Лампедуза: новое исламское завоевание Европы?

В конце мая в Брюсселе, сердце Европейского союза, прошла встреча европейских властей с лидерами религиозных общин Старого Света. Конфликты на религиозной почве не были редкостью в Европе уже на рубеже 1-го и 2-го тыс., во времена завоевания арабами-мусульманами Пиренейского полуострова. А в современной мультикультурной реальности континента они случаются сплошь и рядом, особенно в условиях, когда ислам прочно занял место второй религии Европы, и в настоящее время делает весьма значительную заявку на то, чтобы уже в самом ближайшем будущем стать религией №1. Потому подобные встречи, призванные помочь найти выход и сложных ситуаций межконфессионального диалога, проводятся уже седьмой год с переменным успехом.

Арест бывшего командующего армией боснийских сербов Ратко Младича незадолго до запланированного саммита всколыхнул старые обиды и разбередил былые раны, так что темой номер один в повестке дня стали перспективы нормализации этно-религиозного диалога на Балканах после ареста Младича. Кроме того, был поднят весьма болезненный для христиан и мусульман региона вопрос о роли православной церкви в поддержании боевого духа сербской армии в годы войны в бывшей Югославии.

Ещё одной важной темой в повестке саммита были события «арабской весны» на Ближнем Востоке и странах Магриба, которые уже привели к свержению нескольких державшихся десятилетиями режимов и, вполне возможно, спровоцируют уход с политической арены ещё не одного лидера государств арабского мира. Как должен Европейский союз, демократические и религиозные институты Старого Света реагировать на происходящие в североафриканских странах события, на проявившееся стремление народов этих стран пойти по пути демократических преобразований? Эти и подобные вопросы обсудили в Брюсселе религиозные лидеры и европейские политики. Общее мнение выразил президент Европейского союза Херман Ван Ромпей, по итогам встречи заявивший следующее: «Последние события в арабском мире – это не заговор фанатиков и экстремистов. Напротив, они подтверждают, что между исламом и демократией нет никаких противоречий, как нет их между демократией и любой другой религией. Наши ценности не повержены. Поэтому у европейцев нет оправданий для культивирования протекционистских, эгоистичных, националистических или даже расистских настроений».

Действительно, многие эксперты и политологи (исламского мира и европейские) сходятся во мнении, что «арабская весна» открыла для населения североафриканских стран новые горизонты, продемонстрировав, что демократические формы протеста (пусть они нередко и заканчивались весьма сомнительными инцидентами) способны по-настоящему влиять на ситуацию и узурпировавших власть политиков и являются действенной альтернативой деструктивным акциям фанатиков-экстремистов («Аль-Каида» и пр.), претендующих на то, чтобы называться мусульманами. В этом отношении особенно красноречивым можно считать результат народных протестов в Египте, приведших к уходу с поста президента Хосни Мубарака, возглавлявшего страну в течение 30 лет. Вышедший на площади Каира народ сумел добиться отставки неугодного правителя всего за месяц. А чего сумел достичь один из лидеров «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири несколькими попытками покушений на Мубарака? Только лишь запрещения деятельности возглавлявшегося им «Исламского египетского джихада» и падения собственного авторитета и авторитета своих сторонников в глазах простых мусульман. Потому многие аналитики идут ещё дальше, полагая, что «арабская весна» и вовсе свела на нет влияние в регионе Усамы бен Ладена, его возможных преемников и «Аль-Каиды» как таковой.

Однако приветствуя демократический ветер перемен на Ближнем Востоке Ван Ромпей, похоже, всё ещё плохо отдаёт себе отчёт в том, что этот ветер приносит на европейский континент. А приносит он вот уже который месяц утлые судёнышки с бегущими от неурядиц и военных столкновений на родине мигрантами. Само собой, в массе своей мусульманами.

За это время именем нарицательным успело стать название небольшого итальянского островка Лампедуза, расположенного в южной части Средиземного моря. Именно сюда с начала 2011 года стремятся во что бы то ни стало попасть тысячи беженцев из Египта, Туниса и охваченной гражданской войной Ливии. И неудивительно – всего 100 км, и вы на территории Евросоюза, где очень трепетно относятся к правам беженцев, иммигрантов, меньшинств, «униженных и обездоленных». Там, где у коренных жителей «нет оправданий для культивирования протекционистских, эгоистичных, националистических настроений».

И мигранты об этом прекрасно осведомлены. А потому, когда уже в конце марта их количество на Лампедузе превысило число местных жителей и, как следствие, обнаружилась острая нехватка продовольствия, средств гигиены и прочего, тунисские и ливийские гости Евросоюза сильно возмутились. И как же они выразили своё возмущение? Конечно, протестными выступлениями, в результате которых серьёзно пострадала инфраструктура острова, и без того потрёпанная от невиданного наплыва мигрантов. Агрессивное поведение и проявления насилия никогда особенно не украшали человека. Вот и здесь они лишь ухудшили образ «соседей из Африки» в массовом сознании европейцев», а также лишний раз дискредитировало культурный бэкграунд первых, важнейшей составной частью которого является ислам. Отношения иммигрантов-мусульман и коренных жителей Старого Света сегодня никак нельзя назвать безоблачными, и агрессивные толпы мигрантов на Лампедузе, стремящиеся во что бы то ни стало прорваться на континент, никак не способствуют налаживанию продуктивного диалога, а фактически работают на создание искажённого образа ислама в умах европейцев.

Неудивительно, что в этих условиях местные жители полностью проигнорировали призыв Еврокомиссии быть гостеприимными по отношению к беженцам из Северной Африки, число которых на Лампедузе уже давно превысило все мыслимые пределы. Однако сами иммигранты воспринимают островок лишь в качестве золотых ворот к лучшей жизни в уютных сегрегированных общинах своих соотечественников, которым уже удалось успешно натурализоваться в государствах Старого Света. И очень возмущаются, когда итальянские власти отказываются предоставить им такую возможность. Ещё бы, ведь гости Лампедузы так много слышали о том, как в Европе относятся к правам человека!

Разгорячённые протестными выступлениями в родных странах, беженцы решили, что эта тактика может сработать и в Европе. А потому с начала весны Лампедуза, а также некоторые пограничные с Францией итальянские города, куда мигрантов всё-таки переправили с острова, сотрясаются от бесконечных протестов. Мигранты протестуют против решения Франции не пускать их на свою территорию. Мигранты требуют перевезти их с Лампедузы на Сицилию, потому что на островке нарушены все санитарные нормы и стало просто невозможно жить. Мигранты хотят того, требуют этого и претендуют ещё на вот то. Европа очень любит быть ментором в вопросах демократии для своих менее просвещённых в этих делах соседей. Так вот: ученики, похоже, хорошо усвоили заочные уроки и теперь приехали на стажировку.

Тем временем, катастрофический наплыв беженцев в Италию лишний раз красноречиво продемонстрировал, что в европейском доме не всё ладно. Многие европейские страны достаточно легко согласились участвовать в операции НАТО против режима Каддафи в той же Ливии, исходя из своих корыстных интересов. А вот делить ответственность за последствия и разбираться с колоссальным потоком мигрантов хочется далеко не всем. Так, государства ЕС в один голос назвали незаконным предложение Италии, согласно которому всем беженцам нужно выдавать временный вид на жительство, чтобы обеспечить им беспрепятственное передвижение по зоне действия Шенгенского соглашения. Независимо от легитимности инициатив, подобных итальянской, это был прозрачный намёк Риму самому разбираться с проблемой, порождённой коллективными усилиями. Такая реакция стала ещё одним свидетельством кризиса европейской солидарности, а премьера Италии Сильвио Берлускони наверняка заставила задуматься о том, зачем же всё-таки ему понадобилось ввязываться в военную операцию против своего «друга» Муаммара, несколько лет назад взявшего на себя обязательства по контролю за потоком мигрантов в Италию и худо-бедно их выполнявшего?

В итоге, несмотря на все усилия того же Ван Ромпея по культивированию дружелюбного имиджа Европейского союза (особенно в Средиземноморье, в контексте событий «арабской весны») в государствах Старого Света лишь усиливаются противоположные тенденции. И европейские лидеры один за другим приходят к мысли, что в сложившихся условиях самой продуктивной политикой является как раз таки «культивирование протекционистских, эгоистичных, националистических настроений». Один за другим объявляют они сегодня о том, что принципы мультикультурализма, с которыми так долго экспериментировали, устарели. И стоит ли удивляться, когда неожиданные гости из стран Магриба и Ближнего Востока ещё ничего не дав своему предполагаемому новому дому уже вовсю требуют, требуют и снова требуют? У европейского политического истеблишмента возникают резонные опасения, что как только мигрантам распахнут настежь двери и они слегка освоятся, например, в предместьях Парижа, то сразу же выдвинут новые требования: пособий, разрешения перевезти всех родственников, строительства сотни-другой мечетей, освобождения исламистов, считающихся героями и т.п.

Впрочем, гости не такие уж неожиданные. Ввязываясь в военный конфликт с режимом того же Каддафи и так или иначе влияя на многие события «арабской весны» в целом, европейские власти должны были предвидеть и неизбежную проблему с беженцами. Что ж, видимо экономические и политические выгоды от этой операции существенно перевешивают негативные последствия гуманитарной катастрофы на той же Лампедузе. А последствия эти уже очень хорошо ощущают на себе и другие страны Европы. Например, Швейцария, где уже в конце апреля были переполнены все центры регистрации беженцев (более 1,5 тыс. человек в каждом).

Кто знает, возможно пройдёт совсем немного времени, прежде чем европейские политики всерьёз заговорят о новом исламском завоевании Европы. Только теперь оружием «мавров» будут не изогнутые сабли, а европейские же толерантность и приверженность правам человека, которые с успехом используются иммигрантами против европейцев уже сейчас (взять хотя бы историю с обращением известного британского исламиста Абу Хамзы аль-Масри в Европейский суд по правам человека с целью не допустить своей экстрадиции в США). И на этот раз «завоевание» начнётся не с Пиренейского, а с Аппенинского полуострова.

50.09MB | MySQL:110 | 0,813sec