Ливия: новый руководитель ПНС

Новый руководитель Переходного национального совета (ПНС) Абдель Рахим аль-Киб не делает большого секрета из своих тесных связей с руководством Катара. На прошедших выборах он получил 26 голосов из 51 и теперь ему предстоит сформировать за две недели новое переходное правительство. Видимо, эта пропорция и определяет число сторонников «катарского» лобби в новом ливийском руководстве. Доха все активнее вмешивается во внутренние дела страны, стараясь влиять на расстановку политических фигур в руководстве не только собственно ПНС, но и в отрядах боевиков, командиров которых еще предстоит уговаривать на предмет создания единых вооруженных сил со строгой системой управления. Пока последние уверенно превращаются из «наконечника революции» в самостийные вооруженные отряды, которые никого не желают слушать, а тем более подчиняться.

В период вооруженной борьбы с Каддафи А.аль-Киб исполнял скромные обязанности переводчика английского языка для бывшего лидера ПНС М.Джебриля, что явно не отвечало его потенциалу. Теперь эта во многом компромиссная фигура для различных спектров ливийского «революционного движения» попытается максимально смягчить все те противоречия, которые все явственнее проявляются в среде новых руководителей страны. Победа А.аль-Киба при голосовании была обеспечена поддержкой его кандидатуры со стороны триполитанцев, а если точнее – «братьев-мусульман» или движений, которые ассоциируют себя именно с этим направлением. Последние были серьезно обеспокоены властными амбициями со стороны выходцев из Мисураты. Их ставленник Мустафа Рожбани являлся ключевой фигурой в организации восстания в Мисурате. Собственно нынешний номинальный военный координатор ПНС А.Бельхадж, который тоже родом из этого города, смог реально организовать отряды сопротивления только после того, как заручился поддержкой Рожбани, а вернее — племенной верхушки племени рожбани, представителем которой он и является. Этот главный конкурент А.аль-Киба получил 19 голосов при выборах и является сейчас для последнего основной «головной болью».

Еще одним принципиальным оппонентом нового руководителя ПНС является харизматичный противник бывшего режима Идрис Абуфайед, который уже сейчас призывает совершить «революцию в революции» и минимизировать влияние исламистов во главе все с тем же Бельхаджем. Понятно, что сам А.аль-Киб, который также очень тесно связан с исламистами, тоже является объектом критики со стороны Абуфайеда, который обещал ему «очень сложную жизнь».

Новому премьеру предстоит иметь дело еще с рядом своих антагонистов в ПНС. Это Али Зидан, который представляет европейских эмигрантов; «вечно второй» Абдель Хафез Гока, чьи позиции в руководстве слабели по мере усиления «братьев-мусульман», и конечно министр нефти Али Тархуни, который позиционирует себя как единственного специалиста, способного вывести Ливию из нынешнего очень непростого экономического состояния. Но последний, являясь чистым технократом, набрал всего лишь три голоса при выборах нового председателя ПНС.

Это конечно является следствием не только его американского гражданства, как многие это пытались объяснить. Дело в раскладе сил, в котором европейски ориентированным деятелям отводится далеко не ведущая роль. Отметим, что за исключением может быть того же Гока (его ориентированность на Запад имеет место, но не так явно, в отличие от ярой антироссийской позиции), потерпели поражение все фигуры, которые олицетворяли собой чисто «светское» направление развития. Понятно, что мы называем его «светским» условно, так как сейчас любой политик в Ливии, каким бы антагонистом исламизма он и не являлся, будет активно использовать именно исламскую риторику. Без этого он получит ровно столько, сколько получил Али Тархуни, который решил почему-то, что для кого-то в Ливии сейчас важны его связи с американским бизнесом и знание макроэкономических механизмов. Сейчас важны совсем другие соображения: наличие реальных штыков в подчинении и лояльность племенных групп. Именно здесь будет проходить основной водораздел выстраивания будущей конфигурации власти, которая будет править страной в среднесрочной перспективе. Али Тархуни со своим открытым неприятием «исламских ценностей», резкой критикой политики Катара и отсутствием опоры на племена выглядит в этой гонке заведомым аутсайдером. Совсем не удивительно, если в очень скором времени он сложит «добровольно» с себя все властные полномочия. Сейчас на его стороне французы, которые «поставили» на него в вопросах своего возвращения на ливийский рынок. Это прежде всего «Тоталь», которая в альянсе с двумя египетскими компаниями «Maridive & Oil» и «Mabruk Oil», стремиться получит концессии в нефтяных бассейнах Сирта. Тесные связи у А.Тархуни и с другими французскими фирмами CSSI, Ponticceli Freres, Sofregaz, которые желают получить контракты на строительство и обслуживание газопровода Брега-Мисурата. Но такое лобби без надежной опоры на племена стоит недорого, и после получения нужных контрактов французы будут вынуждены «ставить» на реальных игроков. Например, на того же Рожбани, без одобрения которого с функционированием нового трубопровода могут возникнуть проблемы.

А.аль-Киб совсем другое дело. С учетом своего американского прошлого (учился в США) и последующей работы в крупных бизнес-структурах ОАЭ и Катара он выглядит идеальным «приводным ремнем», который способен устроить всех. Имеет тесные контакты с «братьями-мусульманами» через своих катарских и эмиратовских друзей, но формально в эту организацию не входит. Поддерживает связи с американским бизнесом (особенно в инженерной сфере), где имеет репутацию далекого от ислама технократа. И, что немаловажно, у него есть выходы на элиту, которая сформировалась при Каддафи, и которая теперь «затаилась», но обязательно рано или поздно появится на арене, когда схлынет «пена». Залогом этому являются миллиарды, которые эта элита имеет. И вполне вероятно, что посредником в этом будет родной брат нынешнего председателя ПНС Абдельлатыф аль-Киб, который при прежнем режиме являлся одним из основных банкиров Каддафи.

43.91MB | MySQL:87 | 0,843sec