Ситуация в Алжире: сентябрь 2011 г.

В сентябре достаточно много событий в Алжир и вокруг него оказалось связано с тем, что происходило в Ливии. Это было объяснимо – Алжир изначально занял особую позицию по отношению к тому, что случилось в соседней стране. Он принял нескольких близких родственников Муаммара Каддафи.

1 сентября министр иностранных дел Франции Ален Жюппе фактически обвинил Алжир в том, что тот занял «по меньшей мере двусмысленную позицию» в ходе конфликта в Ливии. Он выразил «сожаление» связи с тем, что Алжир не признал новые власти Ливии в лице Переходного национального совета /ПНС/, который, по его мнению, «доказал свою представительность». Показательно, что это заявление прозвучало за несколько часов до открытия в Париже международной конференции относительно будущего Ливии.

«Я лично встречался с президентом /Абдельазизом/ Бутефликой. Он заверил меня, что Алжир оказывал Ливии исключительно гуманитарную помощь. Я надеюсь, что проверка подтвердит это», — заметил Жюппе. Он подчеркнул, что представители алжирских властей в ходе переговоров категорически опровергли информацию о том, что Алжир якобы поставлял оружие режиму полковника Каддафи.

Как известно, чтобы пояснить свое отношение к ПНС, Алжир неоднократно предупреждал о присутствии в рядах его формирований радикальных исламистов.

«Главное для нас – так это то, что Алжир вместе с нами, Мавританией, Мали и Нигером. Он выполняет свои обязательства в борьбе против «Аль-Каиды в странах исламского Магриба» /АКМ/», — заметил Жюппе.

Буквально несколько минут спустя французскому министру ответил глава МИД АНДР Мурад Меделси. В интервью французской радиостанции «Европа-1» он сообщил, что Алжир признает ПНС сразу после того, как тот сформирует «представительное» правительство Ливии, признанное всеми е регионами. Он же отметил, что признать ПНС Алжиру мешают не столько повстанцы, сколько иностранное военное вмешательство в дела Ливии, возглавленное Францией и Великобританией.

Меделси в очередной раз опроверг слухи о том, что через территорию Алжира Каддафи якобы получал военную помощь.

Жюппе оказался не единственным иностранным «советником», пожелавшим поучить Алжир относительно того, какую позицию ему занять относительно событий в Ливии. 2 сентября бывший глава МИД Ливии Абдельрахман Шальгам /он еще в марте сбежал с тонувшего корабля Каддафи, занимая пост представителя Ливии в ООН/ в интервью алжирской газете «Аш-Шурук» выразил мнение, что Алжир должен выдать новым властям Ливии тех родственников Каддафи, чья вина к преступлениям будет доказана.

«Лично я понимаю решение Алжира. Но если окажется, что кто-то из тех родственников Каддафи, кто укрылся в АНДР, был причастен к совершавшимся преступлениям, Алжир будет должен выдать их ПНС», — полагает Шальгам.

Как известно, Алжир принял сыновей Каддафи Мохаммеда и Ханнибала, а также их детей, его дочь Аишу /уже в Алжире она родила дочь/, а также вторую жену полковника Сафию. В этой связи ПНС назвал позицию Алжира «очень неосторожной», которая направлена против «интересов народа Ливии».

Представители ПНС неоднократно обвиняли Алжир в том, что тот якобы направлял наемников, которые воевали на стороне Каддафи. Алжир эти обвинения неоднократно категорически отвергал, равно как Вашингтон и Париж.

Что касается Алжира, то он неоднократно заявлял, что его действия обусловлены «сугубо гуманитарными причинами». При этом подчеркивалось, что он отказывается принять «самого» Муаммара Каддафи.

4 сентября премьер-министр Алжира Ахмед Уяхья разъяснил, что находящиеся в АНДР близкие родственники Муамара Каддафи «находятся под ответственностью алжирцев». «Находящиеся в Алжире ливийцы попросили считать их гражданами Алжира», — добавил он. Фактически это означает, что родственники Каддафи получили статус граждан Алжира, а это исключает их выдачу другой стране. Уяхья напомнил, что некоторые арабские страны уже приняли бывших руководителей других арабских стран и членов их семей, «и это не вызвало ни у кого какой-либо реакции». Уяхья намекнул, что «быстрое» восстановление безопасности и стабильности в Ливии способствовало бы восстановлению «тесных» связей между двумя странами.

4 сентября канадская газета «Глоуб энд мейл» обнаружила еще одного потенциального поставщика оружия для войск Каддафи. По ее данным, Китай был готов поставить «огромные партии» оружия полковнику в июле с.г. Он якобы также вел секретные переговоры об осуществлении таких поставок через Алжир и ЮАР. При этом газета ссылалась на некие документы, якобы находящиеся в ее распоряжении, согласно которым в сделках должны были участвовать китайские компании, находящиеся под контролем государства. Они были готовы в обход санкций ООН осуществить поставки на сумму в 200 млн долларов. Примечательно, что газета ничего не сообщала о том, осуществлена эта сделка или нет.

Эту тему подхватил член ПНС Омар Харири, утверждавший, что китайское оружие «поступило в Ливию и было использовано против нашего народа». По его данным, некие высокопоставленные военные советники Каддафи в середине июля якобы побывали в Пекине, где провели переговоры с ведущими китайскими компаниями – производителями вооружений. При этом, по версии канадской газеты, контракты подписывались не с Ливией, а с Алжиром и ЮАР. Она же утверждала, что ряд вооружений мог быть поставлен из наличия Национальной народной армии /ННА/ Алжира.

Опять таки по версии канадской газеты, в списке вооружений, которые успел закупить режим Каддафи, значились, в частности, пусковые установки для реактивных систем залпового огня, противотанковые ракеты, а также переносные зенитные ракетные комплексы QW-18, по своим характеристикам напоминающие американские «Стингеры».

Как известно, Китай – единственная страна из постоянных членов Совета Безопасности ООН, которая по состоянию на 4 сентября не признала ПНС.

5 сентября представитель МИД КНР Джиан Ю заявила, что Китай не поставлял оружие в Ливию ни напрямую, ни через посредников, хотя представители режима Каддафи действительно ступали в контакты с китайскими компаниями на этот счет. «Китайские компании не подписывали каких-либо контрактов, и тем более не поставляли военную технику в Ливию», — утверждала она.

7 сентября министр-делегат МИД АНДР по делам Африка и Магриба Абделькадер Мессахель заявил в ходе встречи с французскими журналистами, что его страна готова к работе с будущим ливийским правительством. По его оценке, первой проблемой для Ливии в настоящее время является строительство современного государства, второй – решение вопросов безопасности. Он отметил, что большой проблемой для соседей Ливии становится распространение оружия, расхищенного со складов Каддафи.

Тогда же, в ходе международной конференции в Алжире по проблемам безопасности в Магрибе, глава МИД Нигера Мохаммед Базум очень точно подметил, что ливийский кризис превратил Сахель в «пороховую бочку».

Он же дал нелицеприятную, но достаточно объективную оценку состояния дел в созданной в апреле 2010 года Совместном операционном комитете представителей Генеральных штабов Алжира, Мавритании, Мали и Нигера /СЕМОС/. По его мнению, эта структура должна от слов перейти к практическим делам в сфере борьбы с терроризмом и организованной преступностью. «Действительно, СЕМОС существует. У него есть хорошая концепция. Теперь ее надо реализовать на практике, — заметил он. – Я пока не видел каких-либо практических результатов работы СЕМОС. Возможно, потому, что трудно наладить координацию действий военных четырех стран. Однако это необходимо сделать».

СЕМОС собирается один раз в шесть месяцев в городе Таманрассет на крайнем юге Алжира с целью координировать действия военных четырех стран в борьбе против организованной преступности и АКМ. Одна из его структур – совместный разведывательный центр – работает в Алжире.

На той же конференции в Алжире глава африканского командования Пентагона /Африком/ генерал Картер Хам заявил, что по мнению Соединенных Штатов всю ответственность за сохранность оружия в Ливии должен нести ПНС. Он признал, что существует опасность расползания оружия, ранее расхищенного со складов сил Каддафи, и выразил озабоченность этим обстоятельством.

11 сентября вновь заговорил глава МИД АНДР Мурад Меделси. Он, в частности, выразил уверенность в том, что те из близких Каддафи, которые въехали в Алжир, уже погибли бы в Ливии, если бы они не перебрались в соседнюю страну. При этом он вновь подтвердил, что Алжир закрыл границу с Ливией.

23 сентября Алжир де-факто признал ПНС, заявив о намерении «тесно работать» с этой структурой с тем, чтобы нормализовать двусторонние отношения.

Из чисто внутренних событий самым заметным стал запуск правительством Алжира 12 сентября серии политических реформ. Они были обещаны президентом АНДР Абдельазизом Бутефликой еще в апреле в ответ на серию массовых выступлений алжирцев, последовавших на волне аналогичных явлений в других арабских странах. Среди этих реформ – прекращение монополии государства на электронные СМИ, отмена уголовных наказаний за профессиональные ошибки, совершаемые журналистами и СМИ, введение нового закона о политических партиях.

Тем временем с начала сентября в Интернете стали распространяться призывы к алжирцам выйти 17 сентября на «алжирскую революцию». В этой связи глава МВД АНДР Даху ульд Каблиа обвинил некие «зарубежные силы, связанные с сионистским образованием», в стремлении спровоцировать беспорядки в Алжире. Призрак Израиля за призывами к «алжирской революции» привидился министру из-за назначенной даты этого события – 17 сентября 1978г. были подписаны мирные договоренности между Египтом и Израилем. При этом он выразил уверенность, что 17 сентября в Алжире не произойдет чего-либо серьезного, и, как показали последовавшие события, оказался прав в своем прогнозе.

В целом, Алжир был вынужден пойти на нормализацию отношений с ливийским ПНС, чтобы не выбиться из общей тенденции и из-за боязни остаться в одиночестве. Однако это вряд ли обещает быструю нормализацию отношений между двумя странами, поскольку новые ливийские власти слишком много внимания уделили антиалжирской риторике.

52.35MB | MySQL:103 | 0,538sec