Еще раз о последствиях международной операции в Ливии

Военная операция НАТО в Ливии была на первый взгляд неожиданно поддержана КСА и Катаром. Отношения других арабских стран к этой ситуации более сдержанное, от позитивно-нейтрального до скрыто-враждебного. Руководство ЛАГ находится в явной растерянности, делая противоречащие друг другу заявления: от поддержки создания «бесполетной зоны» над Ливией до критики действий войск коалиции. Африканский союз вообще занял позицию угрюмой враждебности. Кто бы как не относился к полковнику М.Каддафи, все в «третьем мире» расценивают происходящие как «иракский рецидив» с перспективой возобновления практики свержения того или иного режима, исходя из внутренних представлений стран Запада о степени развития демократических институтов в той или иной стране. Ливию, конечно, погубила нефть. Будь она бедной как церковная мышь, то никто бы не стал тратить большие деньги на дорогостоящую военную операцию с очень неясными перспективами. Но для ЕС (Франция, Великобритания) проблема не в демократии, а в том будет ли жизнеспособна их идея о создании альтернативных от России каналов снабжения Европы углеводородами или нет. Вопрос стоит именно в этой плоскости. Кто не верит, пусть посмотрит на Бахрейн, где 70% населения по определению не хотят больше видеть у власти нынешнее руководство, но это никого, в том числе и на Западе, не интересует. Никто не будет тратить миллионы (а запуск одного «Томагавка» стоит около 1 млн долларов США) на чисто гуманитарные цели по защите одних бедуинов от других. Париж одновременно решает задачу по ликвидации угроз для «ручных» режимов в Африке, которые постоянно испытывали прессинг со стороны Триполи. Кроме того, облегчается задача создания транзита через «новую Ливию» углеводородов и урана из того же Чада или Нигера, который Каддафи долгое время блокировал, исходя из-за соображений сохранения своей исключительной роли в этом вопросе.

Конечно, у Каддафи плохая репутация, он сумел поссориться практически со всеми руководителями других государств и всех учил жить. Но это полбеды. Он еще до недавнего времени организовывал теракты против гражданских объектов в Европе. В общем, вел себя очень плохо. Теперь мировое сообщество решило фактически единогласно, что на его место должен прийти кто-нибудь более внятный. Очень хорошо, пусть западные страны в очередной раз попробуют быть богами. Только теперь США с их лидирующих позиций теснит Франция. Тоже хорошо, пусть у Парижа появится свой персональный Афганистан. Видимо, других способов научить людей думать головами не существует.

Но для нас важнее здесь позиция саудовцев и катарцев. Некоторые эксперты поторопились объяснить это личной неприязнью Каддафи и короля Абдаллы. Вроде бы они где-то когда-то публично поругались на очередном саммите ЛАГ. Если следовать этой логике, то против полковника сейчас должно воевать полмира. Повторим, что полковник многих раздражает своим поведением, но это не повод публично «подписываться» на участие в международной интервенции против арабской страны в сомнительной для мусульманского общественного мнения компании. Ливия не Ирак, ни на кого войной не шла, и расположена на приличном расстоянии от саудовских границ.

Конкуренция по вопросу экспорта углеводородов тоже не является убедительным доводом. Во-первых, у «заливников» и Ливии разные рынки сбыта: соответственно США и Европа. Во-вторых, согласно такой логики саудовцам как раз следовало бы не вмешиваться, как минимум, в этот конфликт, поскольку это объективно затягивало бы напряженность и как следствие негативно влияло бы на экспортные ливийские возможности. Чем быстрее при помощи Запада Каддафи «слетит», тем быстрее восстановятся прежние объемы экспорта.

Представляется, что на «кону» более серьезные резоны. Прежде всего, это аванс со стороны двух ваххабитских арабских стран (и конечно ОАЭ, руководство которого просто панически боится Ирана) за гарантии защиты от возможной персидской экспансии. Осознание этой угрозы в Заливе является превалирующим над всем остальным трендом, особенно после последних событий на Бахрейне и в Омане. Прикрывая «арабским зонтиком» интервенцию Запада в Ливии, саудовцы помимо этого выторговывают у западных партнеров обещание сохранить за ними право решающего голоса по «разруливанию» всех вопросов в Заливе и не примеривать к этому региону свои «демократические стандарты». Это основное условие поддержки нынешней операции против Каддафи.

Свержение нынешнего ливийского режима руками Запада решает для саудовцев и катарцев еще одну очень важную задачу. Это облегчение борьбы за влияние в мусульманском мире в условиях ухода в «политическое небытие» двух очень мощных конкурентов: Мубарака и Каддафи. Ливийцы в частности были очень сильны в Африке, причем не только непосредственно рядом со своими границами. Вспомним их поддержку дарфурских повстанцев, а также активность в районе Африканского Рога и южнее. Африка стала фактически полигоном в сфере борьбы за влияние между саудовским и ливийским форматом ислама на мусульманское население этих стран, что поддерживалось крупными финансовыми вливаниями. Каддафи, который по большому счету и является основным архитектором такой политики, в его нынешнем состоянии пока не конкурент, а еще лучше – если его вообще не будет. Вот на самом деле одна из глубинных причин «готовности» поддержки международной интервенции.

Приведем пример. Президент Уганды Ю.Мусевени в феврале с.г. принял лидера местных ваххабитов Зубаири Кайонго в рамках консультаций по процедуре избрания нового лидера верховного органа по делам мусульман – «Верховного совета мусульман Уганды» (ВСМУ). З.Кайонго, фракция которого потеряла контроль над этим органом двадцать лет назад в силу усиления проливийского крыла мусульман во главе с шейхом Раматаном Мубаджи, возвращается во власть, в том числе и через приобретение руководящих позиций в ВСМУ. В процессе консультаций с президентом последний согласился передать под контроль Кайонго большинство мечетей страны, в том числе и самую крупную в Кампале, построенную на деньги крупного угандийского бизнесмена Д.Лубеги. Ранее государство планировало перевести эту мечеть в государственную собственность. Одновременно лидер ваххабитов возглавит работу двух комиссий по отслеживанию финансовых операций, которые проводили его «проливийские» предшественники в ВСМУ. Естественно, что такие изменения в симпатиях угандийского лидера напрямую связаны с уменьшением финансового потока из Триполи и увеличением его из Эр-Рияда. Чем это чревато, объяснять излишне. Особенно с учетом многочисленной сомалийской диаспоры на территории страны, в которой очень значительна прослойка сочувствующих «Аш-Шабаб» и сильны салафитские настроения.

Где религия, там и экономика. В Мозамбике сменилось руководство тесно связанного лично с Каддафи крупнейшего инвестиционного фонда LAP, что тут же сказалось на репутации и статусе мозамбикских партнеров фонда, среди которых сплошь бывшие министры, послы и крупные бизнесмены. Таким изящным способом было отправлено в «аут» кропотливо создававшееся проливийское лобби в этой стране. Сделано это было опять же по инициативе руководства страны, которое решало и очень важную задачу по выводу из экономической орбиты влияния окружения и родственников бывшего президента С.Машела. Свои услуги по реанимации инвестиционных проектов уже предложили катарцы.

Так что ничего не делается просто так, и Африка при ослаблении или ликвидации режима Каддафи скоро станет зоной передела идеологического и экономического влияния. И совсем не факт, что в результате этого «цивилизованному миру» станет сильно легче.

44.67MB | MySQL:110 | 0,824sec