Итоги парламентских выборов в Турции и турецком Курдистане

Состоявшиеся 12 июня парламентские выборы в Турции подтвердили наиболее высокую популярность правящей Партии справедливости и развития (ПСР), получившей без малого 50% голосов проголосовавших граждан Турции, увеличив поддержку более чем на 3% по сравнению с выборами 2007 года. За Народно-Республиканскую партию (НРП) проголосовали почти 26% (рост на 5%), Партию националистического действия – 13% (минус 1,3%). Однако, несмотря на рост поддержки, ПСР получила меньше мест в парламенте, чем в прошлый раз – 326 мандатов. НРП делегирует в парламент 135, ПНД – 53 депутата. 36 кандидатов победили при поддержке считающейся прокурдской Партии мира и демократии. Таким образом, в парламенте будут представлены лишь 4 партии, консолидировавшие подавляющее большинство голосов избирателей. Учитывая, на выборы пришло более 87% (43,6 из 50,2 млн имеющих право голоса), а ПСР, НРП, ПНД и независимые кандидаты от ПМД получили более 95%, в нынешнем парламенте Турции наиболее полно представлены голоса электората Турции, в то время как в 2007 г. этот показатель составлял 87%, а в 2002 г. – 69%. Из других 12 партий лишь Саадет смогла набрать более 1% голосов – 1,24%. Всего за 550 мандатов боролись 15 политических партий и независимых кандидатов. На предыдущих выборах оставались непредставленными около 13% участвовавших в выборах избирателей, а в 2002 г. – почти треть. Избиратель Турции практически перестал голосовать «вхолостую», не поддерживая партии, не имеющие шансов на попадание в парламент. Именно это обстоятельство, наряду с новой системой подсчёта мандатов провинций, привело к тому, что при увеличении доли голосов, поданных за ПСР, эта партия уменьшила своё представительство в парламенте. Поэтому ПСР для реализации своих проектов по принятию новой конституции необходима будет поддержка ещё как минимум 4 депутатов – 330 голосов необходимо для того, чтобы вынести новую конституцию на референдум.

Результаты парламентских выборов 2007 и 2011 гг.

Партия % голосов на выборах 2011 г. Мандаты 2011 г. % голосов на выборах 2007 г. Мандаты 2007 г. Разница % голосов 2011/2007 гг. Разница мандаты 2011/2007 гг. Доля мандатов в парламенте
ПСР 49,9 326 46,58 340 3,32 -14 59,3
НРП 25,9 135 20,8 112 5,1 23 24,5
ПНД 13,1 53 14,2 71 -1,1 -18 9,6
ПМД 6,4 36 4,0 20 2,4 16 6,5

ПСР полностью победила в 13 провинциях, НРП в Тунджели, а кандидаты ПМД в Хакяри.

Наблюдателями отмечается успех ПМД, увеличившей своё представительство в парламенте на 16 мест.

ПМД, поддерживавшая в 39 провинциях 61 кандидата, делегировала в парламент 36 депутатов из 16 провинций. Она консолидировала голоса в тех курдских провинциях, в которых и ранее имела сильную поддержку, отняв несколько мандатов у ПСР. В Диярбакыре, Мардине, Ширнаке, Ване и Хакяри, являющихся геополитическим «сердцем» Турецкого Курдистана и бастионом ПМД и её упразднённых властями предшественниц, для которых характерен высокий естественный прирост, увеличение количества избирателей составило около полумиллиона (так, лишь в Диярбакыра рост составил 191 тыс. с 675 до 866 тыс.). В 2007 г. избиратели этих провинций в своих симпатиях разделились поровну между ПСР и независимыми кандидатами прокурдской Партии демократического общества – из  1208 тысяч ПСР получила 521, а представители ПДО – 523 тысяч. С учётом более высокой явки избирателей (например, в Диярбакыре 84% сейчас против 71% в 2007 г.), ПМД показала лучшие результаты.

Примечательно, что из 36 парламентариев ПМД 6 (Хатып Диджле, Селма Ирмак, Файсал Сарыйылдыз, Гюлсерен Йылдырым, Ибрагим Айхан и Кемал Акташ) находились до выборов под арестом и будут выпущены на свободу (такая же ситуация с несколькими новыми депутатами от НРП).

Избранные депутаты от ПМД

Провинция Победившие кандидаты
Диярбакыр (6) Лейла Зана, ХатыпДиджле, Эмине Айна, Нурсел Айдоган, Алтан Тан, Шарафеттин Эльчи
Ван (4) Кемал Акташ, Оздал Ючер. Назми Гюр, Айсел Туглук
Хакяри (3) Салахаттин Демирташ, Адыл Курт, Эсат Джанан
Ширнак (3) Хасип Каплан, Селма Ирмак, Файсал Сарыйылдыз
Мардин (3) Ахмет Тюрк, Гюлсер Йылдырым, Эрол Дора
Батман (2) Бенги Йылдыз, Айла Акат Ала
Муш (2) Сыры Сакык, Демир Челик
Урфа (2) Ибрагим Айхан, Ибрагим Биниджи
Сиирт (1) Гюлтан Кышанак
Агры (1) Халил Аксой
Бингёл (1) Идрис Балукен
Бидлис (1) Хусаметтин Зендероглу
Игдыр (1) Первин Булдан
Карс (1) Мулкие Биртане
Адана (1) Мурат Бозлак
Мерсин (1) Эртугрул Кюркчю
Стамбул (3) Левент Тюзел, Сыры Сюрея Ёндер, Себахат Тунджел

Многие наблюдатели поспешили заявить об успехе кандидатов ПМД в Курдистане. ПМД действительно значительно улучшила свои результаты по сравнению с парламентскими выборами 2007 года. Однако за её кандидатов проголосовало меньшинство этнических курдов (а также мизерное количество этнических турок леворадикальной направленности) и меньшинство населения этногеографического Курдистана. Об успехе ПМД «в Курдистане» можно заявлять лишь сокращая курдистанскую этногеографию более чем в три раза. Говоря об этнических курдах, мы имеем ввиду как курдов, проживающих в Турецком Курдистане, так и в других частях Турции.

24 провинции этногеографического Курдистана делегировали в турецкий парламент 115 депутатов, из них ПМД делегировала 31 парламентария, т.е. 27% всех депутатов Курдистана, ПСР – 72, т.е. 63%, НРП – 9, т.е. 8% и ПНД – 3. Таким образом, ПСР, которая делегировала в парламент Турции от курдских районов в 2,3 раза больше депутатов, чем ПМД, является наиболее популярной партией в Турецком Курдистане. При этом в расчёте нами не учитывались ещё несколько провинций, которые полностью или частично зачастую включаются курдами в состав этногеографического Курдистана – Османие, Сивас и Байбурт. С учётом этих провинций позиции ПМД ещё хуже, поскольку она даже не выставляла там своих кандидатов.

По нашим оценкам, учитывая голосование этнических курдов в Турции в целом, за ПСР курды голосуют в 3 раза чаще, чем за ПМД. Хотя не имеется точных данных в этническом разрезе избирателей, можно предположить, что значительную поддержку курдов в западной части страны получает и НРП. Возможно, абсолютное количество проголосовавших за НРП курдов даже сопоставимо с голосами, отданными за кандидатов ПМД.

Поэтому в условиях, когда большинство курдов Турции не поддерживает ПМД, голосуя за другие крупнейшие турецкие партии, называть ПМД прокурдской, наверное, не совсем корректно. В таком случае придётся признать, что большинство курдов Турции не являются прокурдскими.

В Мерсине (делегировал в парламент 11 депутатов), доля курдов в населении которого, по различным оценкам, составляет 50–70%, прошедший в парламент кандидат ПМД набрал лишь 10%, а в Адане(14 мест), где  курдов 30–40%, – 8%. Из 85 парламентариев, избранных в Стамбуле, ПМД представляют лишь трое. В других регионах, также имеющих значительный курдский элемент, ПМД либо не выставила кандидатов, либо они получили мизерное количество голосов.

Кроме того, фактически ПМД лишь немного превысила результаты своей предшественницы Партии народной демократии (DEHAP), набравшей в 2002 г. 6,2% голосов.

Результаты выборов в Турецком Курдистане

Провинция Независимые (ПМД)  ПСР  НРП ПНД
 % Мандаты  % Мандаты  % Мандаты  % Мандаты
Диярбакыр 62 6 33 5
Урфа 26 2 65 10
Адияман 19  0 68 4 16 1
Газиантеп 5 0 62 9 19 2
Килис 60 2
Мараш 70 6 11,5 1 13 1
Малатья 69 5 20 1
Элязыг 67 4 15 1
Тунджели 23 0 16 0 56 2
Эрзинджан 57 1 30 1
Эрзурум 8 0 69 5
Бингёл 24 1 682
Муш 44 2 43 2
Батман 52 2 37 2
Битлис 40 1 51 2
Сиирт 43 1 48 2
Ширнак 73 3 21 1
Мардин 61 3 32 2
Хакяри 80 3 16 0
Ван 50 4 41 4
Агри 43 1 48 3
Игдир 32 1 34 1
Карс 19 1 43 2
Ардаган 12,5 0 40 1 30 1
ИТОГО мандаты в Курдистане (115) 31 72 9 3
Доля мандатов в Курдистане (%) 27,0 62,6 7,8 2,6

Как уже отмечалось, ПМД консолидировала голоса в тех провинциях, где уже имела существенную поддержку. Так, в Диярбакыре поддержка кандидатов ПМД увеличилась с 47 до 62%, в Мардине – с 39 до 62%, Ширнаке – с 52 до 73%, в Хакяри – с 56 до 82%, в Ване с 32 до 48%, в Сиирте – с 39 – до 42%, в Бидлисе – с 22 до 40%, в Агри – с 24 до 43%, в Бингелё – с 14 до 24%. В других провинциях рост поддержки ПМД был незначителен (в Карсе с 16 до 19%, в Эрзуруме с 5 до 8%). Однако и здесь необходимо отметить, что, если сравнивать нынешнюю поддержку независимых кандидатов ПМД с местными выборами 2009 г., то картина несколько иная. Тогда в Диярбакыре, Сиирте, Ване кандидаты ПДО получили бОльшую долю, а в Хакяри – почти столько же.

Прирост голосов в этих провинциях не может сыграть существенной роли в общетурецком масштабе в связи с их низкой долей в населении страны. Примечательно также, что кандидаты, которые выдвигаются при поддержке партий, аффилированных с ПРК традиционно имеют большую поддержку лишь в депрессивных с экономической точки зрения районах, обречённых, за редким исключением при продолжении нынешних тенденций, на дальнейшую экономическую деградацию. Между тем в наиболее развитых с экономической точки зрения курдских провинциях кандидаты ПМД даже не участвовали. Так, Газиантеп, Килис, Мараш, Малатья и Элязыг, являющиеся основными точками роста современного Турецкого Курдистана (Газиантеп, Мараш и Малатью называют ещё и «анатолийскими тиграми»), где кандидаты ПМД либо не участвовали в выборах, либо набрали незначительное количество голосов, делегировали в Великое национальное собрание Турции 32 депутата. Примечательно, что в этих провинциях так называемые прокурдские партии уступают не только ПСР и НРП, но и ПНД. Ещё в двух развивающихся провинциях –Урфе и Эрзуруме, имеющих в парламенте 17 депутатов, ПМД получила лишь два мандата. Кроме того, следует учитывать, что в имевшие ранее значительный турецкий элемент Газиантеп, Малатья и Мараш в последние годы мигрировало значительное количество курдов, выселенных в связи с уничтожением родных мест или вынужденных покинуть их в связи с экономическими трудностями.

Таким образом, дальнейшая потенциальная консолидация голосов в провинциях, где позиции ПМД сильны, может привести лишь к незначительному увеличению депутатов, т.е. обнаруживает пределы роста и сужает этногеографию Турецкого Курдистана до наиболее маргинальной с экономической точки зрения его части.

Для успеха в этих провинциях, очевидно, ПМД необходимо будет сменить леворадикальную пропаганду, основанную на идеях Абдуллы Оджалана, регулярно выступающего с критикой «капиталистического модернизма» и пропагандирующего невнятные идеи социалистической экономики, точнее – отсутствие всякой экономики. Леворадикальная идеология легальных аффилированных с ПРК партий не приносит им популярности. Понятно, что курды в Хакяри и Ширнаке голосуют за ПРК не из-за поддержки левых идей, а выражая таким образом курдский национализм, поддерживая курдских партизан. Левые идеи, перемешанные с анархизмом, отталкивают существенную часть курдов, являющимися ныне, выражаясь советской терминологией, передовым отрядом турецкого капитализма – наиболее динамичной частью турецкого общества. Идеологически нынешняя ПРК уже не удовлетворяет потребностям курдского среднего класса и наиболее продвинутой части курдского общества.

Следует отметить также то обстоятельство, что, несмотря на заявляемое в преддверии выборов падение популярности ПСР в неофициальной столице Курдистана – Диярбакыре, за неё всё же проголосовала треть пришедших на выборы избирателей провинции. Хотя премьер-министр Эрдоган собрал на предвыборный митинг в Диярбакыре во много раз меньшую аудиторию, чем это делали обычные кандидаты ПМД, курды массово бойкотировали ПСР и государственные мечети, проводя альтернативные «курдские» богослужения, ПСР получила в Диярбакыре 33% голосов. Возможно, это объясняется, что Партия рабочих Курдистана, став неофициальной партией власти в регионе, оказывает давление на население, вынужденное внешне выступать против ПСР, а на избирательных участках делающее другой выбор. Ситуация в Диярбакыре примечательна также в связи с тем, что этот город является экономическим центром «региона ПРК». Хотя несколько лет назад ПРК пыталась перевести на свою сторону диярбакырскую буржуазию, похоже, она поняла тщетность этих попыток. В 2008 г. аффилированная с ПРК ПДО поддержала на пост главы основной бизнес-ассоциации региона – Торгово-промышленной палаты Диярбакыра Галипа Энсариоглу против тогдашнего председателя палаты представителя ПСР Кутбеттина Арзу, потерявшего популярность и вскоре разгромленного на выборах мэра Османом Байдемиром. ПДО считала, что новый глава организации будет как минимум нейтральным в отношении неё. Однако на нынешних парламентских выборах Галип Энсариоглу избрался в парламент от ПСР. Таким образом, малопопулярного К.Арзу ПДО заменила в стане своих соперников более перспективным Галипом Энсариоглу.

Таким образом, при увеличении поддержки ПМД в «традиционных регионах ПРК» продолжается дальнейшее территориальное структурирование курдского региона, а также его политический и идеологический раскол. Около четверти этногеографического Курдистана голосует за легальную партию, аффилированную с ПРК, почти две трети – за ПСР. Примерно такая же картина с этническими курдами в целом, однако на западе страны среди курдов популярностью пользуется и НРП. ПМД консолидирует поддержку в наименее развитых и малонаселённых районах Курдистана («в горах»), то ПСР – в быстроразвивающихся провинциях, включённых в систему турецкого капитализма. Продолжение нынешней политики ПМД не позволит ей расти вширь. Для выхода на новые для ПРК «электоральные рынки» в Курдистане ПМД, по-видимому, необходима смена леворадикальной идеологии на другие идеи, включающие социал-демократию и в первую очередь непривычные для курдских политиков, но весьма близкие для современных этнических курдов либеральные направления экономической мысли. Однако в этом случае возникает вопрос: а возможна ли при такой идеологической трансформации ПРК? Похоже, именно этим объясняются противоречия руководства ПРК с возникающим новым типом курдских лидеров, олицетворением которых являлся мэр Диярбакыра Осман Байдемир. Для ПСР же, очевидно, была бы выгодна консервация нынешней политической линии ПМД, находящейся под влиянием ПРК и, соответственно, не имеющей шансов вырваться из 5-7-процентного капкана, что позволяет турецкой партии власти осуществлять местную глобализацию, т.е. ускоренную ассимиляцию курдов.

29.19MB | MySQL:67 | 0,728sec