О безопасности Бушерской АЭС

Последнее время в средствах массовой информации активно обсуждается вопрос о безопасности работы Бушерской атомной электростанции (АЭС), где повреждение одного из элементов устаревшего немецкого оборудования привело к выгрузке из активной зоны реактора ядерного топлива. Происшедшее не создало аварийной ситуации, а лишь приостановило процесс его энергетического пуска. Это событие осталось бы незамеченным, если в марте 2011 года не случилась катастрофа на японской АЭС «Фукусима-1», в ходе которой произошло радиационное заражение прилегающей местности и морской акватории. Как следствие, международное сообщество стало проявлять повышенную тревогу по поводу безопасности подобных объектов, особенно расположенных в сейсмической зоне. Эти опасения далеко не всегда являются обоснованными, что можно проследить на примере Бушерской АЭС.

Действительно, в феврале текущего года при проведении тестирования оборудования первого контура рассматриваемого реактора был поврежден один из главных циркуляционных насосов, поставленных Германией в 1970-х годах. Это создало угрозу попадания посторонних элементов в активную зону реактора, поэтому представители российской стороны убедили иранские власти в необходимости выгрузки ядерного топлива. Эта и другие сопутствующие операции носили предупредительный характер с целью обеспечения безаварийной работы энергетического реактора. В настоящее время ядерной топливо на АЭС вновь загружено, что свидетельствует об устранении имевшейся технической проблемы.

Исторически начало строительства атомной электростанции на юго-западе Ирана, в 18 км от города Бушер, можно отнести к 1974 году, когда был подписан контракт между Организацией по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) и западно¬германской фирмой Kraftwerk Union A.G. (совместное предприятие Siemens AG и AEG Telefunken). Он предусматривал сооружение в период 1975-1981 годов АЭС с двумя реакторами типа PWR мощностью 1,2 ГВт каждый. Однако в 1979 году строительство атомной электростанции было приостановлено. Поводом для этого стала значительная задолженность иранской стороны по ранее выполненным работам. К этому времени на строительство АЭС было истрачено 1,4 млрд долл., что позволило соорудить внутреннюю стальную герметизирующую оболочку, частично завершить сооружение второго контура станции: установить насосы и трубопроводы, смонтировать электромеханику и построить фундамент паровой турбины.

В 1990 году Исламская Республика Иран (ИРИ) подписала с Испанией соглашение о завершении работ на Бушерской АЭС и поставках ядерного топлива. Однако под влиянием США такое сотрудничество вскоре было прекращено.

Под действием американских экономических санкций и мощного политического давления от сотрудничества с Ираном в ядерной области были вынуждены отказаться Аргентина, Бразилия, Индия, Китай и Пакистан. И только Россия смогла отстоять свое право на такое сотрудничество, хотя и ограничилась только теми проектами, которые не относились к категории «критичной» ядерной продукции в строгом соответствии со всеми требованиями национального законодательства и международными обязательствами России по Договору о нераспространении ядерного оружия. Базисом для этого стало подписанное в августе 1992 года «Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Исламской Республики Иран о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии».

Указанное соглашение было ратифицировано Тегераном в апреле 1993 года, что позволило выйти на реальные контракты. Первый из них был подписан в январе 1995 года в Тегеране представителями Всероссийского производственного объединения «Зарубежатомэнергострой» и Организацией по атомной энергии Ирана на завершение строительства первого ядерного энергоблока в Бушере с водо-водяным энергетическим реактором ВВЭР-1000 (позднее мощность реактора была увеличена до 1,2 ГВт). В дальнейшем предполагалась поставка со стороны России еще трех энергетических реакторов.

Выполняя взятые на себя обязательства, в августе 1995 года представители РФ и ИРИ подписали контракт на поставку в 2001–2011 годах ядерного топлива для Бушерской АЭС на сумму 300 млн долл. В этом контракте не была детально прописана процедура возвращения отработанного ядерного топлива (ОЯТ) в Россию, так как оно классифицировалось как радиоактивные отходы, ввоз которых в нашу страну был запрещен. Эту проблему удалось решить в феврале 2005 года, что, по сути, сняло последнюю озабоченность международного сообщества, обусловленную потенциальной возможностью выделения из ОЯТ плутония в военных целях. Поставка ядерного топлива, необходимого для первой загрузки Бушерской АЭС, была осуществлена в декабре 2007 – январе 2008 года. С этого времени на этот ядерный объект стали распространяться гарантии Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).

К апрелю 1998 года был подготовлен контракт на поставку в ИРИ исследовательского реактора, который был должен работать под контролем МАГАТЭ на уране со степенью обогащения по урану-235 не более 20%. Давление, оказанное на Москву со стороны Вашингтона, вынудило российскую сторону отказаться от этого контракта.

В период с 1992 по 1997 год российские специалисты подготовили проект шахты для добычи в ИРИ урана, но реализовать его не удалось. По финансовым причинам были прекращены переговоры о поставке в Иран природного урана. В результате остался только контракт по строительству Бушерской АЭС, завершить который планировалось к сентябрю 2003 года. Однако значительные трудности объективного и субъективного характера привели к задержке строительства на 7 лет. В качестве объективных причин такой задержки можно рассматривать следующие:

– в ходе ирано-иракской войны недостроенная АЭС и завезенное туда технологическое оборудование девять раз подверглись масштабным авиационным бомбардировкам, что, в частности, привело к сильному повреждению защитной оболочки реакторного отделения;

– документация к значительной части имевшегося немецкого оборудования была утеряна, что крайне затрудняло как сертификацию оборудования, так и разработку технологий его ремонта (от каких-либо форм сотрудничества Берлин уклонился);

– Бушерский контракт стал первым для России зарубежным проектом на строительство энергетического реактора после распада Советского Союза, что потребовало заново выстраивать производственную цепочку, изыскивать финансовые ресурсы и набирать инженерно-технический и строительный персонал;

– иранские подрядчики, участие которых в реализации проекта носило обязательный характер, оказались не в состоянии выполнить качественно и в срок взятые на себя обязательства; В этих условиях российская сторона была вынуждена согласиться на завершение строительства АЭС в Бушере «под ключ» в 52-месячный срок;

– западные государства наложили эмбарго на поставку любого оборудования для Бушерской АЭС, что, в частности, сделало невозможным поставку из Германии системы управления реактора;

– российский проект строительства АЭС пришлось адаптировать под существующую площадку, конструкции и оборудование, созданные немецкими специалистами;

– согласно контракту, стоимость строительства не индексировалась, что привело Москву к значительным финансовым издержкам ввиду значительного роста курса евро к доллару в первом десятилетии XXI века.

О масштабности выполненных работ свидетельствует факт того, что российскими специалистами было тщательно протестировано 100 тыс. единиц различного немецкого оборудования, из которого только 10 тыс. признали годными к дальнейшему использованию.

В целом, на Бушерской АЭС была обеспечена высокая надежность работы оборудования. Имеющиеся же технические проблемы не следует преувеличивать, так как на рассматриваемой атомной электростанции используется многоступенчатая система защиты, позволяющая предотвратить аварию, например, при разрыве трубопровода самого опасного первого контура. Для этого будет применяться не только система аварийной защиты, но и борное регулирование, позволяющее изменять концентрацию жидкого поглотителя нейтронов – борной кислоты за счет продувки-подпитки первого контура реактора. Учитывая, что давление в этом контуре составляет 160 атм., оборудование с радиоактивным теплоносителем размещается в защитной бетонной оболочке. Кроме этого существует система аварийного охлаждения, которая, в том числе, отводит тепло уже заглушенного энергетического реактора (остаточное тепловыделение реактора типа ВВЭР-1000 спустя сутки соответствует мощности 15 МВт). Все это позволяет предотвращать практически весь спектр возможных аварий, но требует присутствия грамотного и обученного персонала.

Россия заблаговременно подготовила тех иранских специалистов, которым предстоит эксплуатировать Бушерскую АЭС. В частности, 38 таких специалистов-ядерщиков прошли стажировку в Нововоронежском учебно-тренировочном центре. Помимо этого, иранские специалисты стажировались на Калининской и Балаковской АЭС. Всего за последние четыре года в России прошли обучение 700 иранских специалистов.

Достаточно надуманно выглядит для Бушерской АЭС угроза землетрясений. Сам факт такого события в 2002 году с магнитудой около 5 баллов по шкале Рихтера является лишь поводом для беспокойства, так как российский реактор рассчитан на силу землетрясений до 9 баллов. Именно такое произошло в Японии, но построенные сорок лет назад корпуса японских реакторов АЭС «Фукусима-1» не пострадали. Резервная система охлаждения реакторов и бассейнов выдержки ОЯТ выработала весь заложенный ресурс. Однако основное электроснабжение так и не было восстановлено, что привело к катастрофе. Ситуация усугубилась в результате воздействия разрушительного цунами, высота гребня волны которого составила 14 м. Совершенно очевидно, что возникновение цунами в относительно мелководном Персидском заливе (средняя глубина не превышает 90 м) практически невозможно.

Необходимо вспомнить и о том, что в декабре 1988 года на северо-западе Армении произошло Спитакское землетрясение, сила которого превысила 7 баллов. Но это не привело к повреждению Армянской АЭС, которая включала два энергоблока с реакторами типа ВВЭР-440. На современных реакторах ВВЭР-1000 система аварийной защиты срабатывает автоматически при землетрясениях силой свыше 6 баллов.

В тоже время следует признать, что угроза безопасности Армянской АЭС существовала. Энергетические реакторы были заглушены, но для контроля и управления процессами требовалось присутствие на атомной электростанции обслуживающего персонала, который, поддавшись панике, покинул свои рабочие места. В результате пришлось срочно завозить специалистов с Кольской АЭС.

Конечно, местоположение Бушерской АЭС в зоне жаркого климата требует особого внимания к системе охлаждения второго контура реактора, который является достаточно безопасным в радиационном отношении. Тем не менее, и этот контур не предполагает, как некоторые считают, использования морской воды. Более того, он является замкнутым, а его подпитка осуществляется специально подготовленной водой. Применение морской воды возможно только в системе конденсации второго контура. Следовательно, в нормальных условиях эксплуатации Бушерской АЭС не предполагается слив в Персидский залив радиоактивной воды.

Таким образом, пуск Бушерской АЭС не представляет какой-либо угрозы близлежащим арабским государствам. Российские специалисты тщательно подошли к ее проектированию и создали надежную многоступенчатую систему защиты от нештатных ситуаций. Однако, ввиду отсутствия в ИРИ опыта эксплуатации подобных объектов и учитывая чрезвычайно продолжительный период строительства АЭС, по-видимому, целесообразно рассмотреть вопрос о присутствии российского персонала на этом ядерном объекте в течение всего срока его эксплуатации (в настоящее время установлено, что первые два года АЭС обслуживают только российские специалисты, а затем пять лет будет осуществляться совместная эксплуатация).

22.18MB | MySQL:63 | 0,384sec