Актуальные проблемы Южного Судана и участие ФРГ в их решении: мнения экспертов

Нищее государство при нефтяных богатствах — так эксперт Вольфрам Лахер из берлинского центра Stiftung Wissenschaft und Politik (SWP) оценивает стартовое состояние только что образованного Южного Судана. Тема его исследования — возможности и риски для суверенитета молодой страны.

Переходный период между мирными соглашениями 2005 года и референдумом о независимости в январе 2011 года давал возможность правительству в Хартуме и повстанческому движению в Джубе реформировать политическую ситуацию в Судане.

Однако возможность была упущена: правящие партии на Севере и Юге Судана были слишком озабочены упрочением собственных сил, подчеркивает немецкий аналитик. Отделение Юга, этнически и религиозно преимущественно черно-христианского, от Севера, в основном арабо-мусульманского, проходило нелегко ввиду неравномерного залегания природных богатств — золота, меди и особенно нефти, сосредоточенных на Юге. В этом Вольфрам Лахер видит источник дальнейшего конфликта.

Конфликт строится на противопоставлении хозяйственных приоритетов. У Севера свои козырные карты: выход к морю, протяженные нефтепроводы, относительно развитая инфраструктура. У Юга — наличие ресурсов. Конфликт развивается потенциально в связи с тем, что обе стороны в равной степени нуждаются друг в друге и желают разрешения конфликта по устоявшейся схеме, то есть путем вооруженного противостояния.

Главных ресурсов два: нефть и вода. Юг зависит от экспортных нефтяных трубопроводов, которые проходят по территории Севера, а последний привык самолично определять долю Юга в экспортной выручке. Взаимоотношения будут строиться на соблюдении принципа справедливого распределения дохода. Понятно, что представления о справедливости у Севера, много лет диктующего свои цифры, и у Юга, традиционно считающего себя обделенным, весьма различны. Стоит Северу перекрыть работу нефтепроводов, чем неоднократно угрожает президент Омар аль-Башир, как южане лишатся важнейшего источника доходов. Выход один: уметь договариваться. Юг продолжает считать, что его принуждают к заведомым потерям.

Кроме «черного», есть еще и «жидкое золото»: воды вполне достаточно на Юге, тогда как на засушливом Севере ее катастрофически не хватает. Пока Южный Судан ввиду небольшой численности населения и слабо развитого сельского хозяйства глобальных водных проблем не опасается, однако локальные раздоры по поводу водопользования, особенно на пастбищных угодьях, происходят постоянно. «Я не уверен, что вода может стать дополнительным фактором напряженности между двумя странами», говорит Вольфрам Лахер. Однако наличие воды при обилии плодородных почв может уже в ближайшее время решить главные продовольственные проблемы на Севере и Юге, который привычно ждет от Запада прибытия очередных гуманитарных грузов. Между тем при достижении обстановки безопасности Южный Судан способен не только прокормить себя и своего северного соседа, но и экспортировать продукты питания в Сомали и другие страны, испытывающие нехватку продовольствия.

В этой связи возникает законный вопрос о будущем политическом устройстве Южного Судана.

На первый взгляд кажется, что в политике доминируют лидеры повстанческого движения на юге Судана, которое теперь представляет правящую партию и его военизированное крыло, ставшее основой национальной армии. Однако известно, что они разделены глубокими внутренними противоречиями, которые олицетворяет множество конкурирующих фракций. При этом отмечены монополизация ключевых постов в государстве на основе личной преданности и этнорелигиозной принадлежности, а также действия армии вне гражданского контроля, что неизбежно ведет к диктату и коррупции.

Руководство Южного Судана, прежде всего президент Сальва Киир, должно будет в обозримом будущем определенным образом увязывать притязания противоборствующих групп, чтобы попытаться вовлечь в управление страной представителей различных политических субъектов, в том числе за счет вручения министерских портфелей, в поисках баланса гражданских и военных лиц.

«Естественно, многие проблемы должны быть преодолены Южным Суданом самостоятельно, что в свою очередь поможет Западу и Организации Объединенных Наций определить, насколько перспективны могут быть финансовые вложения в развитие страны, и оценить политические риски, — уверен В. Лахер. — В идеале международное сообщество ждет заключения всеобъемлющего соглашения между Севером и Югом, что даст гарантию безопасности для двух стран. В контексте этих обоюдных усилий будут определяться пути облегчения бремени задолженности и международный контроль за соблюдением соглашения о границах между Севером и Югом».

Реформы в Южном Судане реально осуществимы лишь при достижении стабильности и безопасности в регионе. В этом аспекте власти ФРГ опираются на достаточный опыт политических и хозяйственных контактов. Он обобщается на регулярном уровне представителями всех партий в бундестаге. Так, на заседании парламентского комитета по иностранным делам 28.09.2011 рассматривались вопросы, связанные «с участием вооруженных военнослужащих» в миссии в Южном Судане UNMISS, которая сформирована на основе резолюции Совбеза ООН № 1996 от 8 июля 2011 года. Были заслушаны сообщения ряда экспертов в области международного права, обороны, соблюдения прав человека и гуманитарной помощи, экономики и сотрудничества. Эти сообщения прокомментировали ведущие специалисты в сфере внешней политики от различных партий в бундестаге.

«Наш вклад касается небольшой численности военнослужащих, он маленький, но важный, — отметил на заседании бундестага 29 сентября с.г. Филипп Миссфельдер, официальный представитель фракции ХДС/ХСС по вопросам международной политики. — Даже в целом в неспокойной Африке эта часть континента является одним из наиболее проблемных регионов. С огромными опасностями сталкивается только что образованный Южный Судан». Ф. Миссфельдер связывает это с рядом аспектов. Первый — не полностью реализованное всеобъемлющее мирное соглашение между Севером и Югом Судана из-за сохраняющихся разногласий в пограничной сфере и в принадлежности региона Абьей. Второй — вопрос о разделении доходов, в первую очередь от добычи нефти. Третий — сохраняющееся военное противостояние, включая Абьей, Южный Кордофан («то есть район Нубийских гор, положение в котором мы здесь обсуждали раньше») и Голубой Нил. «Мы видим, что проблемы спорных территорий, которые пытаются решить силой, не могут быть решены подобным образом». С июля нынешнего года, по мнению экспертов, 200 тыс. человек в Южном Кордофане были перемещены, что говорит о тенденции развития конфликта.

Политик отметил, что ряд внутренних вызовов (создание единого государства на базе десятков этнических групп; разоружение и реинтеграция бывших партизан, создание для них рабочих мест) накладывает на Германию дополнительные обязательства. «Строительство инфраструктуры в сфере образования и экономики, вероятно, будет намного более решительным, чем военный вклад, который мы можем себе позволить. Таким образом, наше внимание главным образом будет сосредоточено на политическом и переговорном решении вопросов сотрудничества», указал Ф. Миссфельдер.

Ян ван Акен, эксперт левых по вопросам внешней политики, назвал свое выступление в бундестаге «Южный Судан нуждается в нашей помощи, а не в наших солдатах». Он сделал акцент на неотложных хозяйственных нуждах молодого государства: «почти полное отсутствие экономического развития, школ, больниц, дорог и особенно, конечно, демократического государственного аппарата». Невероятно плодородная земля до сих пор не в состоянии прокормить свое население оттого, что оно занято в вооруженных конфликтах. Единственное изобилие, о котором можно говорить применительно к Южному Судану, — оружие и насилие. Под ружьем в Южном Судане, как заявил Ян ван Акен, не менее 300 тыс. человек. В этой связи он решительно отверг отправку немецких солдат в регион, где и без того хватает военнослужащих.

Первые немецкие военнослужащие появились в Судане в конце апреля 2005 года. Фактически с этого момента были установлены двусторонние отношения с властями в Южном Судане. Они строились в сфере действия проектов в области развития и в соответствии с тогдашними договоренностями между Джубой и Хартумом. В числе проектов крупнейшими были «Реформирование управления и децентрализация» и «Развитие городского водоснабжения и санитарного сектора», на которые ФРГ выделила 27 млн евро, причем работы по обеспечению надежного водоснабжения будут продолжены и сейчас, на что выделяется дополнительно 13 млн евро.

Необходимо отметить, что Германия принимает активное участие в преобразованиях также в рамках европроектов, прежде всего через структуры Европейского фонда развития. Финансовые вливания осуществляются Германией на программы по разоружению, демобилизации и реинтеграции комбатантов на Севере и Юге, которые оценены в 2,42 млн евро. Эффективными были проекты по подготовке и проведению выборов (2010), где только проект по обучению работников СМИ был оценен в 1 млн евро.

В 2006-2010 гг. суммарные расходы федерального правительства на неотложные меры по Судану, прежде всего на закупку и отправку продуктов питания, составили 76 млн евро. В ближайшие два года гуманитарная поддержка подобного рода продолжится и составит 7,1 млн евро, причем только на 2011 год приходится 5,8 млн евро.

Если вести отсчет с апреля 2005 года, в составе миротворческой миссии ООН были задействовано 445 бундесверовцев. На основании резолюции Совбеза № 1997 от 11 июля 2011 года пребывание их в составе UNMISS было определено до 31 июля 2011 года. Кроме того, в стране, начиная с 2006 года, поддержанию обстановки безопасности содействуют посланники федеральной полиции, которых насчитывается в общей сложности 26 экспертов. И сами они, и обученные ими в Судане силовики гарантируют работу различных организаций, в том числе радиостанции в Мирайе, полицейского управления в Абьей.

Немцы участвуют в UNMISS в качестве охраны штабного персонала (13 военнослужащих) и персонала ООН (7 полицейских). Кроме того, в зоне ответственности силовиков ФРГ находятся подготовка полицейских кадров, деятельность Общества по международному сотрудничеству (GIZ), Федерального центра по оказанию технической помощи (THW), Немецкого Красного Креста (DRK), ряда благотворительных расположенных в ФРГ организаций, в том числе евангелической и католической церкви. На финансирование немецкого участия в миссиях ООН в Судане федеральное правительство потратило, по состоянию на 22 августа с.г., 8,5 млн евро.

На своем заседании 8 июля с.г. бундестаг начал обсуждение, а 29 сентября проголосовал за продление до 15 ноября 2012 года мандата на отправку в распоряжение миссии UNMISS до 50 военнослужащих. Кабмин ФРГ решением от 6 июля с.г. определил численность до десяти полицейских экспертов для участия Германии в обеспечении обстановки безопасности. Их деятельность, как говорится в мандате и решении правительства, нацелена на достижение мира в отношениях Севера и Юга Судана, в том числе в регионах Южного Кордофана и Абьей. В частности, будесверовцы могут использоваться как специалисты по связи, консультанты и на других вспомогательных должностях. «Мы хотим стабильности в Южном Судане и бесконфликтных отношений между Хартумом и Джубой, — прокомментировал пролонгирование мандата государственный министр Вернер Хойер. — С этой целью мы готовы внести конкретный вклад». Он касается развития политического диалога между Хартумом и Джубой, создания обстановки безопасности и стабильности в регионе, гуманитарной помощи и поддержки, «ориентированной на условия чрезвычайной ситуации».

Выводы

Первый. Южный Судан сделал лишь первый шаг к самостоятельности. Теперь ему предстоит доказать свою жизнеспособность.

Второй. Не существует сомнений, что молодое государство сталкивается с огромными проблемами. На его территории считанные километры проходимых дорог, полное отсутствие инфраструктуры, что затрудняет управление провинцией из политического центра.

Третий. Отдаленность от власти означает неизбежные сложности. К примеру, для нового государства весьма непросто взимать налоги, чтобы направлять их на строительство административных зданий и в сферу общественных услуг.

Четвертый. В Южном Судане сохраняется угроза решения конфликта силовым путем: это связано с последствиями гражданской войны, во время которой многие жители Юга получили опыт действий исключительно с оружием в руках.

Пятый. Отношения на Юге до сих пор традиционно складываются на этнических и племенных предпочтениях. На этой основе созданы и продолжают существовать вооруженные группы, в том числе и бандитские формирования. Бытовые споры решаются с помощью широко распространенного стрелкового оружия среди гражданского населения.

Шестой. Данные обстоятельства вынуждают немецких экспертов предположить, что Южный Судан останется в обозримом будущем крайне слабым государством с неустойчивым правительством, которое в значительной степени не обладает контролем над провинциями.

Седьмой. Вопрос, что прежде, разоружение населения Южного Судана и активные политические и хозяйственные преобразования или наоборот, получает различные интерпретации в ряде политических партий ФРГ. Однако Германия обозначает свое посильное участие в решении проблем неизменно небольшим персоналом военнослужащих и полицейских и не намерена усиливать военное присутствие в весьма взрывоопасном регионе Африки.

Использованы данные сайтов бундестага, МИДа ФРГ, aktuell politik.

40.08MB | MySQL:91 | 0,906sec