шиитским партиям. Перед выборами власти проводили аресты видных шиитских политических деятелей, считая их «орудием Ирана».

В начале 2011 г. бахрейнско-иранские отношения вновь обострились. Руководство Бахрейна недвусмысленно намекало на то, что Иран мог поддерживать массовые антиправительственные выступления, вспыхнувшие в стране в феврале 2011 г. Со своей стороны, ряд руководителей шиитской оппозиции пытались убедить власти в том, что они не поддерживают связей с иранцами, т. к. это может их дискредитировать. Вместе с тем, 1 марта один из шиитских лидеров, глава радикального движения «Аль-Хак» («Право») Х. Мушайма пригрозил обратиться за помощью к Ирану, если саудовские войска будут введены в Бахрейн, повторив свое обещание 14 марта. По словам Х. Мушайма, иранская армия получит право поддержать бахрейнскую оппозицию в случае, если войска КСА будут подавлять народ. Здесь же отметим, что, по оценке ряда американских экспертов, в настоящее время духовное влияние Ирана в Бахрейне ограничено, т. к. бахрейнские шииты в большей степени ориентированы не на иранские, а на иракские духовные центры в Эн-Наджафе и Кербеле. Министр обороны США Р. Гейтс, посетивший недавно Бахрейн, признал, что американцы не имеют доказательств того, что «Иран причастен к вспышке какой-либо из народных революций или организации демонстраций» в арабском мире. Тем не менее, глава Пентагона отметил, что существуют «ясные признаки того, что в то время как процесс реформ замедлился, в частности в Бахрейне, Иран изучает возможности вмешательства в эту ситуацию и создания проблем».

Что касается позиции Ирана, то со времени начала нынешних массовых выступлений бахрейнских оппозиционных сил в Тегеране жестко выступают против их силового подавления. Руководство ИРИ весьма чувствительно восприняло ввод саудовских войск в королевство, назвав его «неприемлемым» шагом. Министр иностранных дел Ирана А. А. Салехи заявил в этой связи о недопустимости «иностранного военного вторжения и жестокого подавления мирных народных выступлений» в Бахрейне. В Тегеране также считают, что победа противников нынешнего режима в Бахрейне может стать очевидным подтверждением правоты идей исламской революции по иранскому образцу.

На минувшей неделе послы Бахрейна и Ирана были отозваны соответственно из Тегерана и Манамы в связи с резкими заявлениями официальных лиц двух стран по поводу последних событий в королевстве.

В целом Бахрейн стремился строить свои отношения с Ираном исходя главным образом из собственных национальных интересов, поддерживая при этом общую позицию аравийских монархий и учитывая политику США в регионе. При этом руководство страны продолжает опасаться реанимации иранских претензий на Бахрейн и усиления влияния Тегерана на внутреннюю ситуацию в стране.

44.74MB | MySQL:110 | 0,842sec