Развитие политических и экономических контактов между ФРГ и Ираком

Похоже, что если не весь нынешний май, то минимум три его недели можно назвать определяющими дальнейший вектор политических и хозяйственных связей ФРГ и Ирака, отмечают немецкие ближневосточные эксперты. Временные границы вектора – 4 – 20 мая. Напомним, что 4 мая с.г. в Берлине состоялась встреча глав МИДов двух стран, в ходе которой Гидо Вестервелле и Хошияр Зебари обсудили широкий спектр вопросов региональной политики и двухстороннего сотрудничества.

В числе проблем, которые могут быть решены в среднесрочной перспективе, стоят вопросы инвестирования. Если учесть, что 15-20 мая с.г. планируется поездка крупнейших германских предпринимателей в Ирак для того, чтобы оценить на месте степень инвестиционной привлекательности южного региона страны, визит Зебари носил еще и характер «третьего звонка» перед началом вероятной крупной иракской хозяйственной премьеры с немецким содержанием.

Отметим, что помощь ФРГ носит долгострочный стратегический характер. Германия с 2003 года предоставляет обширную поддержку Ираку в создании правового государства, рыночной экономики и структуры гражданского общества. Особое внимание уделяется содействию верховенству права, особенно в сфере образования и подготовки кадров в судебной системе, в профобразовании, поддерживается процесс примирения. Ирак является получателем постоянной немецкой помощи как приоритетная страна, определенная федеральным кабмином. На этой основе осуществляется гуманитарная помощь, при этом особое внимание уделено перемещенным лицам внутри страны и беженцам из Ирака в соседние страны.

Встреча в столице Германии началась и завершилась взаимными признаниями. Гидо Вестервелле оценил развитие демократической системы в Ираке как «сигнал к действию» для соседних стран и призвал к дальнейшему «последовательному» развитию. «Последние выборы и формирование правительства национального партнерства показывают, что иракцы не желают террора и насилия. Они хотят демократического будущего, успешного восстановления и социального примирения». Этими факторами, по мнению Вестервелле, объясняется германская поддержка иракского народа. Хошияр Зебари, обращаясь к теме протестного движения в ряде арабских стран, указал, что его страна не собирается представлять себя в качестве модели для них. Ирак в полном объеме принял «общечеловеческие ценности» свободы и демократии, чтобы применять их как инструменты в процессе политического строительства. Зибари уверен: названные протесты не представляют никакой опасности для Ирака. Оба министра выразили взаимную озабоченность ситуацией в Сирии, которая является одним из ближайших соседей Ирака, и жесткими мерами режима президента Башара Асада против мирных демонстрантов.

В ходе визита главы МИДа Ирака в Берлин были также обсуждены вопросы культурного наследия и положения христиан. В частности, Вестервелле указал, что в рамках конкретной поддержки репатриации незаконно вывезенных культурных ценностей и на основании официального запрета ЕС на вывоз иракских культурных ценностей от 6 августа 1990 г., иракской стороне передаются три клинописных глиняных таблички (начало второго тысячелетия до н.э.) на шумерском и вавилонском языке. Они были найдены на юге Ирака и во время доставки в ФРГ были обнаружены таможенными органами Германии. Возвращение табличек позволяет расширить контекст совместной работы историков и археологов обеих стран, чтобы полней реконструировать особенности экономической, социальной и правовой истории Вавилона.

Касаясь положения христиан, как нацменьшинства в Ираке (около 3% населения, включая и остальные конфессии), Вестервелле подчеркнул, «что должно быть сделано все, чтобы христиане получили возможность безопасной жизни», и это должно стать одним из пунктов демократических преобразований, за которые ратует новый кабмин. В свою очередь, Зибари подчеркнул, что христиане, составляющие часть иракского общества, не испытывают никакой правовой дискриминации в Ираке. Иракское правительство будет и впредь делать все возможное, чтобы обеспечить их безопасность, заверил он.

Современные отношения между двумя странами строятся на всемерной политической поддержке ФРГ, которая имеет особую ценность в непростых иракских реалиях, отметил Г.Вестервелле. Известно, в частности, что после выборов 7 марта 2010 года прошли несколько напряженных месяцев, прежде чем в декабре 2010 года было сформировано правительство «национального партнерства». В нем под руководством премьер-министра Нури аль-Малики представлены в едином альянсе все четыре основные партии, представители которых наметили задачу к началу июня четко определиться к содержанием будущих реформ в стране.

Важная часть реформ носят экономическое содержание. Их осуществление невозможно без крупных капиталовложений. В числе ведущих инвесторов иракское правительство видит немецких предпринимателей. Поэтому Вестервелле квалифицировал двухсторонние связи как весьма перспективные. «Ирак является стратегическим рынком с огромным потенциалом», сказал он. В свою очередь Зебари подчеркнул характерную особенность немецкой экономики, которая может в условиях Ирака стать наиважнейшей: немецкие технологии в целом и ноу-хау, в частности. Определенный задел для развития создан. В последнее время немецко-иракские связи крепнут. Германский экспорт в 2010 году вырос по сравнению с 2009 годом на 59% и достиг около 926 млн евро, а иракский экспорт удвоился и составляет около 160 млн евро. Основой немецких поставок являются машины, транспортные средства и электротехника, основой иракских – сырая нефть.

По оценке немецких аналитиков, текущая экономическая ситуация в Ираке складывается достаточно стабильно. Прогноз для развития иракской экономики благоприятен. В период 2010-2011 гг. Международный валютный фонд (МВФ) констатировал увеличение реального валового внутреннего продукта (ВВП) на 7,3 процента. Тенденция способна сохраниться как позитивная, она основана на наличии нефтяных богатств. С запасами нефти около 115 миллиардов баррелей Ирак считается по данному показателю третьим в мире после Саудовской Аравии и Ирана. В ближайшие годы правительство планирует увеличение доходов от экспорта нефти, основанное на том, что Ирак предоставил в последние месяцы несколько разрешений на разведку иностранным концернам. Планы кабмина оговаривают, что дополнительные доходы будут инвестированы в основном в развитие инфраструктуры страны.

МВФ оценил стоимость валового внутреннего продукта в 2009 году почти 66 млрд. долларов США. Следовательно, доход на душу населения в Ираке (всего в стране 30 млн. человек) составил 2,1 тыс. долларов. Для сравнения: в 2003 году доход на душу населения был ниже 500 долларов. Инфляция в 2010 году ограничена уровнем ниже 6 процентов, тогда как в 2006 году она составляла 65 процентов.

Увеличение доходов страны в 2010 году произошло в основном в связи с высокими ценами на нефть. Экспорт углеводородов достиг пика в марте и сентябре 2010 года впервые с 1990 года. Тем не менее, среднемесячный уровень находился ниже, чем можно было ожидать при нарастающих темпах добычи. Причиной этого явления были случаи саботажа и технические проблемы на участках северного трубопровода между Киркуком и турецким портом Джейханом. В 2011 году министерство нефтяной промышленности стремится довести квоту экспорта нефти до 2,3 миллиона баррелей в сутки. Однако одновременно необходимо решить ряд организационных проблем. В их числе, кроме укрепления безопасности, многомиллиардные инвестирования в совершенствование нефтяной инфраструктуры, прежде всего расширение пропускной способности трубопроводов и строительство перерабатывающих предприятий.

В 2011 году бюджет Ирака составил 86 млрд. долларов. При этом главные статьи расходов — субсидии на продовольствие, электроэнергию и топливо (около 35 процентов от доходов), а также зарплаты должностным лицам и работникам государственных предприятий. Часть средств идет на поддержку политики искусственно заниженных цен на топливо. Тем не менее, предостоит противостояние глобальным вызовам, указывают немецкие эксперты. Это связано с необходимостью срочных преобразований в экономике и наличием внешнего долга Ирака, который в конце войны 2003 года составлял около 115 млрд. долларов США. В странах, относящихся к Парижскому клубу, этот долг составлял более трети, около 39 млрд. долларов США, в частности 5,9 млрд евро Германии (включая проценты). Известно, что 21.11.2004 Парижский клуб согласились списать 80 процентов долга в три этапа, начиная с 1 января 2005 года. Окончательный уровень в 20 процентов был определен в конце 2008 года. Чтобы облегчить условия по задолженности Германии, немецкая сторона пошла на дальнейшее сокращение бремени, доведя его 4,7 млрд. евро (3,1 млрд федеральному правительству, экспортерам 1,6 млрд). Погашение оставшейся задолженности должно быть начато в соответствии с договоренностями Парижского клуба с 2011 года. Оставшийся внешний долг может, по мнению МВФ, к 2013 году составить 33 млрд. долларов США.

Расплатиться с долгами, в том числе и немецкой стороне, Ирак рассчитывает углеводородами. Для этого есть основания. Нефтяной сектор является основой иракской экономики. Он обеспечивает около 90 процентов государственных доходов. Кроме такого фактора, влияющего на экспорт нефти, как продолжающийся саботаж на участках северного трубопровода, важным источником потерь является слабая техническая оснащенность немногочисленных иракских портов, из-за чего они используются неэффективно. Это имеет ключевое значение для понимания амбициозных планов Ирака, который намерен к 2017 году увеличить суточный дебит нефти с нынешних 2 млн. баррелей до 10 млн. Для достижения этой цели правительство провело в 2010 году два раунда аукционов, выдав в общей сложности десять лицензий на бурение нефтяных скважин силами международных консорциумов. Одновременно наращиваются мощности в газовом секторе, где только в октябре 2010 года иностранным фирмам было выдано три разрешения на разведку. Таким образом, к 2014 году экспорт газа будет увеличен вдвое.

Как раз в силу наличия на юге Ирака значительного количества нефтяных и газовых месторождений и портов этот регион страны и предлагается вниманию немецкого инвестора. По мнению правительства страны, он уже достаточно плодотворно потрудился на севере Ирака, который несколько последних лет привлекает ситуацией в сфере безопасности и ясно прописанными и, самое главное, работающими гарантиями иностранным инвесторам.

Напомним, о каком сотрудничестве идет речь. История привлечения германских средств в современном формате начинается с 2004 года. Тогда вошли в практику двухдневные германо-иракские экономические конференции с участием министров и предпринимателей обеих стран. Закладкой «первого камня в улучшение сотрудничества промышленных кругов обеих стран» считается вторая конференция (Мюнхен, 2005). Третья конференция, которая «укрепила отношения», состоялась в июне 2007 г. в Гамбурге. Четвертый экономический двусторонний форум, определивший приоритетные отрасли в экономическом сотрудничестве (торговля, водное хозяйство, транспорт, сельское хозяйство), проходил в Берлине в июне 2009 г. 7-8 ноября 2009 г. в Мюнхене состоялась 1-я иракско-немецкая конференция инвесторов. Все эти и другие хозяйственные саммиты, призванные обеспечить приток средств предпринимателей ФРГ, успеха не имели, поскольку последние ни на одном из них не получили гарантий защиты своих капиталов и жизни. Причем, иракская сторона настоятельно убеждала немецких партнеров, что все условия для успешного предпринимательства созданы, а немцы, напротив, утверждали, что не собираются рисковать ни деньгами, ни здоровьем.

Этот, мягко говоря, странный диалог продолжался до конца мая 2010 года, когда в Эрбиле был открыт новый офис торгово-промышленной палаты Германии, который помогает координировать уровень немецко-курдистанских хозяйственных связей. Фолькер Вильднер, шеф офиса, убежден, что эта хозяйственная премьера поможет развитию контактов: «Наработав первый опыт.в Эрбиле, мы продолжим свое продвижение вглубь региона – в Сулейманию и Дохук». На очереди разворачивание Europaeische Fuehrungsakademie — перспективного проекта в Эрбиле, который призван обеспечить экономические отрасли Ирака руководителями, вооруженными немецкими стандартами управления.

В контексте этих программ основная часть средств только по линии МИДа ФРГ (3,6 млн. евро), отпущенная для поддержки иракской экономики, пришлась на Северный Ирак, где положение в сфере безопасности определенным образом поддерживает немецкие надежды на развитие бизнеса. В частности, выделены значительные суммы на провинцию Найнава, которая граничит с Сирией. Она является одной из беднейших и самых густонаселенных провинций страны: при средней плотности населения в Ираке 66 человек на квадратный километр здесь на ту же площадь приходится 125 человек. Найнавские регионы Акре и Шихан находятся под управлением Курдистанской автономии, что означает определенную зону стабильности и пример для подражания остальным. По этой причине именно сюда в первую очередь и идут германские капиталы.

Германия, сделав ставку на безопасность, верит в будущее региона Курдистан, подчеркивает Карл-Эрнст Браунер, директор по внешнеэкономической политике федерального министерства экономики и технологии. В подтверждение этой уверенности он открыл учебный центр, который начал готовить специалистов, в нефтяной отрасли, что имеет стратегическое значение. «Мы убедились, — говорит Хайтам Аль-Тюрк, представитель ближневосточного филиала фирмы Overlack Furniere, — что иракский рынок весьма перспективен, особенно в Эрбиле, который переживает значительный экономический рост. Привлечение иностранных инвесторов – важная национальная задача. Мы постараемся, открыв офис в Эрбиле, развивать бизнес в других регионах. Необходимо изучить иракскую рыночную ситуацию и оценить, каковы шансы на открытие другого офиса в Багдаде».

Немецкие менеджеры, таким образом, год назад обозначили стратегию: сначала провинциальный, но безопасный Эрбиль, а потом непредсказуемые в отношении безопасности столица Багдад и юг Ирака.

Как полагает официальный Багдад, теперь настало время применить немецкие средства в противоположном конце страны. Регион Басра, по логике правительства Ирака, способен стать в среднесрочной перспективе важнейшим перевалочным пунктом для товаров всех видов, включая углеводороды, причем, замыкая на себе все транспортные развязки, как центр судоходства, портовую логистику, основные импортно-экспортные потоки. Для того, чтобы переориентировать финансовые потоки в нужную сторону, иракские партнеры решили задействовать стратегических участников. Ими стали Германская торгово-промышленная палата, посольство ФРГ в Багдаде, Германское экономическое бюро в Багдаде-Басре, федеральное министерство по экономике и технологиям, которые вместе с организатором MENA-Projektpartner e.V., имеющим опыт в обширном регионе (MENA расшифровывается как Middle East and North Afrika), сформировали большую группу немецких предпринимателей. С 15 по 20 мая группа будет находится в Басре.

Поездка имеет двойное назначение, как сказано в ее программе, подчеркивает представитель MENA-Projektpartner e.V. Мартина Зибелль. Это, во-первых, кооперация представителей как государственных, так и частных структур двух стран, во-вторых, посещение производственных мощностей в регионе Басры, порта Умм-Каср, зоны свободной торговли Хор эз-Зубайр.

Привлекательными моментами, с точки зрения организаторов, должны стать, с одной стороны, стабильное положение в сфере безопасности и «бум в южно-иракском регионе Басра», обусловленный мощностью нефтяных пластов (60% нефти Ирака сосредоточено здесь), с другой стороны, наличием трудоспособного населения (Басра – третий по численности город страны, 1,9 млн. жителей). Индустриальная основа в Басре заложена предприятиями по производству стали, бумаги, продукции нефтехимии. Порт Умм-Каср – южные ворота в Ирак, куда ежемесячно прибывают 110 судов, каждое из которых в среднем несет 300 контейнеров, а с перспективой развития порта — включая терминалы для крупнотоннажных судов.

ВЫВОДЫ

Первый. Приезд главы иракского МИДа в Берлин означает седьмую с момента крушения режима Саддама Хусейна попытку привлечь немецкие инвестиции в те регионы Ирака, которые, по мнению Багдада, являются безопасными с точки зрения стабильности ситуации и перспективными с точки зрения наличия углеводородов и возможности для эффективной транспортировки.

Второй. Не склонные верить официальным заявлениям, которые уже неоднократно оказывались сомнительными, желающие убедиться в стабильности немецкие предприниматели смогут на месте оценить ситуацию и принять решение об инвестициях в ключевые отрасли иракской экономики – добычу нефти, нефтехимические предприятия, строительство трубопроводов и терминалов, а также сопутствующей инфраструктуры.

Третий. Налицо попытка правительства Ирака восстановить баланс немецких инвестиций, перераспределяя финансовые потоки по оси Север – Багдад – Юг. Немецкие эксперты отмечают, что в ходе поездки 15-20 мая с.г. в регион Басры легко прогнозируемым аргументом иракской стороны станет демонстрация решения о выплате долга Федеративной Республике Германии, с германской же стороны будет прослеживаться традиционное поведение вероятного инвестора. Несмотря на перечень солидных организаторов майской поездки он будет по-прежнему кропотливо оценивать риски и угрозу своему бизнесу. Учитывая отсутствие документально подтвержденных гарантий с иракской стороны как в сфере возврата капитала так и в сфере безопасности, можно с большой долей сомнения оценивать успех выездного саммита.

Четвертый. Географический вектор немецкого финансирования – с севера через столицу на юг, обозначенный несколько лет назад, обусловлен ситуацией в области безопасности и наличием курдско-немецкой диаспоры в Иракском Курдистане.

Пятый. Сравнивая ситуацию на севере и юге Ирака, следует отметить, что в Курдистане существует определенная база для немецкого акцента в экономике. Там уже действуют структуры, в работе которых задействованы граждане Ирака, получившие образовательно-профессиональный опыт жизни в ФРГ, включая знание немецкого языка. Тогда как на юге только предстоит их формировать.

Шестой. Попытка создания системы внедрения немецких стандартов, которая удалась на севере Ирака благодаря упору на разные возрастные уровни и в различных социальных группах при содействии многочисленной группы курдов, имеющих опыт жизни в ФРГ, способна не прижиться на юге. Таким образом, может быть искусственно сформировано усиление и без того существующей разницы в менталитете северян и южан, которое способно привести к конфронтации в вопросе распределения доходов от углеводородов.

Использованы данные сайта федерального МИДа, MENA-Projektpartner e.V.

62.43MB | MySQL:101 | 0,530sec