Политическая личность в исламской Республике Иран

В настоящее время большинство официально зарегистрированных партий не способны играть самостоятельную роль, так как они контролируются представителями организационно неоформленных, но пользующихся значительным влиянием группировок. Таким образом, в рамках анализа внутриполитической обстановки в Иране представляется целесообразным рассмотреть деятельность лидеров ряда ведущих течений в высшем государственном руководстве страны, влиятельных общественно-политических деятелей, а также развитие взаимоотношений между ними.

Али Хаменеи

Принимал активное участие в борьбе против шахского режима. После победы исламской революции 1979 года был членом Революционного совета, заместителем министра обороны, командующим Корпуса стражей исламской революции (КСИР), президентом ИРИ, председателем Высшего совета обороны. В июне 1989 года стал Руководителем страны.

А. Хаменеи, родившийся в 1939 году, является одним из наиболее молодых представителей правящего иранского духовенства. Он на пять лет моложе Х. Рафсанджани, на 20 лет — аятоллы Монтазери и на 30 лет — аятоллы Язди, бывшего главы Судебной власти.

Духовный лидер ИРИ, в отличие от большинства членов высшего религиозно-политического руководства Ирана, родившихся в сельской местности, происходит из городской семьи, проживавшей в городе Хой, провинция Западный Азербайджан.

Несмотря на то, что нынешний Руководитель Ирана был одним из лучших учеников аятоллы Р.Хомейни, он никогда не пользовался таким авторитетом, как аятоллы Монтазери, Мотаххари, Бехешти и другие. А. Хаменеи обладает обширными знаниями в области мусульманского права, хотя ряд авторитетных деятелей Кумского теологического центра и не признают его полную компетентность в данной сфере. Этот факт во многом объясняется тем обстоятельством, что А. Хаменеи получил религиозное образование в семинарии городе Мешхед, в то время как основное большинство представителей высшего руководства ИРИ являются учениками кумских аятолл (из теологического центра (религиозных школ) города Кум).

Включившись в борьбу шиитского духовенства против шахского режима в начале 1960-х годов, он несколько раз подвергался аресту, однако сроки его заключения не были длительными.

Владеет арабским языком, увлекается иранской литературой и традиционной национальной музыкой. Является прекрасным оратором, способен без подготовки выступать в течение длительного времени.

Единственным членом семьи А.Хаменеи, который занимает пост в органах государственной власти, является его младший брат Хади Хаменеи — депутат парламента и один из влиятельных деятелей реформаторского движения. Никто из родственников Руководителя ИРИ, в отличие от членов семьи Х. Рафсанджани, не занимается крупным бизнесом.

А. Хаменеи имеет многочисленных сторонников среди учащихся религиозных центров в городах Мешхед и Кум. Его поддерживает значительная часть командования КСИР, представители крупной торговой буржуазии, подавляющее большинство пятничных имамов. В число ближайших соратников Руководителя ИРИ входят начальник Генерального штаба ВС армейский генерал Х. Фирузабади, бывший министр иностранных дел А. Велаяти, бывший министр информации А. Фаллахиян, бывший министр культуры и исламской ориентации М. Мирсалим, председатель государственной телерадиокомпании А. Лариджани, аятоллы М.А. Ташкири и М. Гольпаегани.

Избрание А. Хаменеи Руководителем страны в 1989 году во многом было обусловлено поддержкой лидеров Общества борющегося духовенства (ОБД), Х. Рафсанджани и Ахмада Хомейни. В тот период он являлся самым молодым из числа потенциальных кандидатов на высший пост в государстве. Аятоллы Махдави Кани, Азари Куми и Мохаммад Язди объективно в большей степени отвечали закрепленным в Конституции требованиям к духовному лидеру страны. Кроме того, А. Хаменеи ранее допустил ряд ошибок на посту генерального секретаря Исламской республиканской партии, что привело к ее роспуску. Он также подвергался критике со стороны Р. Хомейни за неспособность к взаимодействию с премьер-министром страны М. Мусави. Двоюродный брат А.Хаменеи Али Техрани в 1981 году бежал в Ирак и вел активную пропаганду против правящего в ИРИ режима. Позднее к нему присоединилась и родная сестра А. Хаменеи.

Вместе с тем, избрание А. Хаменеи на пост Руководителя страны устраивало лидеров основных политических течений и влиятельных группировок в государственной элите. Х. Рафсанджани, ставший к тому времени президентом страны, рассчитывал на его содействие, в том числе в деле ликвидации должности премьер-министра с целью расширения полномочий главы исполнительной власти. Консервативно настроенные представители религиозно-политического руководства, в свою очередь, полагали, что А. Хаменеи, не пользующийся непререкаемым авторитетом, будет находиться под их влиянием.

Заняв высший пост в государстве, А. Хаменеи до 1997 года последовательно выступал на стороне группировок консервативного толка в политическом руководстве страны. Он не оказывал видимой поддержки Х. Рафсанджани, который с 1989 по 1997 год являлся президентом ИРИ. Это было обусловлено тем, что А. Хаменеи опасался критики со стороны влиятельных религиозных деятелей из Кумского теологического центра, которые контролировали Совет экспертов и имели возможность поставить под вопрос его соответствие предъявляемым к Руководителю страны требованиям. Кроме того, Х. Рафсанджани считал себя равным А. Хаменеи во всех отношениях и даже предпринимал неоднократные попытки оказывать на него давление с целью достижения своих целей.

Накануне парламентских выборов 1992 года в ходе консультаций А. Хаменеи с членами руководства Общества борющегося духовенства, а также Х. Рафсанджани и А. Хомейни было принято решение не допустить создания в меджлисе четвертого созыва левого большинства. В результате такие видные деятели этого политического течения, как М. Хоениха и М. Карруби, не смогли получить депутатских мандатов. Консервативно настроенные члены парламента образовали мощную фракцию, которая, вопреки ожиданиям Х. Рафсанджани, оказалась не готова к сотрудничеству с правительством. А. Хаменеи под давлением консерваторов также неоднократно подвергал критике действия президента, в том числе по таким важным вопросам, как развитие сотрудничества с Саудовской Аравией, частичная нормализация отношений с США, создание Партии служителей созидания. Разногласия между А. Хаменеи и Х. Рафсанджани наиболее остро проявились в ходе подготовки к президентским выборам 1997 года. Руководитель ИРИ недвусмысленно выступил в поддержку кандидатуры Н. Нури, выдвинутого Обществом борющегося духовенства. Х. Рафсанджани предпринял все меры по ограничению возможностей ОБД и снижению влияния этого движения с целью обеспечения избрания М. Хатами.

Безоговорочная победа М. Хатами, за которого отдали голоса более двадцати миллионов избирателей, вынудила А. Хаменеи частично пересмотреть свою позицию. Он, как и большинство сторонников умеренного консервативного курса, пришел к выводу, что основные положения программы нового президента объективно отвечают потребностям общества и должны учитываться при разработке стратегических направлений внутренней и внешней политики. В изменившихся условиях опора только на традиционные исламские ценности не могла являться надежным гарантом обеспечения легитимности правящего режима в глазах населения. Кроме того, позиция М. Хатами, выступающего за проведение скоординированного курса на постепенные реформы, способствовала усилению его влияния на Руководителя страны. Способность президента сдерживать проявления радикализма со стороны различных реформаторских движений была наглядно продемонстрирована летом 1999 года. Массовые студенческие выступления, проводимые в знак протеста против закрытия газеты «Салам», на несколько дней парализовали столицу и ряд других крупных городов. М. Хатами, несмотря на оказываемое на него давление, воздержался от открытой поддержки участников демонстраций, что во многом способствовало их завершению. Подобные действия президента были с одобрением встречены А. Хаменеи, особенно с учетом того, что некоторые лозунги демонстрантов были направлены против принципа «велаят-е факих» и него лично.

Среди сторонников религиозно-политических движений консервативного толка возникли серьезные разногласия, вызванные резким снижением уровня популярности пропагандируемых ими идей и различием в подходах к выработке путей по восстановлению доверия населения. Недовольство политикой радикальных консерваторов выразили некоторые авторитетные религиозные деятели, отдельные группировки из числа учащихся семинарий и ряд представителей командования КСИР.

Среди членов разоблаченной во второй половине 1999 года группы сотрудников Министерства информации, организовавших серию убийств либерально настроенных политических деятелей, были люди, пользовавшиеся личным доверием А. Хаменеи, в том числе заместитель главы этой спецслужбы С. Эмами (Эслами).

Таким образом, к середине 1999 года в Иране наметился целый ряд кризисных тенденций, способных привести к серьезной дестабилизации правящего режима в целом. В сложившихся условиях А. Хаменеи провел ряд закрытых консультаций с М. Хатами и лидерами основных поддерживающих его группировок. В ходе них было принято решение о недопустимости проявлений радикализма как со стороны реформаторских, так и со стороны традиционалистских движений. Кроме того, Руководитель ИРИ выразил согласие с курсом правительства, направленным на обеспечение господства закона, а также закрепленных в Конституции страны личных и общественных прав и свобод. Свидетельством достигнутого компромисса стало выступление А. Хаменеи 1 октября 1999 года. В ходе него духовный лидер сделал беспрецедентное заявление о своей поддержке главы исполнительной власти. Он впервые воздержался от угроз в адрес внутренней и внешней оппозиции, призвав к мирному урегулированию существующих разногласий. Выступление Руководителя ИРИ имело особое значение с учетом активизировавшихся попыток противников правительства инициировать отставку М. Хатами под предлогом неспособности президента в полной мере контролировать развитие обстановки в стране.

Следствием достигнутого компромисса стала встреча А. Хаменеи с лидерами студенческих движений, возбуждение уголовного дела против офицеров Сил охраны правопорядка, превысивших свои полномочия в ходе разгона демонстраций, отставка министра информации К.Д. Наджафабади и главы Судебной власти М. Язди, смена председателя одной из наиболее влиятельных экономических структур – Фонда обездоленных. С другой стороны, в 1999 – 2000 годах более двадцати газет реформаторского толка подверглись закрытию, несколько популярных журналистов и общественно-политических деятелей были приговорены к различным срокам тюремного заключения.

А. Хаменеи в целом поддержал усилия М. Хатами на международной арене. Он дал указание по освобождению немецкого предпринимателя Г. Хофера, арест которого был инициирован противниками курса правительства с целью демонстрации неспособности президента проводить последовательную и независимую внешнеполитическую линию. Кроме того, с одобрения А. Хаменеи революционный суд города Шираз воздержался от вынесения смертных приговоров тринадцати иранским евреям, обвиненным в шпионаже в пользу Израиля. Данный процесс также был направлен на дискредитацию политики М. Хатами путем создания предпосылок для критики действий его правительства со стороны международных правозащитных организаций и ведущих западных государств.

Таким образом, А. Хаменеи, продолжая оказывать выборочную поддержку М. Хатами, стремится не допустить резкого снижения уровня своей личной популярности среди населения, а также предотвратить попытки оказания давления на него со стороны некоторых авторитетных религиозных деятелей и Х. Рафсанджани.

В сложившихся условиях Руководитель ИРИ считает, что победа М. Хатами на прошедших в июне прошлого года президентских выборах в наибольшей степени отвечало стратегическим государственным интересам того времени.

Али Акбар Хашеми Рафсанджани

Является одним из представителей высшего звена правящего в Иране духовенства и ближайшим соратником основателя исламской республики аятоллы Р. Хомейни.

Занимал пост председателя парламента ИРИ первого созыва. После гибели ряда высокопоставленных государственных деятелей в результате террористических актов, совершенных членами Организации моджахедов иранского народа (ОМИН) в начале восьмидесятых годов, позиции Х. Рафсанджани заметно укрепились. По мнению многих аналитиков, в этот период он оказывал наибольшее влияние на принятие важнейших решений Руководителем ИРИ Р. Хомейни, свидетельством чего, в частности, стала передача ему обязанностей Верховного Главнокомандующего ВС ИРИ на заключительном этапе войны с Ираком в период с 1988 по 1989 год. Х. Рафсанджани входил в состав Совета по подготовке поправок к Конституции, в соответствии с которыми в 1989 году была упразднена должность премьер-министра. Таким образом, став президентом Ирана, он одновременно занял пост главы правительства. В состав его кабинета министров вошли такие видные представители нынешнего реформаторского движения, как М. Хатами – министр культуры и исламской ориентации, А. Нури – министр внутренних дел, М. Моин – министр культуры и высшего образования. Парламент третьего созыва, большинство в котором имели сторонники левого течения правящего религиозно-политического руководства, в целом поддерживал линию президента.

Одним из несомненных успехов Х. Рафсанджани на международной арене в тот период стало занятие взвешенной позиции в отношении захвата Ираком территории Кувейта. Настояв на необходимости проведения закрытых консультаций с руководством арабских государств Персидского залива и переговоров с представителем С. Хуссейна, президент ИРИ убедил Руководителя страны А. Хаменеи в целесообразности объявления нейтралитета.

Политические конкуренты Х. Рафсанджани активизировали свою деятельность после победы в ходе парламентских выборов 1992 года. Председателем меджлиса стал Н. Нури – бывший министр внутренних дел и глава фракции «правых» в парламенте третьего созыва. Под давлением оппонентов президент был вынужден принять отставку министра культуры и исламской ориентации М. Хатами и согласиться с назначением на этот пост Али Лариджани. В ходе президентских выборов 1993 года в качестве наиболее серьезного соперника Х. Рафсанджани рассматривался бывший министр труда А. Тавакколи, который выдвинул свою кандидатуру сразу после возвращения из Великобритании, где проходила защита его докторской диссертации. Построив предвыборную кампанию на критике деятельности правительства в сфере экономики, А. Тавакколи привлек на свою сторону значительную часть избирателей и получил 45 процентов голосов. Хотя Х. Рафсанджани и добился переизбрания на пост президента, его преимущество было минимальным. В результате усилившегося давления в составе правительства произошли значительные перестановки. На должность министра внутренних дел вместо А. Нури был назначен М. Башарати, М. Гольпаегани сменил М. Моина на посту министра культуры и высшего образования, М. Мирсалим — член руководящего совета «Общества исламской коалиции», представляющей интересы крупной торговой буржуазии — стал министром культуры и исламской ориентации. Кроме того, брат Х. Рафсанджани М. Хашеми уступил пост председателя государственной телерадиокомпании А. Лариджани.

Событием, ознаменовавшим начало очередного этапа противостояния на политической сцене Ирана, стали парламентские выборы 1996 года. Х. Рафсанджани, входящий в состав Общества борющегося духовенства (ОБД), потребовал включения в список кандидатов по Тегеранскому избирательному округу от этой традиционно влиятельной организации пяти своих сторонников. Однако большинство членов ОБД не согласились с мнением президента. Ответным шагом Х. Рафсанджани стало инициирование создания Партии служителей созидания (ПСС). В декабре 1994 года десять министров, пять вице-президентов, мэр города Тегеран и ряд других видных политических деятелей выпустили заявление, в котором объявили о создании новой партии. В результате парламентских выборов более ста кандидатов, поддержанных ПСС, вошли в состав меджлиса. Наиболее заметными среди них были А. Нури, М. Ансари, дочь президента Ф. Хашеми и брат его жены Х. Мораэши. В конце 1996 года руководство ПСС выступило за внесение изменений в Конституцию с целью предоставления Х. Рафсанджани права переизбрания на третий президентский срок. Данное предложение встретило резкое противодействие и было отвергнуто ещё до внесения на обсуждение в парламент. В сложившихся условиях представители левого крыла правящего духовенства выдвинули кандидатуру последнего премьер-министра ИРИ М. Мусави, однако впоследствии убедились в отсутствии у него реальных шансов на победу в ходе выборов. Политические конкуренты Х. Рафсанджани были уверены в успехе своего кандидата – спикера парламента пятого созыва Н. Нури. Его соперником на выборах стал М. Хатами, занимавший должность советника президента и директора Национальной библиотеки. Несмотря на то, что он практически не был известен широким кругам населения, М. Хатами при поддержке Х. Рафсанджани и сторонников его политической линии одержал убедительную победу на президентских выборах в мае 1997 года.

За несколько месяцев до окончания срока пребывания Х. Рафсанджани на посту главы исполнительной власти он возглавил Высший совет по определению целесообразности принимаемых решений. Активно участвуя в разработке важнейших государственных решений, Х. Рафсанджани стремился сохранить популярность среди населения. Однако на фоне программы реформ правительства М. Хатами высказывания бывшего президента потеряли свою привлекательность для значительной части сторонников постепенных преобразований. В ходе парламентских выборов 2000 года Х. Рафсанджани был избран в меджлис, однако даже после пересчета голосов оказался только во втором десятке кандидатов от Тегеранского округа. С учетом доминирования в парламенте шестого созыва депутатов, выступающих за ускорение процесса реформ, Х. Рафсанджани практически не имел шансов на занятие места спикера. Не желая подвергать свою политическую репутацию дальнейшему риску, он был вынужден отказаться от депутатского мандата.

Несмотря на снижение популярности Х. Рафсанджани среди широких слоев населения, он продолжает играть важнейшую роль в высшем руководстве ИРИ. Целый ряд его ближайших сторонников, в том числе имеющих с ним родственные связи, занимают ключевые посты в органах государственного управления и крупнейших коммерческих структурах. Так, брат Х. Рафсанджани Мохаммад Хашеми является вице-президентом ИРИ. Его дочь Фаезе Хашеми, входившая в состав меджлиса пятого созыва, в настоящее время продолжает заниматься общественно-политической деятельностью. Сын Х. Рафсанджани Мохсен Хашеми занимает пост начальника канцелярии Высшего совета по определению целесообразности принимаемых решений и одновременно возглавляет государственную организацию метрополитена. Два других сына бывшего президента ИРИ – Мехди и Йасер Хашеми — являются советниками министров. Племянник Х. Рафсанджани Али Хашеми, занимавший ранее пост заместителя министра нефти, принимал активное участие в работе предвыборного штаба М. Хатами и в настоящее время является депутатом парламента. Брат жены Х. Рафсанджани Хосейн Мораэши также входит в меджлис и одновременно занимает пост заместителя генерального секретаря Партии служителей созидания.

Таким образом, Али Акбар Хашеми Рафсанджани продолжает играть важную роль в системе высшего государственного руководства ИРИ. Вместе с тем, в связи с заметным снижением уровня личной популярности, вероятность выдвижения его кандидатуры на выборные должности представляется незначительной.

Мохаммад Хатами

Является видным представителем второго поколения правящего иранского духовенства. До исламской революции 1979 года проходил обучение в религиозном центре Гамбурга, который возглавлял аятолла Мохаммад Хосейни Бехешти.

Избирался в парламент первого созыва. В 1982 году был назначен на пост министра культуры и исламской ориентации в правительстве М. Мусави, оставался на этой должности до 1992 года. Пользовался широким авторитетом в среде творческой и научной интеллигенции. После ухода из кабинета министров под давлением сторонников консервативного крыла правящего духовенства отошел от активной политической деятельности.

Противники курса правительства Х. Рафсанджани в конце 1996 – начале 1997 года полагали, что поддерживаемый ими спикер парламента пятого созыва Н. Нури может рассчитывать на безоговорочную победу в ходе предстоящих президентских выборов. Поэтому выдвижение кандидатуры М. Хатами не вызвало у них серьезной обеспокоенности. Руководство предвыборного штаба нынешнего президента ИРИ, в котором ведущую роль играли близкие соратники Х. Рафсанджани, сделало ставку на молодое поколение, не принимавшее непосредственного участия в революционных событиях. М. Хатами, лишенный возможности осуществлять предвыборную агитацию на государственном радио и телевидении, предпринял серию поездок по стране. Основными лозунгами его президентской кампании стали «свобода, создание гражданского общества, обеспечение лучшего будущего для страны». В то же время, он не допускал открытой критики действий своих конкурентов.

В результате голосования 23 мая 1997 года М. Хатами получил более двадцати миллионов голосов, в то время как Н. Нури поддержали лишь семь миллионов избирателей. За время нахождения М. Хатами на посту президента в Иране состоялись выборы депутатов местных советов и парламента шестого созыва. Они характеризовались широким участием населения и завершились убедительной победой сторонников правительства. В качестве наиболее значимых событий последних лет можно выделить раскрытие серии организованных сотрудниками Министерства информации убийств либерально настроенных общественных деятелей, предоставление большей свободы средствам массовой информации и последующее закрытие основных газет реформаторского толка, уголовное дело против руководства мэрии Тегерана, студенческие волнения, отставку ряда ключевых членов кабинета министров. В своем выступлении перед депутатами меджлиса 10 марта 2001 года президент открыто заявил, что его политические оппоненты создавали серьезные препятствия на пути деятельности правительства в среднем раз в девять дней за весь период, прошедший после выборов главы исполнительной власти в мае 1997 года. М. Хатами подчеркнул, что сложившаяся система взаимоотношений между различными государственными органами не позволяет ему в полной мере реализовывать закрепленные в основном законе страны полномочия и выполнять возложенные на него обязанности, в том числе в качестве гаранта соблюдения Конституции.

В ходе подготовки очередных президентских выборов, состоявшихся в июне 2001 года, М. Хатами являлся единственным лидером реформаторского движения, способным консолидировать деятельность всех входящих в него организаций и пользующимся безоговорочной поддержкой большинства населения. Стремясь использовать сложившуюся ситуацию в своих целях, он проводил активные консультации с Руководителем страны А. Хаменеи и влиятельными представителями ведущих течений в высшем религиозно-политическом руководстве страны с целью добиться определенных гарантий того, что в случае переизбрания на второй срок ему будет предоставлена большая свобода действий по осуществлению заявленной программы реформ. Оппоненты действующего президента, в свою очередь, принимали активные меры по недопущению реального расширения его полномочий и политической изоляции М. Хатами.

За время нахождения М. Хатами на посту президента целый ряд политических деятелей, имеющих с ним родственные связи, получили назначения на важные посты в ключевых органах государственной власти. Брат главы правительства Али Хатами занял должность советника президента и руководителя инспекционной комиссии президентской администрации. Другой брат М. Хатами — Мохаммад Реза Хатами — занимавшийся ранее частной медицинской практикой, уже в июне 1997 года стал заместителем министра здравоохранения и медицинского обучения. Впоследствии он возглавил проправительственную «Партию партнерства исламского Ирана» и был избран депутатом меджлиса шестого созыва, став его вице-спикером. Супруга М.Р. Хатами – внучка основателя ИРИ аятоллы Р. Хомейни. Племянник М. Хатами Мохаммад Реза Табеш, занимавший должность инженера на одном из предприятий пищевой промышленности, после формирования нового правительства получил пост первого заместителя начальника президентской канцелярии, а впоследствии стал депутатом парламента. Его сын А. Табеш еще в период прохождения срочной службы был назначен начальником канцелярии министра культуры и исламской ориентации. Двоюродный брат действующего президента Халили Ардакани, бывший ранее преподавателем педагогического института в Тегеране, стал советником М. Хатами по проблемам суннитского населения, несмотря на то, что сам является последователем шиитской ветви ислама.

Таким образом, за последнее время, несмотря на оказываемое давление, М. Хатами удалось заметно укрепить свои позиции в системе высшего государственного руководства и сохранить популярность среди значительной части населения, особенно интеллигенции, Армии (как основного компонента вооруженных сил Ирана) и молодежи.

Али Акбар Натег Нури

До 1979 года являлся одним из участников антишахского движения духовенства, однако в первые годы после исламской революции не имел заметного влияния на внутриполитической сцене страны. После гибели старшего брата в результате террористического акта был избран депутатом парламента первого созыва. С декабря 1981 года занимал пост министра внутренних дел, был вынужден подать в отставку из-за разногласий с премьер-министром М. Мусави. Возглавил фракцию «правых» в парламенте третьего созыва, впоследствии избирался спикером меджлиса четвертого и пятого созыва.

Несмотря на то, что в ходе парламентских выборов в 1996 году более ста представителей Партии служителей созидания стали депутатами меджлиса и сформировали мощную фракцию, Н. Нури продолжал пользоваться значительным влиянием. Он рассматривался в качестве наиболее реального кандидата на победу в ходе президентских выборов 1997 года. Сторонники Н. Нури, объединенные в так называемую «Коалицию единомышленников», уже в конце 1996 года начали консультации с целью формирования состава будущего кабинета министров. Заявление М. Мусави об отказе баллотироваться на выборах и выдвижение вместо него кандидатуры М. Хатами на первом этапе способствовало укреплению уверенности представителей правого крыла правящего духовенства в победе своего кандидата. В этот период один из активных сторонников Н. Нури Мохаммад Джавад Лариджани совершил визит в Великобританию и провел закрытые переговоры с Ником Брауном, который отвечал за регион Ближнего и Среднего Востока во внешнеполитическом ведомстве этой страны (в настоящее время Н. Браун является послом Великобритании в Тегеране). М.Д. Лариджани охарактеризовал М. Хатами и его сподвижников как убежденных представителей радикальных левых движений, которые в свое время принимали активное участие в захвате посольства США в Иране. Информация о данной встрече стала достоянием иранской прессы, что нанесло ощутимый урон позициям Н. Нури. В этот период он посетил Москву и в ходе официальных переговоров постарался продемонстрировать уверенность в своей победе на предстоящих выборах.

В ходе голосования Н. Нури поддержали семь миллионов избирателей, что свидетельствовало о наличии у политического течения, представителем которого он являлся, достаточно широкой социальной базы. Однако этого оказалось недостаточно для победы над М. Хатами, который получил более двадцати миллионов голосов. Развитие обстановки в Иране в течение последних лет привело к дальнейшему снижению популярности сторонников жесткого идеологически обоснованного курса и росту влияния политических деятелей, выступающих за осуществление реформ.

Абдулла Нури

Является активным политическим деятелем, представляющим второе поколение правящего иранского духовенства.

После избрания Х. Рафсанджани на пост президента в 1989 году большинство поддержавших его политических деятелей выступали за назначение на должность министра внутренних дел Али Акбара Мохташемипур. Принимая во внимание влияние «левого» большинства в парламенте и, в то же время, не желая поддаваться оказываемому на него давлению, Х. Рафсанджани выдвинул кандидатуру А. Нури и добился его утверждения в меджлисе.

Новый министр внутренних дел инициировал слияние жандармерии, городской полиции и комитетов исламской революции в единую структуру – Силы охраны правопорядка, функционирующие под эгидой МВД. В то же время, А. Нури не стал принимать меры по смене губернаторов провинций, назначение которых входило в его компетенцию. Находясь на своем посту до 1993 года, он постоянно оказывал поддержку К. Карбасчи, ставшему в тот период мэром Тегерана.

Х. Рафсанджани, в результате усилившегося после президентских выборов 1993 года давления со стороны своих политических оппонентов, был вынужден согласиться с уходом А. Нури и назначением на его место в новом правительстве бывшего заместителя министра иностранных дел Али Мохаммада Башарати. Убежденный представитель консервативного крыла правящего духовенства, А. Башарати назначил на посты губернаторов провинций разделяющих его взгляды политических деятелей. Вместе с тем, ему не удалось добиться отставки К. Карбасчи, так как мэрия Тегерана традиционно считалась вотчиной президента, и Х. Рафсанджани не допустил нападок на одного из своих ближайших сторонников.

Через год после выхода из состава правительства А. Нури был включен в список кандидатов в депутаты парламента пятого созыва от Партии служителей созидания, председателем которой стал К. Карбасчи. Став членом фракции меньшинства в меджлисе, А. Нури принимал активное участие в консолидации выступающих с независимых позиций депутатов с целью обеспечения поддержки курса правительства Х. Рафсанджани. После победы на президентских выборах М. Хатами он был вновь назначен на должность министра внутренних дел, получив необходимый минимум голосов депутатов меджлиса в ходе решения вопроса о вынесении вотума доверия членам нового правительства. Уже осенью 1997 года по инициативе президента А. Нури назначил на посты губернаторов практически всех провинций сторонников курса правительства. Открытые высказывания в поддержку реформ М. Хатами, а также практические меры, направленные на обеспечение большей свободы деятельности политических партий и печатных средств массовой информации, способствовали росту личной популярности А. Нури. В это время противники политического курса М. Хатами инициировали возбуждение уголовного дела по обвинению в коррупции против мэра Тегерана, генерального секретаря Партии служителей созидания К. Карбасчи. В качестве превентивной меры было выбрано тюремное заключение. А. Нури демонстративно посетил родственников мэра Тегерана и выразил им свою поддержку. Кроме того, он провел ряд консультаций с руководством Судебной власти и добился временного освобождения К. Карбасчи из тюрьмы. В качестве ответной меры консервативно настроенные депутаты парламента поставили вопрос об импичменте министра внутренних дел. При этом основными требованиями стали отставка заместителя министра по политическим вопросам М. Таджзаде и прекращение вмешательства А. Нури в дела судебных органов на стороне К. Карбасчи. А. Нури, проведя консультации с президентом ИРИ М. Хатами, фактически отказался выступить в свою защиту перед меджлисом с тем, чтобы не давать повода для усиления критики действий правительства в целом. После его отставки летом 1998 года на пост министра внутренних дел был назначен А. Мусави Лари. А. Нури продолжил активно заниматься общественно-политической деятельностью, в том числе издавал газету «Хордад». В ходе выборов в местные органы власти он получил наибольшее количество голосов по Тегеранскому округу и стал председателем исламского совета столицы. Процесс по делу К. Карбасчи завершился вынесением приговора, предусматривающего тюремное заключение и запрет на занятие должностей в органах государственной власти. А. Нури использовал все имеющееся у него влияние для назначения на пост мэра города Тегеран одного из своих ближайших соратников М. Алвири. В этот период консерваторы развернули активную кампанию, направленную на прекращение деятельности печатных средств массовой информации реформаторского толка. Первой жертвой стала популярная газета «Салам» и её главный редактор М. Хоениха, которому был вынесен приговор по обвинению в нарушениях исламских ценностей. Практически одновременно началось уголовное преследование А. Нури, который к этому времени ушел с поста председателя исламского совета города Тегеран и заявил о намерении баллотироваться на выборах в парламент шестого созыва. Имея реальные шансы не только стать депутатом меджлиса, но и возглавить его, А. Нури превратился в основную мишень для критики со стороны консерваторов. Ему были предъявлены обвинения в оскорблении основ исламского строя и подрыве национальной безопасности. Вынесенный судом по делам духовенства приговор предусматривал тюремное заключение сроком на 5 лет. Вопреки ожиданиям, А. Нури до настоящего времени не обратился с просьбой о смягчении наказания, что, по оценкам его противников, могло бы привести к снижению популярности одного из наиболее активных деятелей реформаторского движения. Он, как и другие политические заключенные, имеет реальные шансы после освобождения получить в глазах большинства населения статус «национального героя» и занять одно из ключевых мест на внутренней сцене Ирана.

Брат А. Нури Алиреза Нури стал депутатом парламента шестого созыва в основном благодаря популярности своего ближайшего родственника.

Хади Хаменеи

Младший брат Руководителя ИРИ А. Хаменеи. До 1979 года принимал активное участие в антишахской борьбе, несколько раз отбывал тюремное заключение. Сразу после создания в Иране исламской республики неоднократно демонстрировал приверженность проведению жесткого идеологически обоснованного политического курса. В 1988 году подверг резкой критике инициаторов раскола в «Обществе борющегося духовенства» и создания более умеренной «Ассоциации борющихся мулл». Впоследствии изменил свою позицию и примкнул к сторонникам постепенных реформ системы государственного управления. В 1998 году основал «Коалицию последователей линии имама». Являлся главным редактором популярной газеты «Джахан-е Эслам» («Исламский мир»), которая была закрыта по решению органов судебной власти в 1995 году. Принял активное участие в предвыборной кампании М. Хатами, совершил ряд поездок по стране, используя для агитации выступления перед населением в ходе пятничных молитв. После победы М. Хатами на президентских выборах 1997 года был назначен на должность советника главы исполнительной власти. Возобновил издание газеты «Джахан-е Эслам». Неоднократно выступал в поддержку курса правительства. Речь Х. Хаменеи в городе Кум была сорвана членами радикальных молодежных организаций, сам оратор был ранен. Х. Хаменеи добился широкой популярности среди сторонников преобразований иранского общества, что позволило ему даже без проведения широкой агитационной кампании получить значительное количество голосов в ходе парламентских выборов 2000 года. После того, как по инициативе противников курса правительства во второй половине 2000 года было закрыто более двадцати печатных средств массовой информации, Х. Хаменеи основал газету «Хейат-е Ноу» («Новая жизнь»), которая в настоящее время имеет наибольший тираж из ежедневных негосударственных изданий.

Таким образом, Х. Хаменеи является видным политическим деятелем, выступающим в поддержку курса правительства М.Хатами. Он пользуется широкой популярностью среди представителей образованных слоев городского населения, молодежи и студентов.

Атаолла Мохаджерани

Является активным деятелем реформаторского движения в Иране и одним из основателей «Партии служителей созидания». В ходе подготовки к президентским выборам 1997 года выступил за частичное изменение позиции ПСС с целью оказания более открытой поддержки программы М. Хатами.

В августе 1997 года А. Мохаджерани занял один из ключевых постов в новом правительстве, став министром культуры и исламской ориентации. В качестве своего заместителя по делам прессы он назначил Ахмада Буркани Фарахани, который до этого несколько лет работал в государственном информационном агентстве ИРНА. Менее чем за год возглавляемой им комиссией было выдано несколько десятков лицензий на выпуск печатных изданий, большинство из которых выступали с проправительственных позиций. Действия нового министра культуры и исламской ориентации вызвали резкое недовольство консервативно настроенных политических деятелей. В 1998 году он, вместе с А. Нури, занимавшим в то время должность министра внутренних дел, подвергся нападению со стороны членов радикальных исламистских группировок и получил легкие телесные повреждения. Весной 1999 года в меджлисе был поставлен вопрос об импичменте министра культуры и исламской ориентации, однако окончательного решения по нему принято не было. Накануне парламентских выборов 2000 года А. Мохаджерани предпринял усилия по консолидации руководства «Партии служителей созидания». Однако эти меры встретили противодействие со стороны членов семьи Х. Рафсанджани, которые опасались нанесения ущерба своему собственному влиянию. В результате раскола и последовавшего снижения популярности ПСС лишь несколько ее членов смогли получить депутатские мандаты. Дочь Х. Рафсанджани Ф. Хашеми лишилась места в меджлисе.

Усилившееся после выборов в парламент шестого созыва давление противников курса М. Хатами привело к закрытию целого ряда наиболее популярных газет. А. Мохаджерани подвергся многочисленным нападкам со стороны своих оппонентов и был вынужден подать прошение об отставке. В январе 2001 года оно было принято, и президент ИРИ назначил бывшего министра культуры и исламской ориентации на должность главы Центра диалога между цивилизациями.

А. Мохаджерани имеет тесные родственные связи со многими видными политическими деятелями ИРИ. Его жена Джамиле Кадивар приходится сестрой Мохсену Кадивар – одному из популярных общественных деятелей, который отбывает тюремное заключение по обвинению в антигосударственной пропаганде, а также является депутатом меджлиса шестого созыва.

В целом, А. Мохаджерани продолжает оставаться одним из авторитетных лидеров реформаторского движения в Иране и сохраняет широкую популярность среди населения.

Саид Хаджарийан

Один из ближайших сторонников М. Хатами. До 1989 года являлся заместителем министра информации (безопасности). После назначения на должность главы этого ведомства А. Фаллахияна, вошедшего в правительство Х. Рафсанджани, был вынужден оставить свой пост и перейти в Центр стратегических исследований при МИД ИРИ.

С начала 1997 года принимал активное участие в деятельности предвыборного штаба М. Хатами, отвечал за разработку стратегии агитационной кампании. В июле 1997 года был назначен советником президента. В 1999 году вошел в состав исламского совета города Тегеран. Основал газету «Собх-е эмруз» («Сегодня утром») и стал её главным редактором. Инициировал журналистское расследование дела о серийных убийствах либерально настроенных общественно-политических деятелей. Приложил все усилия для использования факта причастности к данному преступлению высокопоставленных сотрудников министерства информации в целях укрепления позиций правительства М. Хатами.

12 марта 1999 года на С. Хаджарийана было совершено покушение, в результате которого он был тяжело ранен. Данное преступление нашло широкое отражение в иранской и зарубежной прессе, что привело к резкому росту личной популярности С. Хаджарийана среди населения страны.

Таким образом, С. Хаджарийан является одним из видных теоретиков реформаторского движения в Иране и ближайшим соратником М. Хатами. Пройдя курс восстановительного лечения в Германии, он в настоящее время постепенно возвращается к активной политической деятельности.

Мостафа Таджзаде

Убежденный сторонник политического курса действующего президента. Занимал пост заместителя министра культуры и исламской ориентации по международным вопросам в период, когда главой этого ведомства был М. Хатами. В 1992 году был вынужден уйти в отставку. Занимался научно-исследовательской и преподавательской деятельностью на факультете международного права Тегеранского университета. Входит в руководящий совет Организации моджахедов исламской революции.

В ходе формирования нового состава правительства в 1997 году М. Хатами настоял на назначении заместителей глав ряда ключевых ведомств по своему выбору. В министерстве внутренних дел таким человеком стал М. Таджзаде. Именно он обеспечивал воплощение в жизнь инициативы М. Хатами по смене губернаторов практически всех провинций страны.

Будучи заместителем руководителя МВД по политическим вопросам, М. Таджзаде отвечал за организацию и проведение общенародных выборов. Несмотря на оказываемое давление, он последовательно защищал интересы проправительственных сил на внутриполитической сцене страны. Убедительные победы реформаторов в ходе выборов в местные органы власти (1999 год) и в парламент (2000 год) во многом обусловлены деятельностью М. Таджзаде. Кроме того, он открыто поддерживал выступления студенческих организаций в Тегеране, Хоррамабаде и других городах. В начале 2001 года А. Мусави Лари назначил его ответственным за подготовку и проведение президентских выборов. Консервативно настроенные политические деятели подвергли данное решение министра внутренних дел резкой критике и, пользуясь своим влиянием в органах судебной власти, возбудили против М. Таджзаде уголовное дело. В результате процесса, проведенного в рекордно короткие сроки, ему был вынесен приговор, предусматривающий тюремное заключение на срок один год, лишение права принимать участие в наблюдении за ходом выборов в течение шести лет и занимать государственные должности в течение трех лет.

Принципиальная позиция М. Таджзаде, ставшая причиной вынесения ему обвинительного приговора и отстранения от участия в подготовке и проведении президентских выборов, привела к росту личной популярности бывшего заместителя министра внутренних дел, особенно среди интеллигенции и студенческой молодежи. Наряду с А. Нури, он имеет реальные шансы вернуться к общественно-политической деятельности и занять важное место среди лидеров реформаторского движения в Иране.

Фаезе Хашеми

Дочь бывшего президента ИРИ Х. Рафсанджани. Активную общественно-политическую деятельность начала в 1992 году. В 1996 году была избрана депутатом парламента пятого созыва, набрав наибольшее после Н.Нури количество голосов по Тегеранскому округу.

После победы на президентских выборах 1997 года М. Хатами неоднократно выступала в поддержку правительства. Основала популярную газету «Зан» («Женщина») и стала её главным редактором. Инициировала журналистское расследование инцидента, в ходе которого два члена кабинета министров – А. Нури и А. Мохаджерани – подверглись нападению со стороны членов радикальной молодежной организации «Хезболла». Опубликовала материал, содержащий обвинение заместителя командующего Силами охраны правопорядка (СОП) М. Нагди в причастности к данному преступлению. Её основным свидетелем стал Алиреза Табатабаи, который впоследствии был избран депутатом исламского совета города Тегеран. Против Ф. Хашеми было возбуждено уголовное дело по обвинению в распространении непроверенной информации. Однако процесс не был доведен до конца в связи с закрытием газеты «Зан» по решению судебных органов. Данная мера была предпринята после публикации интервью с женой бывшего шаха Ирана.

Накануне парламентских выборов 1996 года Ф. Хашеми, как и Мохаммад Хашеми, выступила в поддержку Х. Рафсанджани, стремившегося занять кресло спикера меджлиса. Однако развернутая сторонниками ускорения процесса реформ кампания, направленная против бывшего президента, нанесла ущерб популярности всех его родственников, в том числе и Ф. Хашеми. Одним из организаторов данной кампании стал С. Хаджарийан. В возглавляемой им газете «Собх-е эмруз» были опубликованы материалы закрытого совещания руководства Партии служителей созидания, в ходе которого Ф. Хашеми подвергла критике действия президента страны М. Хатами и министра внутренних дел А. Нури. Кроме того, под давлением С. Хаджарийана в список поддерживаемых представителями печатных СМИ реформаторского толка кандидатов в депутаты не был включен не только Х. Рафсанджани, но и Ф. Хашеми. В результате голосования она не набрала необходимого для получения депутатского мандата количества голосов.

В настоящее время Ф. Хашеми продолжает заниматься общественно-политической деятельностью, хотя и не занимает каких либо постов в органах государственной власти. Ее дальнейшая судьба напрямую связана с возможными изменениями баланса сил в высшем руководстве ИРИ.

Коламхосейн Карбасчи

Во второй половине восьмидесятых годов занимал должность губернатора провинции Исфаган. В 1990 году по инициативе Х. Рафсанджани назначен на пост мэра города Тегеран. Пользуясь поддержкой президента страны, резко активизировал деятельность, направленную на благоустройство столицы. Ввел дополнительные налоги на крупные строительные фирмы, поступления от которых использовались для озеленения беднейших кварталов города. Демонстрируя абсолютную лояльность действующему президенту, значительно укрепил свои позиции.

В 1994 году стал одним из основателей, а впоследствии и генеральным секретарем Партии служителей созидания. Политические противники Х. Рафсанджани в 1996 году инициировали расследование деятельности К. Карбасчи на посту мэра столицы. Оно было активизировано после победы М. Хатами на президентских выборах и завершилось передачей уголовного дела в суд в 1998 году. Превентивной мерой в отношении мэра Тегерана было избрано заключение под стражу. Однако в результате вмешательства министра внутренних дел А. Нури К. Карбасчи был освобожден под залог. Судебный процесс по обвинению руководства мэрии Тегерана в коррупции, который транслировался государственной телерадиокомпанией в прямом эфире, вызвал широкую реакцию как внутри Ирана, так и за рубежом. Бывший мэр Тегерана был приговорен к тюремному заключению на срок 2 года.

В конце 1999 – начале 2000 года накануне парламентских выборов в лагере сторонников реформ обострились противоречия, вызванные стремлением Х. Рафсанджани и его ближайших родственников сохранить свои позиции в высшем государственном руководстве. Разногласия коснулись и Партии служителей созидания, в которой фактически образовались две противоборствующие фракции. В сложившихся условиях Х. Рафсанджани, рассчитывающий на использование в своих интересах влияния К. Карбасчи, путем закулисных консультаций добился его досрочного освобождения. Однако эта мера не достигла поставленной цели. Попытки руководства Партии служителей созидания занять достойное место среди общественно-политических движений реформаторской направленности не увенчались успехом. Это во многом было обусловлено падением уровня личной популярности Х. Рафсанджани, с именем которого ассоциировалась ПСС.

В настоящее время К. Карбасчи продолжает предпринимать меры по консолидации своих сторонников и выработке политической линии, отвечающей новым условиям. Несмотря на заметное снижение популярности среди населения, приверженцы прагматичного центристского курса имеют определенные шансы на восстановление утраченных позиций и расширение своего влияния.

Машалла (Махмуд) Шамсольваезин

Один из наиболее известных иранских журналистов, освещающих проблемы развития взаимоотношений между представителями различных группировок на внутриполитической сцене страны.

М. Шамсольваезин начинал свою деятельность в газете «Кейхан» («Вселенная») в первой половине восьмидесятых годов, когда ее главным редактором был М. Хатами. После ухода нынешнего президента с поста министра культуры и исламской ориентации в 1992 году М. Шамсольваезин и ряд его коллег, в том числе Реза Техрани и Мортеза Рохсеффат были уволены новым руководством «Кейхан». М. Шамсольваезин одно время находился в Ливане, освещая происходившие там события. По возвращении в Иран он инициировал выпуск ежемесячного издания «Кийан» («Бытие»). В нем публиковались аналитические статьи, не всегда полностью совпадающие с официальными подходами к теоретическому обоснованию основ государственного строя ИРИ. Одним из авторов материалов «Кийан» был известный в настоящее время диссидент Абдолькарим Соруш.

После победы М. Хатами на президентских выборах М. Шамсольваезин вместе с такими известными своими реформаторскими взглядами журналистами, как Хамидреза Джалаипур (бывший заместитель губернатора провинции Курдистан по политическим вопросам) и Мохаммад Сазгара, создал издательскую компанию «Джамэе-йе руз» и начал издавать газету «Джамэе» («Общество»). В условиях усилившейся критики со стороны противников дальнейшей либерализации общественно-политической жизни и давления на правительство М. Хатами газета «Джамэе» была закрыта. М. Шамсольваезин, популярность которого среди лидеров реформаторского движения и интеллигенции продолжала расти, основал новую газету «Тус». Она издавалась менее полугода и была закрыта решением суда по делам прессы. При этом все члены редколлегии, в том числе М. Шамсольваезин, Э. Набавви, Х. Джалаипур и М. Сазгара были приговорены к различным срокам тюремного заключения. После освобождения М. Сазгара вышел из состава руководящего совета компании «Джамэе-йе руз». Его место занял Мохаммад Багер Валибейк – бывший сотрудник МИД ИРИ и глава представительства государственной телерадиокомпании в Токио. Кроме того, в руководство компании вошел Латиф Сафари, имевший лицензию на издание газеты «Нешат» («Ликование»), которая и стала единственным печатным органом «Джамэе-йе руз». Несмотря на рост числа газет реформаторского толка в 1997 – 2000 годах, противники политического курса М.Хатами с особой обеспокоенностью относились к деятельности данной издательской компании. В связи с этим газета «Нешат» также была закрыта, а ее главный редактор подвергся уголовному преследованию. Последним изданием «Джамэе-йе руз» стала газета «Аср-е Азадеган» («Эпоха освобожденных»). Ее возглавил Кафур Гаршасби, ранее являвшийся главным редактором газеты «Абрар», которая долгое время была единственным негосударственным печатным изданием в Иране. «Аср-е Азадеган» накануне выборов в парламент шестого созыва имела наибольший тираж среди ежедневных печатных СМИ. М. Шамсольваезин неоднократно публиковал в ней материалы, содержащие резкую критику в адрес Х. Рафсанджани и ряда других высокопоставленных государственных деятелей. В результате летом 2000 года эта газета, наряду со многими другими, была закрыта. М. Шамсольваезин подвергся судебному преследованию и был приговорен к длительному тюремному заключению.

45.1MB | MySQL:119 | 1,155sec