Страсти в связи с казнью в Саудовской Аравии индонезийской гражданки. Частный случай или отражение глобальных сдвигов в исламском мире

После нескольких месяцев введенного в августе 2011 г. Индонезией моратория на экспорт рабочей силы в Саудовскую Аравию он проявил свое воздействие. Министр королевства по вопросам трудовых ресурсов Адель Мухаммад Факи совершил специальный визит в Индонезию с целью урегулирования двусторонних отношений, касающихся поставки в его страну рабочей силы. Он и его индонезийский коллега отказались комментировать детали воздействия моратория на состояние двусторонних отношений,

но выразили готовность совместными усилиями улучшить защиту интересов индонезийских рабочих мигрантов в Саудовской Аравии. Индонезия, которая ежегодно поставляла около 30 тыс. рабочих в Саудовскую Аравию , приостановила экспорт рабочей силы после того как обнаружила впервые за последние четыре десятилетия отсутствие системы защиты в Саудовской Аравии интересов своих граждан. По данным неправительственной правозащитной организации “Мигрант Кее” десятки индонезийских рабочих погибают каждый год в силу тяжелых условий труда, насилия и криминала. Имеется множество случаев обсчета и невыплаты зарплаты, сексуального насилия. Десяткам индонезийцев грозит смертная казнь за убийство, нередко спровоцированное противоположной стороной. В настоящее время правительство Индонезии привлекает значительные юридические силы для оказания правовой помощи 215 мигрантам, ожидающим смертных приговоров в Саудовской Аравии, Малайзии и Китае.

Поводом для осложнения отношений между двумя странами послужила казнь 18 июня с.г. в Саудовской Аравии посредством отсечения головы мечем 54-летней индонезийской служанки за убийство жены работодателя. Это печальное событие, тем не менее, было до последнего времени если и не рутинное, то, во всяком случае, неоднократно происходящее. Подобное уже случалось в Саудовской Аравии и Малайзии и не вызывало особого резонанса. Последняя до этого случая казнь индонезийского гражданина по имени Суяти также состоялась в июне с.г. Но, как ясно теперь, ситуация еще не сформировалась и не было необходимости ее обыгрывать. На этот раз индонезийское правительство заявило, что стране нанесен моральный ущерб. Министр иностранных дел Марти Наталегава заявил протест в связи с тем, что его страна не была информирована о судебном процессе и самой казни, чем нарушены международные обязательства. Из Саудовской Аравии был отозван посол. Напряженность в отношениях между странами продолжалась несколько месяцев. После чего президент Индонезии Юдойоно принял специального посланника Саудовской Аравии с целью обсуждения смертных приговоров индонезийцам , работающим в Саудовской Аравии. Как сообщалось впоследствии, президент обсудил пути выхода из создавшейся ситуации, а также детали принятого на переговорах меморандума взаимопонимания между двумя странами. Особое внимание было уделено вопросам достижения милосердия по отношению к индонезийским гражданам, ожидающим смертной казни. На это ответил саудовский министр, милосердие и отмена смертного приговора возможны, если родственники жертв простят виновных. Далее было отмечено, что власти обеих стран ведут с родственниками жертв соответствующую работу. Среди десятков приговоренных к смерти индонезийских мигрантов оказалась и некая Тути Турсилавати, ожидающая смертного приговора за убийство работодателя, пытавшегося ее изнасиловать. Власти Индонезии проинформировали общественность своей страны, что Саудовская Аравия предприняла меры к тому, чтобы родственники жертвы проявили к Тути милосердие и простили ее. В целом на родину из Саудовской Аравии вернулись 301 “проблемных” индонезийцев. Комментируя это событие, министр иностранных дел Индонезии Марти Наталегава отметил, что руководство Саудовской Аравии проявило немало усилий к тому, чтобы родственники жертв простили виновных. За прощение со стороны родственников жертвы другой индонезийки Дарсен, совершившей убийство в ходе обороны и воспрепятствования изнасилованию, Индонезия заплатила 549990 долл., как отмечалось в индонезийской прессе “кровавых денег”.

Несмотря на столь трагические примеры из практики экспорта рабочей силы из Индонезию в Саудовскую Аравию, последняя, как бы сочувствуя Индонезии, говорит о том, что позиция Индонезии, связанная с мораторием, была ей крайне не выгодна и его введение обошлось ей потерей 1,6 млрд долл. и лишило дохода 1,5 млн индонезийских семей.

Такая показательная доброжелательность, как и не менее показательное человеколюбие заслуживают определенных комментариев. Отношения между двумя странами, без каких либо значимых внешних проявлений, не дают оснований говорить о единодушии их взглядов на варианты дальнейшего развития мировой ситуации. Первоочередно это относится к перспективам процессов, протекающих в исламском мире. Саудовская Аравия пытается законсервировать традиционное архаическое построение пирамиды влияния в арабском мире, где ей по- прежнему отводится лидирующая роль. Индонезия, напротив, прилагает усилия к тому, чтобы расшатать сложившиеся веками в исламе устои, повернуть эту религию в сторону демократических преобразований. В этом руководство страны видит перспективы значительного повышения своей роли в исламском мире. Вряд ли на этом пути противостояния их можно упрекнуть в наличии значительной общности интересов. И, тем не менее, обе стороны практически в равной степени явно не заинтересованы в таком варианте развития событий, который до недавнего времени по всем канонам исламской действительности представлялся совершенно нормальным. То есть Саудовская Аравия по своему усмотрению и без каких либо согласований и оповещений рубит на площадях головы проштрафившимся иностранным рабочим-мусульманам, включая индонезийских. Весь исламский мир, включая Индонезию, на это спокойно взирает, как на нечто обычное и должное. Но больше этого не происходит ( во всяком случае в таком как раньше упрощенном варианте ), и вполне возможно происходить не будет. Более того, произошла совершенно немыслимая до самого последнего времени вещь. В страну- виновницу ( ведь это индонезийская гражданка совершила убийство не где-нибудь, а в самой Саудовской Аравии) приезжает выяснять отношения, а по существу с покаянием представитель высшей саудовской иерархии. Вероятно, говоря словами отдаленного будущего, можно будет сказать: “Представитель бывшего традиционного исламского центра прибывает с вынужденным реверансом в бывшую исламскую периферию. Нет больше ни центра ни периферии.” Пусть автора осудят за поспешность в выводах или же за их необоснованность. Но в спорах рождается истина, и опровержение этих может быть кому-то кажущихся абсурдных предположений может привести к истине. Во всяком случае, совершенно очевидно, что существующая веками структура приоритетов и влияния исламского мира расшатывается на глазах. Можно конечно приписать отмеченные события очередной победе индонезийской дипломатии. Это совсем не будет грубой ошибкой или вообще ошибкой. По существу так и есть. Индонезия возвела принцип соблюдения хотя бы начальных норм гражданских прав в кодекс взаимоотношений между мусульманскими странами. В этом ее огромная и неоспоримая заслуга. Но вряд ли эта ее линия на международной исламской арене была бы столь же успешной при иной ситуации. Вновь обратимся к “арабской весне”, фактам ее свершения, причинам и последствиям. Уже немало говорилось о том, что она захлебнулась, утратила созидательный заряд, что ее результатами воспользовались реакционные силы и т.д. Но можно заметить и другое. Эти так называемые реакционные силы, воспользовавшись плодами революций, вынуждены смещаться на центристские позиции, чтобы не оказаться сметенными той волной, что приблизила их к власти. Движение к центру становится, по всей вероятности, определяющей тенденцией исламского мира. Изложенная позиция Саудовской Аравии является тому подтверждением . Опасение оказаться в глазах мирового общественного мнения на стороне поборников чрезвычайного радикализма и государственного терроризма принуждают ее к осторожности во взаимоотношениях с носителями демократических идей в исламском мире. В тоже время, вынужденные уступки, схожие с теми, что изложено выше, явно не отвечают ее интересам и политической направленности и могут привести к развитию событий, кажущимися на сегодня непредсказуемыми. Как ,впрочем, не были предсказуемы и шаги в отношении Индонезии, практически постоянно наносящей ущерб позициям Саудовской Аравии в качестве лидера исламского мира. Подводить итоги “арабской весне”, по всей вероятности, преждевременно.

40.7MB | MySQL:66 | 0,864sec