К вопросу установления Индонезией дипломатических отношений с ПНА

В политических кругах Индонезии нарастает полемическая активность по поводу установления дипломатических отношений с Палестинской национальной администрацией (ПНА). О приверженности Индонезии идее создания независимого палестинского государства, способного осуществлять собственную внешнеполитическую деятельность, говорилось и писалось немало. Индонезия постоянно выступает с программными выступлениями по этому поводу внутри страны и на международном уроне. Широко известны ее инициативы по оказанию помощи палестинцам в экономическом плане и на международном уровне. Индонезия реализует программу подготовки управленческих кадров для палестинской администрации и государственных предприятий. Индонезийские “волонтеры” принимали участие в широко известной акции “флотилия свободы”, целью которой было преодоление установленной Израилем блокады с моря палестинских территорий. Глава ПНА Махмуд Аббас неоднократно посещает Индонезию для согласования позиций на международной арене. Так было перед крупномасштабным международным совещанием по Ближнему Востоку в Анаполисе (США), когда на участия в нем президент Индонезии Юдойоно приглашение получил непосредственно от Махмуда Аббаса. Палестинский лидер также посетил Индонезию и непосредственно перед событиями, связанными с “флотилией свободы”. В своеобразном политическом треугольнике Индонезия — ПНА — Израиль Палестине отводится особая роль. Очевидная и подчас трудно скрываемая заинтересованность и Индонезии и, в особенности, Израиля в налаживании между ними более тесных отношений находится в прямой увязке с “палестинским вопросом”. Не далее, как в 2011 г. министр иностранных дел Индонезии Марти Наталегава в очередной раз заявил о том, что установление дипломатических отношений с Израилем возможно лишь после признания на международном уровне независимого палестинского государства. Это и могло бы стать законным основанием для установления дипломатических отношений ПНА с другими государствами, ее полноправного участия в международных организациях. Тем не менее, Индонезия, может быть, опережая события или же реализуя свою игру на мусульманском политическом поле, выступила в поддержку заявки Палестины на членство в ООН. Не исключено, что это и подтолкнуло индонезийских парламентариев к указанным действиям. Но такая позиция испытывает определенное, и по всей вероятности обоснованное, сопротивление со стороны МИДа. Как заявил его представитель : “Индонезия является твердым сторонником палестинского народа в различных аспектах как на двусторонней так и на международной основе. В принципе, мы бы хотели иметь там свое посольство, но реализация этих намерений трудно выполнима”. Этому, по мнению внешнеполитического ведомства страны, препятствуют две основные причины. Первая и главная состоит в том, подчеркнул индонезийский дипломат, что Палестина является оккупированной территорией, и при размещении ней каких-либо иностранных дипломатических миссий возникает необходимость изначально иметь дело со страной- оккупантом, которая не заинтересована в нарушении статуc-кво , при котором наличие дипломатических представительств других государств недопустимо без согласования с ней. Тем более, что речь идет о стране, отказывающей непосредственно Израилю в установлении дипломатических отношений. Кроме того, при проработке вариантов решения поставленной задачи у индонезийской стороны возникло немало вопросов, связанных с выбором места дипмиссии и обеспечения ее безопасности. Как отмечалось в пресс-релизе: «Продолжение конфликта ( на Ближнем Востоке – М.Г. )непредсказуемо. Мы не можем подставлять под угрозу жизнь индонезийские дипломатов. В прошлом, Индонезии пришлось закрыть свое посольство в Ираке, учитывая ухудшение ситуации там». Вместе с тем, в Индонезии раздаются голоса, говорящие о том, что данная парламентская активность есть не что иное как популистский шаг в преддверии выборов в 2014 г. Как отмечается, поводом послужило обращение в индонезийский парламент заместителя председателя парламента Палестины шейха Абдурахмана. Он призвал индонезийских коллег способствовать освобождению 40 палестинских депутатов, которые были арестованы по указанию израильских властей. На этом фоне индонезийские Партия национального мандата и Партия процветания и справедливости усилением политической активности пытаются повысить свой рейтинг, что и является их подлинной целью. Их декларативной мотивацией, по мнению обозревателя, является достижение Индонезией более высокого престижа на международной арене. Не исключено, что в обращении Абдурахмана также есть немалая доля популизма. Вопрос в том, что сближение Индонезии и Израиля вряд ли достигло уровня, при котором возможно совместное решение подобных вопросов. В принципе, Абдурахман не мог этого не знать. Но выборы придут и в Палестину. Внутренние политические факторы в обеих странах, по всей вероятности, могли быть основной причиной отмеченной активности как индонезийских партий, так и палестинского парламентария. В Индонезии высказываются мнения относительно того, что для установления дипломатических отношений с ПНА как и решения ряда других вопросов, связанных с Ближним Востоком, выбрано не лучшее время. Как отмечается в индонезийской прессе, правительству следует при принятии взвешенного решения воспротивиться давлению изнутри, тем более, “учитывая непредсказуемые исходы конфликтов с участием Израиля, Палестины, Ливана и Сирии». (1)

1. Jakarta Post, 17.01.2012

40.66MB | MySQL:66 | 0,936sec