Арабский фактор в политическом процессе США

Процесс принятия политических решений в Соединенных Штатах характеризуется наличием большого числа внешних и внутренних факторов и групп интересов, оказывающих на него влияние. С одной стороны, в самих властных структурах существует временами проблемное взаимодействие между президентом, Конгрессом и задействованными ведомствами. При этом бюрократия внутри каждого департамента и комитета, преследуя собственные цели, продвигает на политической арене собственную точку зрения. С другой стороны, американское законодательство и сама политическая культура открывает двери для масштабного негосударственного влияния на процесс принятия решений. В этой связи наиболее важную роль играет институт лоббизма, задачей которого является продвижение интересов определенных экономических, корпоративных, финансовых, этнических или иных объединений. Зачастую это приводит к тому, что как внутренняя, так и внешняя политика становятся полем конкуренции между различными группами интересов, которые борются за то, чтобы финальное решение было принято с учетом их мнения и желания.

Важным сам по себе является тот факт, что США – это нация иммигрантов. Она создает для вновь прибывших и уже живущих в ней людей такие условия, когда при соблюдении определенных правил и принятии определенных ценностей и идей, граждане имеют все возможности сохранять и культивировать свою этническую идентичность[i]. Иммигрантское прошлое и принадлежность к тому или иному народу, к той или иной общине, играют важную роль в самосознании многих американцев, при том что большинство из них являются искренними патриотами своей страны. При этом заинтересованность проблемами своей исторической родины не противоречит, а скорее дополняет их приверженность идеям процветания и развития Америки. Это процветание они зачастую связывают с тем, что Вашингтон ради своих же интересов должен осуществлять определенную политику в отношении стран их прежнего проживания. Американские социологи Натан Глэйзер и Даниэль Мойнихан утверждали в своем труде «Этничность: теория и опыт», что иммиграция является важнейшим фактором, формирующим американскую внешнюю политику[ii]. Действительно, даже если опустить факт создания и активной деятельности этнических организаций и групп, иммиграция сама по себе создает новые политические условия, меняя внешний вид и структуру американского электората. Ввиду особенностей политической системы США, изменения в составе и настроениях электората непременно отражаются на внешней политике.

Объединившись в общины, группы или специализированные организации, иммигранты, а также американцы, уже не в первом поколении живущие в США и при этом сохраняющие высокую степень национальной самоидентификации, имеют как право, так и реальную возможность продвигать свою точку зрения в американской внешнеполитической сфере. В сочетании с наметившейся после окончания холодной войны тенденцией к некой неопределенности американских внешнеполитических целей и ориентиров в условиях исчезновения явного и очевидного противника и отсутствия как общенационального, так и зачастую даже внутрипартийного согласия по предпринимаемым внешнеполитическим шагам, была сформирована среда, в которой группы интересов, в том числе и основанные на этническом факторе, способны маневрировать, конкурировать и бороться за влияние как над законодательной, так и исполнительной ветвями власти.

Как известно, за внешнюю политику в США отвечают президент и Конгресс. Сложившаяся система сдержек и противовесов делает эти две инстанции взаимозависимыми. Президент нуждается в Конгрессе для ратификации подписанных соглашений, объявления войны и выделения финансирования для тех или иных начинаний во внешнеполитической сфере. Различные группы, желающие продвигать свои внешнеполитические интересы, чаще всего оказывают свое давление на Конгресс, который, в свою очередь, через имеющиеся у него механизмы оказывает давление на главное лицо, принимающее решения во внешней политике, то есть на президента. По утверждению исследователя Патрика Хэни, группы интересов способны добиться наибольшего успеха в том случае, если тот вопрос, который они стремятся продвинуть, находится в компетенции Конгресса, так как эта структура является более «податливой» и восприимчивой к внешнему влиянию[iii]. Хотя исполнительная власть и является ключевым игроком в процессе принятия внешнеполитических решений, но президент все равно вынужден прислушиваться, советоваться и соотносить свои действия с настроениями, царящими в Конгрессе.

Деятельность проарабских групп интересов в американской внешнеполитической среде можно рассматривать через два измерения: внутреннее и внешнее. Под «внешним» в данном случае понимается участие в отстаивании определенной позиции «внешних акторов», то есть правительств иностранных государств, под «внутренним» — деятельность арабов-граждан Соединенных Штатов.

Первые попытки арабской диаспоры заняться политической деятельностью относятся лишь к концу 60-х – началу 70-х гг[iv]. Это означает, что они вступили в среду, в которой уже были распределены ниши и сферы влияния между другими этническими группами, начавшими заниматься лоббизмом существенно раньше. Помимо необходимости вести конкурентную борьбу с другими группами интересов, американские арабы были вынуждены справляться и с целым рядом непростых проблем: недостатком финансирования, отсутствием опыта в лоббировании своих интересов, разобщенностью и разнородностью общины, а также с антиарабскими стереотипами и недоверием, которое большинство американцев испытывали и испытывают к арабам и мусульманам.

Первых успехов арабская диаспора как политический актор стала достигать лишь к концу 80-х гг., когда к ней стали прислушиваться на высшем политическом уровне, и ее усилия по просвещению американского населения относительно арабской культуры и арабского видения ближневосточных проблем стали приносить свои плоды. Несмотря на то, что уровень влияния американских арабов на процесс принятия внешнеполитических решений был по-прежнему крайне низок, они, тем не менее стали восприниматься как политические игроки, имеющие свои интересы, обладающие инструментами их достижения и заручившиеся определенной общественной поддержкой.

Главным внешнеполитическим вопросом, на котором концентрировалось внимание диаспоры и в котором они добились наибольшего прогресса, является палестино-израильский конфликт, в особенности, соблюдение прав палестинцев и беженцев. В период Первой интифады (1987 – 1993) было приложено немало усилий по изменению американского нарратива относительно происходящих в зоне конфликта событий. Организовывая лекции, встречи, визиты, выпуская печатную продукцию и документальные фильмы, а позже активно используя сеть Интернет, арабские организации стали постепенно изменять отношение американцев к сторонам конфликта. Хотя американо-израильскому союзу мало что угрожает, и среди американцев сильно понимание важности поддержания обороноспособности и безопасности Израиля, тем не менее в последние годы не менее очевидной для рядовых жителей США является осознание необходимости образования палестинского государства и соблюдения прав палестинцев. Арабские организации в Соединенных Штатах проводят целенаправленную работу с членами Конгресса, стремясь донести до них свою позицию по ближневосточному конфликту. Видя перед своими глазами колоссальный успех произраильских лобби групп (прежде всего, АЙПАКа) по продвижению своей точки зрения среди американских конгресменов, арабы стремятся идти по тому же пути и ищут возможные способы добиться поддержки законодателей. Важность Соединенных Штатов как ключевого внешнего игрока в палестино-израильском конфликте осознается как произраильскими, так и проарабскими организациями. Первые, в силу более раннего возникновения, численности, уровня общественной поддержки, мощного организационного и финансового ресурсов и наличия устоявшихся связей на Капитолийском холме и в руководстве двух основных американских партий, одерживают решительную победу в борьбе за американский ближневосточный внешнеполитический курс. Однако, начиная с 80-х гг., представители арабской диаспоры тоже осваивают механизмы лоббизма для продвижения своих идей. Как заявил еще в 1980 г. Мохаммед Мехди, иммигрировавший в США из Ирака и ставший видным пропалестинским активистом и главой Комитета по американо-арабским отношениям, «путь к освобождению Палестины лежит через Вашингтон»[v]. В эту идею верят многие арабские активисты в США, стремящиеся участвовать в американском политическом процессе и оказать влияние на принятие внешнеполитических решений.

Арабская диаспора использует для продвижения своих интересов легальные механизмы, основанные на праве каждого американца напрямую общаться с избираемыми представителями власти и создавать общественно-политические и образовательные организации, деятельность которых не несет в себе угрозы безопасности США. Хотя некоторые из них частично финансируются из-за рубежа, а в редких случаях обнаруживаются связи религиозно ориентированных организаций с террористическими группами, но это скорее исключения из правил, и основной арабо-американский «мэйнстрим» существует и проводит свою деятельность в рамках закона[vi].

В качестве примера можно провести кампанию, организованную Арабо-Американским институтом в сентябре 2011 г. и связанную с намеченной на конец данного месяца подачей Палестинской национальной администрацией заявки на полноценное членство в ООН[vii]. На своем Интернет-сайте, а также в ходе встреч и публичных мероприятий представители института объясняли американским арабам, почему и как им надо взаимодействовать со своими конгресменами, чтобы убедить их высказываться против использования Соединенными Штатами права вето в ходе голосовании о членстве Палестины в ООН, а также против резолюции Конгресса, в соответствии с которой США планировали наказать инициативу палестинцев путем сокращения экономической помощи. Параллельно с этим действует программа «Давай! Участвуй в переменах!» (Yalla change!), активисты которой устраивают по всей стране обсуждения, лекции и различные акции, целью которых является привлечение внимания американцев к проблемам арабов и мусульман в США, а также наиболее актуальным ближневосточным темам, в первую очередь, палестино-израильскому конфликту.

Однако несмотря на заметную мобилизацию членов диаспоры в связи с обострением ситуации на Ближнем Востоке на фоне палестинского обращения в ООН, едва ли можно говорить об эффективности предпринимаемых усилий. Американская администрация ясно дала понять, что выступает категорически против односторонних действий ПНА и непременно воспользуется правом вето в случае голосования в Совете Безопасности ООН по вопросу о полноценном членстве Палестины в качестве независимого государства. Конгрессмены же, в свою очередь, заявили в начале октября, что сократят американскую финансовую помощь ПНА и включат в соответствую резолюцию Конгресса условие, в соответствии с котором помощь будет предоставлена лишь в случае отказа палестинцев от одностороннего провозглашения независимости[viii]. Из этого примера можно сделать вывод, что «внутренняя» активность американских арабов, их попытки воздействия на политическое руководство страны, хоть и возрастает и имеет тенденцию ко все большей мобилизованности, тем не менее не отличается особой эффективностью.

Особенностью арабского лоббизма в США является тот факт, что наиболее мощные импульсы, оказывающие воздействие на те или иные решения, связанные с ближневосточной политикой, исходят не изнутри страны, не от граждан США арабского происхождения, а из-за рубежа, прежде всего от  монархий Персидского залива. Пользуясь колоссальными нефтяными доходами и сложившимися еще в середине XX в. прочными связями в ключевых американских департаментах (Государственном департаменте и Министерстве обороны), страны Персидского залива успешно влияют на политический процесс в отношении интересующих их вопросов, к которым в первую очередь относятся вопросы безопасности, торговли вооружением и контрактов на поставки углеводородов[ix]. Аравийские монархии нанимают влиятельные лобби-фирмы, создают фонды, делают щедрые пожертвования и оказывают воздействие через американские энергетические корпорации, имеющие контракты на Ближнем Востоке. Круг интересов руководства монархий Персидского залива весьма ограничен и сводится главным образом к поддержанию благосостояния и стабильности правящих режимов. Отдавая себе отчет в важности Вашингтона как мирового лидера, аравийские государства направляют немалые средства, чтобы сохранять его поддержку по важным для них вопросам. Такие проблемы, как палестино-израильский конфликт или Ирак, отходят на второй план перед стремлением достичь безопасности в стране и непоколебимости положения правящей верхушки. Именно поэтому усилия Саудовской Аравии и других монархий региона по лоббированию в американском руководстве своих интересов крайне редко затрагивают общую проблематику Ближнего Востока и концентрируются главным образом на вопросах двусторонних отношений и процессов, происходящих в районе Персидского залива.

Несмотря на то, что в некоторых вопросах интересы аравийских монархий и американских арабов пересекаются (например, в деле борьбы с арабофобией и исламофобией), они не объединяют и, в общем, не могут объединить свои усилия для решения общих задач. С одной стороны, руководство государств Персидского залива не доверяет американским арабам и не стремиттся к тому, чтобы они становились проводниками их интересов в Соединенных Штатах. Их сотрудничество с американскими проарабскими организациями ограничивается незначительной финансовой помощью. Аравийские монархии предпочитают нанимать известные и успешные лобби-фирмы, имеющие опыт работы в Вашингтоне, оставляя местных арабов решать свои вопросы самостоятельно.

С другой стороны, сотрудничество между ними не складывается в силу отсутствия общей «повестки дня» и совершенно по-разному расставленных приоритетов. Для аравийских монархий ключевые проблемы – это стабильность собственных режимов и энергетические связи, для американских арабов – борьба с дискриминацией, укрепление позиций в американском обществе и палестинская проблема.

Разнонаправленность усилий, предпринимаемых американскими арабами и арабскими правительствами Персидского залива приводит к относительной слабости проарабского лоббизма в сравнении с произраильским. Во-первых, в одном Персидском заливе шесть нефтяных монархий, каждая из которых преследует свои цели, которые, в свою очередь, во многом отличаются от целей и подходов арабской диаспоры. В случае же с произраильским лобби все намного проще, так как существует только один Израиль, преследующий совершенно конкретные цели, сводящиеся к обеспечению безопасности своих граждан и границ, экономическому развитию и недопущению серьезных уступок палестинской стороне в рамках мирного процесса. Произраильское же лобби, хоть тоже неоднородное, представленное как сторонниками правых (АЙПАК), так и левых (J-Street) взглядов, прикладывает свои усилия в одном направлении, которое при этом совпадает с направлением приложения усилий непосредственно израильского руководства, также имеющего рычаги влияния в Вашингтоне. В результате совокупное проарабское лобби, которое с учетом монархий Персидского залива располагает значительно большими финансовыми ресурсами, чем произраильсное, проигрывает ему на американской политической арене из-за отсутствия единства и общих приоритетов, на реализацию которых оно потенциально может выделить внушительные средства.

Положение арабской диаспоры осложняется еще тем, что она сама по себе не является единым целым, и ее представители отличаются друг от друга по таким параметрам, как религия, страна происхождения, продолжительность проживания в Соединенных Штатах, социальное положение, уровень политической активности и «арабской» самоидентификации. Все эти факторы оказывают влияние на мировоззрение, политические пристрастия американских арабов и на степень их стремления быть вовлеченными в политический процесс и участвовать в продвижение общих для диаспоры интересов.

Ввиду этого складывается ситуация, когда деятельность арабских организаций в США не подкрепляется широкой общественной поддержкой внутри диаспоры. Несмотря на то, что подобных организаций существует немало, отсутствие успешной координации действий и консолидации усилий не позволяет им добиваться должного результата. Даже такие наиболее влиятельные и заметные организации, как Арабо-американский институт или Арабо-американский антидискриминационный комитет, наиболее успешно занимающиеся «внутренним» арабским лоббизмом в США, не могут достичь большей эффективности в силу недостаточного сотрудничества для решения наиболее актуальных и острых задач.

Проводя параллели с еврейскими и произраильскими организациями в США, необходимо отметить, что они, в сравнении с арабскими, отличаются значительно большим количеством и разнообразием по целям, взглядам и приоритетам. Тем не менее, их деятельность четко координируется, и их лидеры на регулярной основе встречаются для обсуждения насущных проблем и путей их решения в рамках таких форумов и организаций как Объединение еврейских федераций Северной Америки, Американский еврейский конгресс и Конференция президентов главных еврейских организаций. Отсутствие похожих механизмов внутри арабской диаспоры существенно ослабляет ее способность играть роль важного актора в американском внешнеполитическом процессе.

При этом, задача американских арабов существенно осложняется тем, что на пути продвижения их идей и интересов в американской политической среде стоит серьезное препятствие в виде стереотипов и зачастую предвзятого отношения американцев к арабам и мусульманам. За периодом улучшения американского отношения к арабам в конце XX в. наступил резкий рост арабо- и исламофобии, последовавший за атаками 11 сентября 2001 г[x]. С одной стороны, стремление искоренить антиарабские настроения и улучшить образ араба и мусульманина в глазах американской общественности является одной из первоочередных задач арабских организаций в США[xi]. С другой стороны, не добившись этой цели, американские арабы едва ли могут претендовать на успех в решении других, в том числе внешнеполитических, проблем. Чтобы к мнению арабского сообщества стали по-настоящему прислушиваться, необходимо, чтобы рядовые американцы и лица, ответственные за принятие внешнеполитических решений адекватно оценивали их как полноправную и важную часть американского общества и не руководствовались в своих оценках укоренившимися в массовом сознании стереотипами.

Для преодоления вышеописанных проблем, которые, по всей видимости, осознаются лидерами арабо-американских организаций, предпринимаются шаги в двух основных направлениях. Во-первых, проводится работа непосредственно с американскими арабами с тем, чтобы развить в них этническую самоидентификацию и возбудить интерес к проблемам диаспоры и ближневосточного региона. Основной упор делается на консолидацию диаспоры во времена выборов с тем, чтобы кандидаты воспринимали американских арабов как значимую часть своего электората, поддержка которой важна для успеха. Помимо этого, арабские организации разъясняют членам диаспоры, какими правами они обладают и как они могут высказывать свое мнение (на индивидуальном и групповом уровне) по поводу волнующих их проблем.

Во-вторых, предпринимаются немалые усилия по просвещению и образованию американского общества для того, чтобы искоренять существующие стереортипы и предрассудки. Понимая, что полноценной и успешной частью социума можно стать только в случае отсутствия предвзятого отношения и дискриминации со стороны остальных его членов, арабские организации всеми доступными способами распространяют информацию об арабской культуре, традициях, вкладе американских арабов в развитие Соединенных Штатов, при этом излагая также свою позицию по важным внутри- и внешнеполитическим вопросам.

Таким образом, арабская диаспора, стремясь оказывать влияние на процесс принятия политических решений в США, сталкивается с рядом проблем как внутреннего, так и внешнего характера. Однако отличие сегодняшней ситуации от того, что наблюдалось 20-30 лет назад, заключается в том, что американские арабы и сформированные ими за этот период организации сумели занять свое место на обширном поле борьбы различных американских групп интересов. Хотя в настоящий момент говорить именно о «влиянии» было бы преждевременно, но наметившаяся в последние годы тенденция показывает, что арабская диаспора постепенно становится одним из элементов воздействия на политический процесс в США. В случае, если лидеры арабо-американского сообщества будут продолжать шаги по сплочению и консолидации диаспоры, заниматься просветительской деятельностью внутри американского общества и наращивать связи в  руководстве страны и если в ближайшие годы арабской общине США не будет нанесен удар, аналогичный тому, который последовал за событиями 11 сентября 2001 г., американские арабы имеют все шансы стать группой, способной оказывать влияние на принятие американской администрацией решений по важным для них политическим вопросам.

 


[i]            Паин, Эмиль. Мирное сосуществование XXI века. / Россия в глобальной политике. No 2 Март-апрель 2011

[ii]           Цит. по McConnell, Scott. Not So Huddled Masses. Multiculturalism and Foreign Policy. / World Affairs, Spring 2009,    p. 39

[iii]           Haney, Patrick J. and Vanderbush, Walt. The Role of Ethnic Interest Groups in US Foreign Policy: The Case of the Cuban American National Foundation .  / International Studies Quarterly, Vol. 43, No. 2 (June) 1999 : p. 345

[iv]           Alnasrawi, A. Reflections on the Rise and Decline of AAUG. // Arab Studies Quarterly. Vol. 29, No. 3 & 4 (Summer/Fall issue), 2007, p. 111

[v]           Goot, Amy and Rosen, Steven. Campaign to Discredit Israel. AIPAC, 1983, p. 3

[vi]           Bard, Mitchell. The Arab Lobby: The Invisible Alliance That Undermines America’s Interests in the Middle East. HarperCollins, 2010, p. 188

[vii]          The Arab American Institute. URL: http://www.aaiusa.org/blog/entry/take-action-palestinian-bid-for-u.n.-membership-one-week-away/

[viii]          Mozgovaya, Natasha. U.S. conditions aid to Palestinians on repeal of UN statehood bid.  / Haaretz website. URL: http://www.haaretz.com/print-edition/news/u-s-conditions-aid-to-palestinians-on-repeal-of-un-statehood-bid-1.387573#article_comments

[ix]           Bard, Mitchell. The Arab Lobby: The American Component. / Middle East Quarterly. Fall 2010, URL: http://www.meforum.org/2773/arab-lobby

[x]           Ghazal Read, Jennan. Discrimination and Identity Formation in a Post-9/11 Era. / Race and Arab Americans before and after 9/11 / Ed. Jamal, AmaneySyracuse University Press, 2008, p. 305

[xi]           Основной организацией, занимающейся вопросами борьбы с дискриминацией арабов и мусульман в США, является Американо-арабский антидискриминационный комитет (American-Arab Anti-Discrimination Committee). URL: http://www.adc.org/

43.64MB | MySQL:92 | 1,018sec