Йемен: неспокойное равновесие

Воскресные события в йеменской столице Сане больше напоминали широкомасштабные боевые действия. Правительственные силы применяли даже системы залпового огня «Град», не говоря уже о таких «мелочах», как артиллерия и танки. Пожалуй, это самые ожесточенные бои в Сане после возвращения президентв А.А. Салеха на родину. Он стянул в столицу практически все верные ему войска и держит оборону. При этом Салех в очередной раз «пообещал» уйти «в ближайшее время», что стало уже доброй традицией. Это вызывает «дежурный» громкий отклик у информационных агентств, но не более того.

Естественно, что Салех добровольно никуда и никогда не уйдет. Собственно, не для этого он возвращался домой из Саудовской Аравии, находясь далеко не в полном здравии после покушения. Тяга к власти у него уже патологическая, да и родственники активно на него давят. Абсолютно понятно, что если Салех уйдет, то его окружение практически незамедлительно последуют за ним, какие бы обещания ему перед этим и не давались. Необходимо понимать, что уход Салеха будет означать начало передела активов самого крупного собственника в Йемене. И цена вопроса здесь – это добыча нефти и торговля оружием. Есть, конечно, и всякая «ерунда» в виде недвижимости, но это вторично. Вообще рынок оружия Йемена с учетом событий в Северной Африке, Ираке, Сирии и на Африканском Роге превращается в очень рентабельное предприятие, особенно с учетом «наработанных» йеменцами контактов и логистических каналов в той же Африке.

Большой шум наделал переход 7000 республиканских гвардейцев на сторону восставших. Скажем прямо, что пока это событие не сможет кардинальным образом повлиять на расклад сил внутри Йемена. Суть проста – несколько племенных шейхов «отвернулись» по меркантильным причинам от Салеха и отозвали своих бойцов. Только и всего. Корень же проблемы лежит совсем в другом.

Противостояние Салеха с его оппонентами может идти сколь угодно долго, так как напрямую зависит от финансирового состояния сторон. Если у Салеха есть собственные финансовые средства, то восставшие вынуждены в большей степени опираться на спонсоров из-за рубежа. Как впрочем, и сам Салех, который исправно получает финансирование из Саудовской Аравии. Это и позволяет ему, в общем-то, довольно уверенно содержать небольшую, но на сегодняшний день самую боеспособную часть армии. В том числе и авиацию, самолеты которой пилотируют не только иракцы, но и йеменцы.

Финансирование из Саудовской Аравии получают и оппоненты Салеха. Такие, как например, сводный брат президента Али Мохсен аль-Ахмар или же «мятежные шейхи» из партии «Ислах». Но дело в том, что помимо саудовцев, которые здесь стараются «не класть яйца в одну корзину», финансирование оппозиции осуществляет и Катар, который работает «на поляне» молодежных движений, которые собственно и являются движущей силой массовых протестов на улице. При этом силовые структуры оппозиции (войска Али Мохсена аль-Ахмара, племенное ополчение, армейские части) в ситуацию фактически не вмешивались до сих пор. Они скорее выжидают, занимая круговую оборону тех районов, в которых они дислоцированы. Попытки правительственных войск вторгнуться в эти зоны вызывают столкновения. При этом молодежь продолжает стоять на улицах и площадях столицы, выступая в качестве основного «пушечного мяса».

Таким образом, на примере Йемена мы видим столкновение двух претендентов на лидерство в мусульманском мире КСА и Катара. Саудовцы пытаются маневрировать, старясь не допустить первыми к финишу своих катарских конкурентов. Собственно поэтому они через имеющиеся у них механизмы и поддерживают и тех, и других. Тем самым они сохраняют очень неспокойное равновесие в стране, а, проще говоря, — откровенную смуту. Но она для Эр-Рияда выгоднее, чем катастрофический уход Салеха, и приход к власти прокатарских сил и социалистов. Плюс ко всему, саудовцы далеко не убеждены, что «сменщики» Салеха смогут сохранить стабильность, а разваливающийся на куски Йемен Эр-Рияду абсолютно невыгоден. Ну и конечно синдром «арабской весны» прямо на своих границах. Все это вынуждает саудовское руководство «подвешивать» ситуацию. И неожиданное негласное «разрешение» Салеху на его возвращение на родину, что ситуацию фактически вернуло на несколько месяцев назад, лишь следование этой политике.

Катар в Йемене играет в свои игры. Доха всегда старалась позлить своего основного соперника, а теперь она делает это в его «мягком подбрюшье». В этом же контексте необходимо рассматривать и «посредничество» катарцев несколько месяцев назад, когда Салех прибегнул к их помощи, явно посылая сигнал Эр-Рияду. И что самое удивительное, этот сигнал там услышали, и фактически свернули инициативу о передаче власти, которую сами саудовцы и инициировали. Как представляется, Доха продолжает свое участие в чисто внутрийеменских делах и с другого направления через эмигрантов-южан. В свое время Катар передал бывшему южнойеменскому лидеру С.аль-Бейду 27 млн долларов с условием его переезда из Омана. Что бы кто ни говорил, бывшие руководители НДРЙ оказывают влияние на ситуацию на Юге, и в данном случае намерения катарского руководства ясны.

В связи с недавним визитом еще одного харизматичного политика с Юга Али Насера Мухаммеда в Иран, некоторые эксперты заговорили и о том, что Тегеран тоже решил поучаствовать в йеменских событиях. Но представляется маловероятным «заход» иранцев именно с южнойеменского направления параллельно с повстанцами-хауси. Все-таки разные исламские течения и традиции, да и Али Насер Мухаммед вряд ли будет злить саудовцев и американцев. Тем более что последние оплачивают в основном аналитические материалы патронируемого им центра в Каире. Да и саудовцы не забывают про ежемесячное денежное содержание.

52.51MB | MySQL:104 | 0,271sec