Особенности ассортимента поставок немецких вооружений в регион Северной Африки и Ближнего Востока

Немецкие эксперты отмечают особенности осуществленного в 2005–2010 гг. германского экспорта вооружений и технологий в регион Севера Африки и Ближнего Востока в зависимости от степени важности, системы учета поставок, структурных различий, приоритетов заказчиков, временного фактора. Так, по степени важности и перспектив у германских производителей вооружений в регионе выделяются две ключевые страны — Саудовская Аравия и ОАЭ.

Лицензии для Саудовской Аравии значительно выросли за последние годы в основном из-за двух крупных сделок. Фирма Heckler & Koch в 2008 году передала технологию и построила завод по производству G36 в составе саудовской Военно-промышленной корпорации (MIC), который был пущен летом 2009 года. При этом лицензионное производство по-прежнему зависит от ключевых компонентов, поставляемых Heckler & Koch. Кроме того, концерн EADS заключил контракт на установку систем безопасности вдоль 9000-километровой сухопутной и морской границы Саудовской Аравии. Другие заметные германо-саудовские сделки по поставке вооружений и предоставлению лицензий включают в себя компоненты для поддержки боевых самолетов, такими как Tornado, поставляемых другими европейскими странами.

Вторым основным направлением, как уже отмечалось, являются ОАЭ. Эмираты были в числе главных получателей немецкого оружия и товаров военного назначения в регионе Ближнего Востока в последние годы. Лицензии были выданы для широкого спектра продукции военного назначения — самоходных гаубиц, морского и электронного оборудования, радаров, торпед, запчастей для бронетехники, средств связи и многих других товаров. В то же время компании и фонды из Эмиратов инвестировали значительные средства в немецкие компании, в том числе в ряд производителей продукции военного назначения. Данным обстоятельством также подогревается обоюдный интерес к этому сектору рынка.

Второй особенностью является система учета, при которой прямые поставки увязываются с косвенными.

Поставки немецкого оружия странам региона Севера Африки и Ближнего Востока были в последние годы не особо впечатляющими, если иметь в виду наличие крупных сделок, к которым можно отнести контракты с Израилем на поставку подводных лодок «Дельфин». Ничего равноценного в данном ряду не было. Тем не менее, если более пристально взглянуть на торговлю оружием Германии с регионом, открывается ряд интересных моментов. Один из них — трудности учета поставок. Эксперты считают: не менее 50% и, возможно, до 75% экспорта Германии в регион Севера Африки и Ближнего Востока составляют товары военного назначения Подобный разброс цифр связан с тем, что целый спектр вооружений и оборудования производится немецкими фирмами в сотрудничестве с производителями Великобритании, Франции и Италии. Известно, к примеру, что французский танк Leclerc, состоящий на вооружении ОАЭ, имеет немецкий двигатель и коробку передач. Аналогичное положение с английскими истребителями Eurofighter с немецкой технологической начинкой, противотанковыми французскими ракетами, где также присутствуют немецкие компоненты, и другой продукцией, которой вооружены армии Алжира, Египта и Ливии. При этом, согласно официальной немецкой статистике, перечисленные немецкие компоненты считаются экспортом в европейские страны НАТО, и федеральный кабмин никогда не раскрывал конечный пункт назначения данных типов вооружений.

Третья особенность — структурная разница в поставках. К примеру, в аспекте военно-морского флота продажа вооружений носила весьма сдержанный характер. Так, в течение 2002–2006 гг. Ближний Восток и Север Африки в лице Египта, Туниса и ОАЭ пополнился 15 судами германского производства. В основном, это быстроходные патрульные катера, а также два судна класса 701 и 760 и один минный тральщик класса 332. Все они представляли собой прежние излишки бундесвера и были проданы без особого ущерба для обороноспособности ФРГ. Данный экспорт не имел никакого глобального значения ни в экономическом, ни в политическом отношении, включая возможность использования для внутренних репрессий, даже если импортирующая страна находится под авторитарным правлением. Кроме того, федеральный кабмин, давая разрешение на продажу, исходил из того, что военный корабль — не идеальный инструмент для авторитарного правителя в его борьбе с инакомыслящими, как указано в документе федерального кабмина от 19 января 2000 г. «Основные политические принципы федерального правительства по экспорту воооружений и других военных товаров». Одновременно быстроходные патрульные катера, экспортированные в Египет и Тунис, можно рассматривать в качестве вклада в возможности этих стран, чтобы остановить поток беженцев из Африки, которые пытаются достичь южных границ Евросоюза, пересекая Средиземное море.

В аспекте стрелкового оружия продажа вооружений была достаточно активной и охватывала в 2005–2010 гг. девять стран региона: Бахрейн, Египет, Иорданию, Кувейт, Ливан, Оман, Катар, Саудовскую Аравию и ОАЭ. Германия стала крупнейшим поставщиком стрелкового оружия и легких вооружений — винтовок G3 и G36 и автоматов MP5 от фирмы Heckler & Koch, имеющей многолетний опыт производителя и поставщика в мире. Ряд стран региона импортировал оружие немецкого происхождения в небольших количествах, другие страны, напротив, в больших количествах или в качестве стандартного оружия для полиции и служб безопасности.

Четвертая особенность — различия в приоритетах. Они базируются на национальных доктринах безопасности и в соответствии с ними учитывают реальные потребности отдельной страны.

Приоритеты были весьма различны. В числе стран, которые освоили наиболее широкий спектр вооружений, оказались Саудовская Аравия и Кувейт (по 6 позиций), Оман и ОАЭ (по 5 позиций).

Из статистических данных видно, что максимальный экспорт приходится на долю Саудовской Аравии (штурмовые винтовки в количестве 14202 ед.), Иордании (пистолеты-пулеметы — 2496 ед), Египта (пистолеты-пулеметы — 2093 ед) Наиболее интенсивным потребителем стала Саудовская Аравия, освоившая ассортимент в значительном объеме (винтовки, карабины, пистолеты-пулеметы, штурмовые винтовки — около 18 тыс ед; безоткатные орудия в количестве 2 тыс. ед.). Тяготение к безоткатным орудиям продемонстрировал также Кувейт (555 ед.). К примеру, Ливану потребовалось в полтора раза больше безоткатных орудий, чем Иордании, и в шесть раз больше, чем Кувейту, однако по сравнению с ливанскими потребности ОАЭ оказались в полтора раза, а Саудовской Аравии более чем в 24 раза выше (соответственно 575, 336, 95, 735, 14202 единиц).

Подозрительно скромно выглядит число закупленных в регионе гранатометов (1-2 ед.), что скорее всего говорит о пробных образцах. В аспекте ручных пулеметов картина, напротив, весьма неоднородна. Если ОАЭ стали обладателями лишь 4 ед., Кувейт — 9 ед, Иордания — 10 ед., Ливан — 40 ед., то Саудовская Аравия — 918 ед.

Возможности и потребности достаточно резко видоизменялись. Относительно ровные темпы закупок были характерны на протяжении шести лет для Омана. Иордания, напротив, покупала военную продукцию, начав в 2005 г. с 4,4 млн евро, затем резко, в пять раз, увеличивая объем, втрое снижая, затем вдвое увеличивая, уменьшая в полтора и в семь раз, дойдя в 2010 г. до уровня 1,4 млн евро. Это связано как с видами, так и с объемами военной продукции (стрелковое оружие, гранатометы, средства по разминированию, запчасти для вертолетов). Тунис, закупив в 2005 г. быстроходные патрульные катера, части для судов, внедорожные транспортные средства и части для вертолетов на сумму 33 млн евро, в 2006 г. вообще воздержался от немецкого импорта, в последующие два года держал его на минимальном уровне (0,3 и 0,1 млн евро), увеличив его до 3,5 млн евро в 2009 г. и вдвое снизив до 1,6 млн евро в 2010 г.

Пятая особенность — неровный характер закупок по годам. Если говорить об интенсивности закупок немецких вооружений странами Севера Африки и Ближнего Востока, то наивысшей за 2005–2010 гг. она была для региона в 2005, 2008, 2009 гг., причем Саудовская Аравия сохраняла одинаково высокий темп производства на протяжении всех шести лет, а Бахрейн ограничивался буквально штучными изделиями.

Временной фактор особенно заметен на ряде примеров. Так, Алжир в 2010 гг. более чем вдвое по сравнению с 2005 г увеличил приток немецкого оборудования — 19,8 млн евро против 9,0 млн евро; Бахрейн — 16,4 млн евро против 4,0 млн; Ирак — 54,3 млн евро против 25,1 млн евро.

Рекордным для немецких производственников оказался 2009 г. В 177 раз (с 0,3 млн евро в 2005 г. до 53,2 млн в 2009 г.) увеличила Ливия объем закупок внедорожных транспортных средств, средств связи , технологий пограничного контроля, радаров, частей вертолетов и машин разведки, бронированных внедорожников. Другим лидером среди стран региона по наращиванию объема закупок является Кувейт: если в 2006 г. он составлял всего 1,0 млн евро, то уже в 2009 г — 68,1 млн евро. Мощный приток связан с весьма дорогостоящим оборудованием, в которое вошли программное обеспечение для ведения военной разведки, а также крупногабаритные изделия: военно-морские орудия, запчасти для судов, детали для танков и бронемашин. Кувейтом также было закуплено большое количество противотанкового оружия, боеприпасов. Египет (77,5 млн евро в 2009 г. против 8,4 млн евро в 2005 г., то есть более чем девятикратное увеличение) получил из ФРГ запчасти для бронетехники и корабли, стрелковое оружие, средства связи Королевство Марокко сделало прорыв (0,1 млн евро в 2005 г. и 37,2 млн евро в 2009 г.), приобретя в Германии разнообразное оборудование: технологии пограничной защиты, запчасти бронетехники, средства разминирования, парашюты, детали для боевых самолетов, средства связи и навигационное оборудование. Более чем в 5,5 раз усилила в 2009 г. приток немецких технологий по сравнению с 2005 г. Саудовская Аравия, акцентировав внимание на таких компонентах, как стрелковое оружие, оборудование и технологии для производства винтовки G36, технологии пограничного контроля, детали для самолетов и ракет, электронная связь, навигационное оборудование , воздушные средства разведки. В 2009 г. немецкий импорт в ОАЭ вырос в полтора раза (с 316,1 млн евро в 2005 г. до 540,8 млн евро), представляя собой вооружение для ВМС (морские пушки, торпеды, части судов, гидроакустические системы) и для наземных войск (бронетранспортеры, радары, самоходная артиллерия, средства связи, компьютеризированные полигоны для военной техники).

Шестая особенность крупных германо-арабских сделок состоит в усилении закупок компонентов контроля. Особенно заметно это в секторах пограничного контрольного оборудования для большинства стран Северной Африки и государств на Аравийском полуострове, в том числе инфракрасные и радиолокационные технологии и программное обеспечение для целей военной разведки. В этом контексте выделены позиции 16 государств региона. При этом эксперты отмечают существенные перемены в течение шести лет с усилением тенденции закупок в 2009–2010 гг.

Общая картина такова: в 2005–2010 гг. немецкий экспорт был в основном нацелен на страны Аравийского полуострова, в то время как относительно небольшие партии стрелкового оружия отправились в такие страны, как Египет, Ливан и Иордания. В ряде стран региона широко применялось стрелковое оружие немецкого дизайна или происхождения, несмотря на то что в течение названного периода странам Северной Африки лицензия на производство не выдавалась, что говорит либо о нелегальном производстве, либо о ввозе из третьих стран.

Использованы данные «Доклада Федерального правительства об экспортной политике вооружений и военного оборудования в 2003–2010 гг.», сайтов United Nations Register Of Conventional Arms.

40.71MB | MySQL:66 | 0,956sec