Турция: народно-республиканская партия и курдский вопрос

Крупнейшая оппозиционная партия в Турции – Народно-республиканская партия (НРП) не считается силой, способной добиться успеха в Курдистане, который с середины нулевых готов стал полем ожесточённой битвы между курдскими политическими организациями и правящей ПСР. В ряде провинций в Курдистане НРП в последние годы получала лишь 2 – 3% голосов.

Считающаяся социал-демократической НРП, по крайней мере, в курдском вопросе при Денизе Байкале не проявляла никаких социал-демократических подходов, и справедливо воспринималась курдами в качестве единомышленников ультранационалистов из ПНД. После того, как председателем НРП был избран Кемаль Кылычдароглу, имеющий прозвище «турецкий Ганди», стали поговаривать об изменении политики НРП в отношении курдов, среди которых стали проявляться определённые ожидания. В немалой степени это было вызвано происхождением К.Кылычдароглу из Дерсима (Тунджели), где в конце 1930-х гг. был фактически осуществлён геноцид курдов (сегодня даже в самой Турции идут жаркие споры об этом). Примечательно, что курды называли его курдом, однако сам Кылычдароглу категорически отказывается от этого, заявляя, что он турок (туркмен). Предполагалось, что НРП подготовит масштабный доклад, аналогичный докладу 1989 г., в котором эта партия впервые в истории Турции на высоком уровне заявила о существовании курдской проблемы и предлагала ряд революционных для того времени предложений. Кроме того, в высшее руководство НРП был избран известный курдский адвокат и правозащитник, бывший председатель Ассоциации адвокатов Диярбакыра, пользующейся огромным авторитетом среди юристов, Сезгин Танрыкулу. Он неоднократно вступал в очную перепалку с премьер министром Турции Р.Т. Эрдоганом, обвиняя его в осуществлении и продолжении антикурдской политики. Однако НРП воздержалась перед выборами от стратегических заявлений и предложений по путям решения курдской проблемы, видимо, опасаясь проблем в связи с этим на общенациональном уровне. НРП практически не участвует на выборах в курдистанском ядре, где выставлены кандидаты, не имеющие серьёзных шансов на прохождение в парламент. Даже Сезгин Танрыкулу, который теоретически мог стать кандидатом, хотя и вряд ли составил бы конкуренцию представителям Партии мира и демократии (ПМД) и Партии справедливости и развития (ПСР), в родном для него Диярбакыре, баллотируется в Стамбуле. Он является 3-м в списке НРП, который возглавляет глава этой партии К.Кылычдароглу, во 2-м избирательном округе Стамбула (следует отметить, что 4-м в этом списке является ещё один курд, выходец из Дерика Айдын Аядын, известный своей антикурдской позицией). Правда, К.Кылычдароглу объяснил это, что именно Стамбул является городом, где проживает наибольшее количество курдов. Звучало даже мнение, что НРП заключила своеобразный пакт с ПМД по совместной борьбе с ПСР и таким образом эти партии особо не конкурируют друг с другом.

Наряду с Сезгином Танрыкулу важную роль в формировании «курдской политики» НРП играет ещё один курд в руководстве партии – Гюрсел Текин, возглавивший список НРП в 1-м стамбульском избирательном округе. Считается, что во многом он лоббирует активизацию деятельности НРП на курдском направлении.

Кылычдароглу выступает под лозунгом необходимости защиты прав человека, которые были бы гарантированы новой конституцией. Он заявляет о трансформации партии в реальную социал-демократическую партию с упором на права человека, социальную политику. Глава НРП поддерживает создание комиссий по расследованию многотысячных так называемых «невыясненных убийств», против чего возражают власти и лично премьер-министр Эрдоган, уменьшение 10-процентного барьера (руководство ПСР до недавнего времени выступало против этого, но 16 мая премьер-министр Эрдоган заявил о возможности снижения избирательного порога), разрешение по выбору изучать родной язык (но не обучение на курдском языке), опубликование документов, касающихся Дерсимской резни. Кылычдароглу обещает также «Юго-Востоку» и «Востоку» (так официально называют Курдистан в Турции) экономический рост в размере 9,5% в год для решения курдской проблемы. В программе НРП указано также создание 20 «центров притяжения» в Турции, несколько из которых предполагаются в Курдистане: Карс–Ардаган–Игдир – логистический центр между Китаем и Европой, Диярбакыр–Мардин–Адияман и Урфа – центры культуры и туризма. Крупнейшие города Курдистана – Газиантеп, Диярбакыр, Эрзурум и Ван – НРП планирует сделать более привлекательными для инвесторов из Ближнего и Среднего Востока, качественно улучшив в них социально-экономическую и культурно-развлекательную инфраструктуру. Эти города, как известно, приобретают трансграничное политико-экономическое значение. Газиантеп играет важную роль в турецко-сирийской и турецко-южнокурдистанской торговле, Ван может превратиться в окно турецкого экспорта в Иран, Эрзурум – в перспективе крупнейший транзитный центр коридора Азия – Турция – Европа, а Диярбакыр – политическое ядро современного Северного Курдистана.

Руководство НРП также заявляет о проекте местного самоуправления по европейскому образцу.

Несмотря на то, что уровень участия НРП в избирательной кампании в Курдистане невысокий, эта партия, в отличие от предыдущих избирательных кампаний, проводила в некоторых курдистанских городах политические мероприятия, в частности, в Ване. Представляется, что НРП начала медленное, но долговременное вовлечение в курдскую проблему, понимая, что без серьёзной поддержки курдов рассчитывать на успех в общенациональном масштабе нереально. Для курдов желание руководства НРП решать курдскую проблему играет важнейшую роль, поскольку без этой партии вряд ли возможно реализовать стратегические решения на курдском направлении. НРП наиболее влиятельна в системе высшей бюрократии и генералитета. Фактически она и является партией высшей бюрократии, старших и высших офицеров, то есть турецкой элиты. При этом партия считается хранительницей принципов Ататюрка и кемализма, которые в современной Турции, несмотря на некоторое снижение их роли, всё же являются определяющими в системе государственной власти. Таким образом, влияние НРП не ограничивается полученным на выборах количеством голосов. Средний голос, отданный за НРП, намного более влиятелен, чем голос, отданный за другие партии. Поэтому поддержка Народно-республиканской партией шагов, которые были бы направлены на решение курдской проблемы, будет содействовать нахождению определённого широкого консенсуса в турецком обществе по этому вопросу и снижению сопротивления реформам на курдском направлении.

Хотя изменение политики в отношении курдов связывается с избранием главой НРП Кемаля Кылычдароглу, этот процесс начался ещё после местных выборов, состоявшихся в марте 2009 г., на которых НРП практически не получила никаких голосов в основных курдских провинциях. Результаты местных выборов начали вынуждать НРП начать изменение подходов к курдской проблеме. В середине мая 2009 г. глава НРП Д.Байкал выразил готовность внести свой вклад в решение курдской проблемы. Он посетил «Юго-Восток», где пытался вернуть поддержку избирателей, проигнорироваших НРП на местных выборах. Ряд известных курдских интеллектуалов считали тогда, что НРП, наконец, осознало необходимость решения курдской проблемы. Глава НРП Д.Байкал даже выступил за то, чтобы власти не настаивали на вызове депутатов от Партии демократического общества Ахмета Тюрка и Айсель Туглук (впоследствии были лишены депутатских мандатов) в суд для дачи показаний. Он предлагал также объявить всеобщую амнистию для членов ПРК, сложивших оружие. Между руководством НРП и ПДО были проведены встречи – заместитель генсека НРП Месут Дегер провёл переговоры с лидером ПДО Ахметом Тюрком, который в 70-х годов дважды избирался в турецкий парламент от НРП, и членом фракции этой партии в ВНСТ депутатом от Муша Сырры Сакыком. После этой встречи А.Тюрк отмечал, что на НРП лежит большая ответственность по курдской проблеме, подчёркивая, что в 1989 г. именно предшественницей НРП (тогда SHP) был подготовлен во многом тогда революционный доклад по курдской проблеме, в котором выдвигались важные рекомендации и пути решения этой проблемы. В свою очередь М.Дегер заявил, что НРП поддержит все пути по решению этой проблемы, за исключением сепаратизма, хотя, очевидно, что к сепаратизму можно подвести любой проект по курдской проблеме. Примечательно, что в 80-х годах М.Дегер являлся адвокатом А.Тюрка, сумев освободить его из тюрьмы за прокурдскую деятельность, после чего А.Тюрк был избран депутатом ВНСТ. Кроме того, А.Тюрк находился в близких дружеских отношениях с отцом М.Дегера.

Oчевидно, что НРП желает в ближайшем будущем усилиться в Курдистане за счёт потери электората Партией справедливости и развития, без чего НРП вряд ли может рассчитывать на общенациональный статус. Трудно не согласиться с Сезгином Танрыкулу, заявившим 11 мая, что ПСР получала электоральную поддержку в Курдистане ложными обещаниями. Поэтому он призывал избирателей читать избирательную программу ПСР, в которой не имеется никаких конкретных предложений и шагов по решению курдской проблемы, тем более что Эрдоган считает, что в Турции уже не имеется этой проблемы. Беспрецедентное для турецкой власти по времени правление ПСР вызывает определённое недовольство среди секуляристских кругов. Кроме того, в Турции имеется и дополнительный социал-демократический потенциал. Всё это вынуждает новое руководство НРП учитывать ожидания курдистанского электората. Поэтому неслучайным видится невиданная ранее смелость кандидатов НРП в Курдистане. Так, баллотирующийся от НРП в Диярбакыре Салих Сюмер осудил применение полицией силы в отношении курдских демонстрантов, участвующих в акциях протеста, и заявил, что курды должны получить те права, которые имеют турки, а новая конституция должна снять все препятствия на пути к курдскому образованию. Таким образом, речь фактически идёт о федерации и двунациональном государстве. Безусловно, значительная часть заявлений, в т.ч. и кандидатов от НРП имеет сугубо пропагандистский характер. Однако всё это подчёркивает начало процесса больших изменений одной из крупнейших и важнейших партий в турецкой политике. На предстоящих же выборах НРП в Курдистане, по нашему мнению, вполне может удвоить свои голоса. В свою очередь рост поддержки НРП в Курдистане сделает эту партию в определённой степени зависимой от курдистанского электората, который в настоящее время делит свои симпатии между ПМД и ПСР.

24.6MB | MySQL:59 | 0,471sec