Ни мира, ни войны: к вопросу о взаимоотношениях РЮС и РС на современном этапе

События последнего времени в суданском субрегионе чем дальше тем больше начинают казаться грозным предверием масштабного политического катаклизма — III гражданской войны Юга и Севера или, если учитывать нынешнее реалии, I межсуданской войны. Впрочем как бы мы не назвали эту катастрофу нас куда больше заботит другой вопрос: насколько она реальна и когда её ждать?

Ответ на данный вопрос можно получить если внимательно изучить все основные компоненты текущей политической, экономической и социальной ситуации как в РЮС, так и в РС. Их с известной долей условности можно разделить на две группы: постоянные и временные факторы.

К постоянным факторам стоит отнести южно- и северосуданские политические системы, суданский нефтепровод, влияние Всеобъемлющего мирного соглашения 2005 года, давление ведущих мировых держав, менталитет южан и северян. Напротив, к группе переменных факторов, мы отнесем текущую социально-экономическую ситуацию и непредвиденные форс-мажорные обстоятельства.

Итак начнем с анализа политических систем, выстраиваемых и управляемых Джубой и Хартумом, вернее системы, так как в случае с РЮС мы имеем дело с местной «копией» хартумского варианта. Речь здесь идет о внешне жесткой, но на деле достаточно умеренно-прагматической диктатуре, которая с 1989 года существует на Севере (правда до второй половины 1990-х годов она отличалась гораздо большей жесткостью и идейной, если хотите, твердостью от варианта 1999-2011 годов) и строится сейчас на Юге.

Известно, что любые диктаторские режимы всегда крайне нуждается в образе «чужого», кто люто враждебен по отношению к населению подобных стран, а потому последнее должно пребывать в постоянной готовности дать решительный отпор агрессору, даже если тот и не помышляет об агрессии. С этой точки зрения становятся понятны опасения большинства наблюдателей по поводу высоких рисков возобновления полномасштабной вооруженной конфронтации между РЮС и РС.

Но это только одна точка зрения, к тому же лишь частично учитывающая всю сложную и неоднозначную специфику суданской ситуации. В соответствии с другой точкой зрения, которую мы вполне разделяем, Джубе и Хартуму в силу в общем-то одинаковых политических моделей (их различие сводится лишь к двум моментам: во-первых, на Севере ставку делают на ислам, а на Юге наоборот, популярен светский авторитаризм, во-вторых, в РС более хорошо организованные и эффективные силовые и традиционные партийные структуры, опирающиеся на многочисленный актив суфийских братств, чем в РЮС, где по сути нет сколько-нибудь централизованного силового аппарата и абсолютно не развита партийная система) выгодно всегда поддерживать свои государства в состоянии перманентной готовности к войне с соседом путем сохранения локальных очагов напряженности на юго-северосуданской границе и в районах партизанской активности как на территории РЮС, так и на территории РС.

Данная тактика нацелена не только на отвлечение населения с реальных социально-экономических и общественно-политических проблем на преувеличенную внешнею угрозу, но и обеспечивает в этих самых «горячих точках» рабочие места для той немалой части населения РЮС и РС, привыкших работать автоматом, а не сохой или лопатой.

При этом главной заботой руководства обеих республик становится именно недопущения полноценного конфликта в традиционном формате «РЮС vs РС», иначе возникает реальная опасность неминуемого распада РЮС и РС на постоянно борющиеся между собой анклавы, возможно по типу сомалийских квазигосударств.

Также глобальный конфликт между Джубой и Хартумом сделает невозможным транспортировку и продажу суданской нефти, на деньги от которой полностью живет Южный Судан и во многом Северный, чьи нефтедоходы и так сократились в силу отделения Юга, поставив команду Омара аль-Башира в крайне сложное на фоне арабских «революций» последнего времени положение, грозящее ему повторением судьбы Бен Али, Мубарака, Каддафи и Асада.

В силу этого обстоятельства уже вышеупомянутые нами постоянно тлеющие «горячие» точки на границе двух Суданов, равно как и в их пределах могут служить дополнительным инструментом давления Хартума на Джубу и наоборот при решении в форме откровенного циничного торга весьма болезненных вопросов суданской «нефтянки».

Огромное влияние на недопущение перехода нынешней конфликтной ситуации в полномасштабное вооруженное противостояние между южанами и северянами оказывает фактор Всеобъемлющего мирного соглашения 2005 года. ВМС при всех его издержках и огрехах, достаточно немалых, важно потому, что в это единственная выполненная на 100 % (в соответствии с южносуданской точкой зрения) политическая договоренность между Югом и Севером: война 1983-2005 гг. была завершена, Южный Судан «отпущен» на свободу.

Для многих суданцев — южан и северян — ВМС отличный пример того, как можно и нужно решать сложные общественно-политические проблемы, не ввергая при этом страну в кровавый хаос множащихся конфликтов. Показателен тот факт, что простые жители РЮС и РС до сих пор требует от своих властей точного соблюдения ВМС, которое строго говоря уже прекратило свое юридическое действие в плане определения принципов выстраивания отношений в поствэмэсовскую эпоху.

Этот фактор крайне необходимо учитывать и ведущим мировым державам, осуществляющим свою политику в суданском регионе: США, Китаю, Франции и России. Желание народов обеих суданских республик применить успешный формат ВМС к разрешению остающихся серьезных конфликтов на их территории можно и необходимо использовать указанным державам в их миротворческой деятельности в регионе, которая как мы уже сказали выше является еще одним инструментом сдерживания взаимной агрессии Джубы и Хартума.

Также здесь нужно отметить недопустимость использования сложной, драматичной обстановки в РС для свержения правительства Омара аль-Башира силами какого-либо повстанческого альянса, поддерживаемого той или иной внешней силой, ибо данный шаг отбросит процесс суданского миротворчества на многие десятилетия назад и откроет дорогу во власть радикально настроенным исламистам, которое не на словах, а на деле будут бороться с «тлетворным западным влиянием» в стране и в регионе, обоснованно принимая поддерживаемых США повстанцев как раз за пример такого влияния на политику и общество в РС.

Последний постоянный фактор, определяющий обстановку в регионе это менталитет южан и северян, уставших от постоянных войн друг с другом и не желающих повторения кошмаров 1955-1972 и 1983-2005 гг. Причем здесь необходимо понимать, что сама по себе эта усталость не служит надежной гарантией, что новый конфликт не начнется, но этой самой гарантией является отношения южан и северян к целям войны: большинство населения обоих стран навряд ли захочет воевать за пару-тройку нефтяных полей, от эксплуатации которых оно максимум получит очередную небольшую подачку, другое дело если будет угроза основам южносуданского или северосуданского общества и государства (например, наступление армии северян на Юг с целью восстановления былого единства или, наоборот, поход южан на Хартум в рамках построения «Нового Судана» Гаранга), в этом случае жители Юга и Севера просто не смогут остаться в стороне и всецело будут поддерживать свои вооруженные силы, стремясь только к решительной и бесспорной победе.

Однако все эти карты и расклады по прогнозированию ситуации в суданском регионе может вполне спутать резкое и непреодолимое ухудшение основных социально-экономических параметров, как в РЮС, так и РС. Речь идет о том, что значительная часть населения этих стран не просто окажется на грани выживания, а перейдет эту грань в условиях полного бессилия властей что-либо изменить в силу тех или иных причин.

Дополнительную остроту этой ситуации будет придавать разительный контраст между кастой политиков и силовиков, чья неприкрытая роскошь и богатство являются сильным раздражителем в глазах тех для кого 1 доллар в день это очень много. В условиях огромной насыщенности региона оружием и людьми, умело с ним обращающихся, а также наличии немалого числа прецедентов, когда власть шла на уступки повстанческим движениям в обмен на прекращение ими своей вооруженной борьбы, это может быстро привести к тотальной войне всех против всех в РЮС и/или в РС.

В любом случае даже если подобная политическая катастрофа разразится лишь в одной из суданских республик, вторая не сможет защититься от вовлечения во внутренний конфликт своей «соседки» и тем самым гражданская война в РЮС или в РС быстро перерастет в конфликт между Югом и Севером, способный воспламенить весь суданский субрегион.

К аналогичным последствиям могут привести и непредвиденные форс-мажорные обстоятельства. К их числу мы относим неожиданную трагическую гибель лидеров Южного и Северного Судана (как это было в случае с Гарангом), либо устранение их с политической арены вследствие военного переворота, масштабные стихийные бедствия, эпидемии, оставившие людей без средств к выживанию.

Таким образом, проанализировав всю совокупность факторов, влияющих на обстановку в суданском регионе, мы можем придти к следующим выводам:

— Во-первых, стоит признать обоснованным опасения многих экспертов и аналитиков по поводу угрозы начала новой войны Юга и Севера, так как минимум часть военного и политического истеблишмента в Джубе и в Хартуме считает подобное развитие событий выгодным для Юга и Севера соответственно.

— Во-вторых, риски войны уравновешиваются целой группой, рассмотренных нами в данной статье, факторов, из которых принципиально важными являются тактика балансирования РС и РЮС на грани войны между собой ради отвлечения населения от злободневных проблем и сохранения массовой занятости силовиков, пример успешной реализации ВМС и суданская «нефтянка».

— Наконец, в-третьих, к группе факторов, повышающих риски начала полномасштабных военных действий между Джубой и Хартумом, относятся резкое и непреодолимое ухудшение основных социально-экономических показателей в обеих суданских республиках или в одной из них, ставящие их население за грань выживания, а также форс-мажор (гибель президентов Юга и Севера, отстранение их от власти в ходе переворота и т.д.).

Иными словами, если ничего плохого не случится не с Сальвой Кииром, ни с его северным визави Омаром аль-Баширом, а также если не рухнут экономики РЮС и РС, то как минимум ближайшие пять-десять лет Джуба и Хартум с завидной регулярностью будут обвинять друг друга в провоцировании войны, попутно решая вопросы со взаимной поддержкой повстанческих движений на территории соседа и, разумеется, разрешая с той или иной долей успеха проблемы эксплуатации природных богатств Судана и месторождений нефти в первую очередь.

47.53MB | MySQL:107 | 0,859sec