Как быть с празднованием Ноуруза в Иране?

Ноуруз, или наступление весеннего равноденствия, является общим праздником для многих народов, оказавшихся когда-то в ареале культурного влияния древней персидской цивилизации. Празднование Ноуруза восходит своими корнями к религиозным верованиям древних персов и, в частности, к учению Заратуштры, прямыми наследниками и последователями которого являются древние парсы-зороастрийцы, не изменившие вере своих предков. Регион распространения этого праздника охватывает Иран, включая многие страны Западной Азии.

Несмотря на распространение ислама в этой стране, а также на многовековые гонения на последователей учения Заратуштры, его частица – Ноуруз — не только уцелел от них, но и продолжал оставаться самым светлым национальным праздником, как для конфессионального меньшинства парсов, так и для всех персоязычных народов и народностей.

Поскольку ислам не признает Зороастризм, причисляя его к язычеству, следовательно, и Ноуруз, с точки зрения многих радикально настроенных представителей шиитского духовенства, является праздником, противоречащим исламским традициям. Поэтому неудивительно, что спустя 30 с лишним лет после установления исламского правления в Иране, борьба с «пережитками» национальной идентичности иранцев все еще стоит на повестке дня духовенства. В этой связи будет не лишним вспомнить, как сразу после победы исламской революции в Иране там звучали призывы расправиться с историческим наследием монархического режима – с архитектурными памятниками доисламской, древнеперсидской цивилизации эпохи Ахеменидов и Сасанидов. Кстати, чуть позже, пришедшие к власти исламские экстремисты — афганские талибы на деле расправились с другим символом язычества – огромной статуей Будды, изваянной в скале недалеко от города Бамиан, разрушив его до неузнаваемости массированным ракетным и артиллерийским обстрелом.

Принимая во внимание критическое отношение шиитского духовенства к празднованию Ноуруза в Иране, утверждение 18 февраля 2010 г. Генеральной Ассамблей ООН резолюции о праздновании международного дня Ноуруза придает этому вопросу принципиальное значение. Как известно, в этом году, под предлогом солидарности с «мусульманской нацией региона», постоянный представитель Ирана в ООН Мохаммад Хазаи заявил об отмене международного праздника Ноуруза в Нью-Йорке, вместо которого была запланирована организация официальной церемонии.

В соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН, 21 марта 2011 г. в Нью-Йорке состоялась официальная церемония празднования Ноуруза. Кстати, на этой церемонии Хазаи утверждал, что якобы ислам не только воспринял традиции Ноуруза, связанные с пробуждением природы и проявлением любви людей друг к другу, но и утвердил их празднование. Несмотря на то, что иранские власти отказались отпраздновать Ноуруз в Нью-Йорке, в Иране решили использовать его для своих политических целей, устроив 27 марта официальное празднество в Тегеране с участием высокопоставленных иностранных гостей.

Между тем в Иране, выступая перед массой паломников в священном для шиитов городе Мешхеде по случаю начала нового 1390 года, духовный лидер аятолла Али Хаменеи перед своим выступлением поздравил присутствовавших с Ноурузом. Бросается в глаза представленная им формулировка Ноуруза, как «средства достижения духовности, знаний и сближения с богом». Во время своего выступления Али Хаменеи утверждал, что «иранский народ использует эту традицию празднования Ноуруза во благо веры, духовности и исламской морали».

А на деле, по утверждению «Афтаб-Ньюс», «каждый год наряду с выражением радости по случаю наступления весны и древнего праздника иранцев в самом Иране раздаются голоса тех, кто против празднования Ноуруза. Причем они не смеют заявить об этом публично всему обществу, однако используя разные хитрости, стараются обесцветить его». Согласно газете, это достигается ими путем лишения этой традиции присущей ей красочности и созданием разных препон по ограничению праздника. Примечательно, что газета не видит никакой разницы между действиями талибов по уничтожению статуи Будды и противниками празднования Ноуруза в Иране. Более того, она считает, что действия последних намного тяжелее преступлений талибов, поскольку если последние разрушили статую Будды, принадлежащую другой духовной культуре, то противники празднования Ноуруза в Иране действуют против древней национальной традиции самих иранцев. Автор материала задает риторический вопрос, как это народ с древнейшими традициями может отказаться от своего богатого культурно-исторического прошлого. Тогда чем он отличается от тех народов, которые были образованы благодаря стараниям англичан (намек на арабские страны Ближнего Востока), когда многие копаются в земле для того, чтобы найти хоть какие-то материальные факты для подтверждения своей национальной самобытности? «Так, чего же боятся противники празднования Ноуруза? – спрашивает газета. Боятся того, что люди будут встречаться, ездить друг к другу, ездить по стране и выезжать за рубеж? «Видимо, — заключает газета, — они боятся радости, веселья, встреч… Неужели они боятся того, что мы – иранцы?!». Последний вопрос весьма резонный, поскольку одной из целей исламской революции было установление исламской власти в Иране, что само собой подразумевало отказ от национальных традиций, непосредственно связанных с 2500-летним монархическим режимом в Иране, а также отказ от иранского национализма, усердно проводимого в жизнь монархией Пехлеви. Как утверждает газета, противники Ноуруза опасаются, что соблюдение древних иранских традиций отдалит Иран от ислама. Тем не менее, по мнению газеты, национализм и ислам вполне могут ужиться друг с другом в Иране. Здесь с автором материала можно поспорить.

Ислам в ИРИ это не только вера, но и государственная идеология. Иранский национализм до победы исламской революции в Иране служил государственной идеологией монархии Пехлеви. Национализм это не только соблюдение исторических традиций, но и форма мышления, т.е. идеология. В таком случае может ли личность, общество или государство руководствоваться одновременно двумя диаметрально противоположными идеологиями? Сомнительно.

По существу, ислам есть идеология, основанная на вере, в то время как национализм это одна из форм идеологии гражданского общества. Причем не следует забывать о том, что как шиитский ислам, так и сравнительно молодой иранский национализм имеют свои культурно-исторические ценности, подчас исключающие друг друга.

В истории Ирана нового времени немало примеров того, как ислам не мирился с другими идеологиями. Для примера можно обратиться хотя бы к истории Конституционной революции в Иране 1905-1911 гг., когда еще на начальной ее стадии пути шиитского духовенства с националистами резко разошлись, что нашло свое продолжение и в годы правления Реза-шаха.

Заявления аятоллы Али Хаменеи и некоторых представителей иранских властей о Ноурузе и его значении для иранского народа свидетельствуют о желании некоторой части высшего шиитского духовенства увязать его с исламской традицией и, следовательно, подтвердить легитимность его празднования. Но не все в эшелонах власти вникают в тонкости такой непонятной для них метаморфозы.

Так, например, согласно сообщению информационного агентства «Фарс», Эбрахим Аббаси, советник по вопросам культуры командующего частями корпуса «Фаджр» КСИР, дислоцированного в Ширазе, в ответ на празднование Ноуруза в этом городе открыто заявил: «Будьте уверены, что мы не разрешим повторения тяжелых воспоминаний о праздновании 2500-летия господства режима тирании». Прямое указание на то, что в элитарных частях армии, каким является КСИР, Ноуруз ассоциируется с шахским режимом. Как выясняется, автор этого заявления публично, в присутствии журналистов, выразил свое сожаление по поводу празднования Ноуруза в Ширазе – в городе, который в свое время лидер исламской революции аятолла Хомеини обозначил в качестве третьего святого места – поскольку этим, по его мнению, умаляется роль Шираза! Он выразил убеждение, что руководители исламской республики обратят на это внимание. По его мнению, основанием для прекращения празднования Ноуруза в Ширазе может служить хотя бы тот факт, что «богобоязненный народ Шираза требует это от президента страны, потому что провинция Фарс пожертвовала исламской революции жизнями 14,600 шахидов и просит сохранить религиозно-духовную атмосферу в провинции». Сам бригадный генерал Голам Гейратпарвар, командир корпуса «Фаджр», также выступил с критикой в адрес празднования Ноуруза, в то время как губернатор провинции поддержал мысль о проведении этого праздника.

По сообщению радио «Замане», командиры КСИР, а также сторонники жесткой линии среди шиитского духовенства, выразили свое отрицательное отношение к церемонии, которая должна была состояться по случаю Ноуруза в Персополисе – древней столице империи Ахеменидов. По признанию этого радио, противостояние в вопросе празднования Ноуруза вызывает крайнее напряжение в высших эшелонах власти.

Тем не менее, как выясняется, сам Али Хаменеи дал «добро» на проведение этой церемонии. Инициатором же данной акции выступил президент Махмуд Ахмадинежад. Здесь, конечно, вызывает удивление не позиция президента, испытывающего значительное влияние со стороны своего старшего помощника Эсфандиара Р.Машаи, ставшего объектом многочисленных нареканий в стане духовенства из-за его «вольнодумства», а также занятой им известной позиции «религиозного националиста», а такой «крен» самого духовного лидера в сторону иранского национализма.

Подобное разночтение в среде религиозно-политического истеблишмента по вопросу о легитимности празднования Ноуруза в Иране вынуждает нас искать причину, из-за которой высшее руководство страны стало проявлять не присущую ему гибкость в отношении оценки места Ноуруза в мусульманском обществе. Из заявления Хаменеи следует, что он не считает Ноуруз противоречащим нормам ислама.

Легитимизация празднования Ноуруза со стороны политического руководства вполне может быть демонстрацией показной «близости» с народом, который, несмотря на установление исламского правления в стране, продолжает чтить свои национальные традиции. Кроме того, празднование Ноуруза в отдельных странах региона дает дополнительный повод Ирану, под предлогом общности культурно-исторических ценностей, расширять свое влияние в них.

44.12MB | MySQL:92 | 1,110sec