О повстанческих группировках в Южном Судане

Вооруженные столкновения между суданской армией с одной стороны и южносуданскими военными и повстанцами из Движения за справедливость и равенство (ДСР) с другой в нефтеносном стратегическом районе Хеглиге, имели свое продолжение непосредственно и на территории Южного Судана. Хартум нанес «симметричный ответ» в лице резкой активизации на территории Объединенного штата повстанческих групп, которые выступают против гегемонии во власти Суданского народно-освободительного движения (СНОД). Фактически одновременно с событиями в Хеглиге крупнейшая повстанческая группа Армия Освобождения Южного Судана – движение (АОЮС-д) объявило о захвате базы южносуданских войск в Лалопе. Тем самым наступление отрядов Суданской народно-освободительной армии (СНОА) было фактически сорвано действиями партизан у них в тылу. Воспользовавшись тем, что основные силы южан были брошены в Хеглиг с целью разблокирования попавших «в котел» отрядов ДСР, южносуданские партизаны не просто захватили базу, но и перерезали основные коммуникации подхода сил и боеприпасов для сражающихся в Южном Кордофане сил. Потери южносуданской армии внушительны даже по меркам «локального конфликта»: 24 военнослужащих СНОА попали в плен; уничтожено семь танков, захвачено 12 джипов -«тойота» с крупнокалиберными пулеметами; 120 автоматов, 2 РПГ; около сорока пулеметов разного калибра; и т.п. Убито около 120 солдат СНОА; потери нападавших – 7 убитых и 15 раненных. Если даже все «разделить на два», то налицо хорошо спланированная и проведенная партизанская операция. Отметим также, что такое количество вооружения явно готовилось для переброски в Южный Кордофан для нужд воюющего там альянса Революционный Фронт Судана (РФС). Повстанцы также заявили о том, что располагают силами в пять полнокровных батальонов, один из которых является полностью перешедшим на их сторону подразделением южносуданской армии. В дальнейших планах – наступление на столицу штата г.Бенджу.

На настоящий момент похоже, что АОЮС-д является крупнейшим повстанческим движением в Южном Судане. Причем в отличие от еще одной аналогичной группы Армии освобождения народа Южного Судана-движение (АОНЮС-д) ее руководство в лице полковника Джеймса Гай Яача скрывает свою «прохартумскую ориентацию». Лидер АОНЮС-м, бывший генерал суданской армии Бутил Маунтил отказался вливаться со своими отрядами в южносуданские вооруженные силы после достижения Всеобъемлющего мирного соглашения (ВМС) в 2005 году и пребывал в полулегальном положении. В декабре прошлого года он опубликовал манифест, в котором ясно акцентирован момент о «необходимости новой консолидации единого Судана под главенством Хартума». Это, пожалуй, первое и очень четко артикулированное требование по образованию конфедерации, которое другие повстанческие группы стараются публично не декларировать. Та же АОЮС-д от такой позиции дистанцируется. Более того, все измышления на эту тему гневно отвергаются ее командованием, что не исключает его полного негласного контроля со стороны суданских силовиков. В частности, фактически все южносуданские повстанческие группы имеют на вооружении новые АК китайского производства, которые закупаются именно суданскими вооруженными силами. Таким образом, суданские спецслужбы «не кладут все яйца в одну корзину», а идеологически диверсифицируют лояльные им группы оппонентов Джубы.

Отметим еще два момента. Руководство АОЮС-д объявило об альянсе и совместных действиях с другой группой южносуданских партизан Армия обороны Южного Судана (АОЮС), которую возглавляет полковник Джонсон Олони. Она действует в другом штате – Верхнем – в районе Малакал, и в последнее время провела ряд успешных военных операций против правительственных войск.

Еще одним союзником АОЮС-д стала Белая армия нуэр (БАН) в штате Джонглей. Эта группа, которая позиционирует себя «как отряды молодежной самообороны, свободные от племенных традиций и влияния родовой верхушки» организовалась в период межплеменного конфликта с племенем мурле в январе с.г. АОЮС-д в марте с.г. официально объявила «об оказании поддержки и защиты БАН». Заметим, что основа объединения БАН очень символична, поскольку она дает возможность «оставить за бортом» старые партийные кадры нуэр, которые входят в руководство СНОД. БАН действует под командованием Бор Доинга и отвергает «традиционные формы» решения межплеменных споров в рамках диалога, в основе которых лежат разногласия по вопросу кражи скота и похищения детей. Мурле, которые до 19 века жили в Эфиопии, а затем стали перемещаться на восток, смешиваясь с нилотскими племенами, появились в Южном Судане в 30-х годах прошлого века. Значительная часть племени продолжает проживать в Эфиопии, что делает Аддис-Абебу невольным участником этих событий. Мурле придерживаются очень патриархальных форм жизни, а похищение детей у нуэр является их традиционным промыслом. Это объясняется генетическими причинами и массовым бесплодием женщин племени. Пожалуй, это наиболее отсталая группа в Южном Судане, что требует серьезных шагов по ее социально-экономической интеграции. Лидер мурле Дэвид Яуяу подписал в 2011 году перемирие с центральными южносуданскими властями. В потенциале, в результате возможного широкомасштабного конфликта между нуэр и мурле могут пострадать, по оценкам экспертов ООН, порядка 120 тыс. человек. Это еще одна «мина замедленного действия» для Джубы, что вынуждает ее к диалогу с Хартумом.

Таким образом, речь идет о создании своеобразного «повстанческого интернационала» на территории Южного Судана под безусловной эгидой Хартума, что является четкой реакцией на образование союза между партизанами Дарфура, Южного Кордофана и Голубого Нила в форме РФС.

И второе. Действия партизан, безусловно, встречают полную поддержку местного населения, что делает действия СНОА малоэффективными. Кроме того, южносуданцы фактически не имеют вертолетного парка, что делает невозможным быструю и своевременную переброску подкреплений. Попытка использовать для этих целей вертолетное крыло миссии ООН (при явном посредничестве американцев в лице спецпредставителей по Дарфуру и Судану) в лице российской авиационной группы, успехом не увенчалась. Кроме того, в Джубе просто боятся использовать армию в этих целях, справедливо опасаясь ее раскола по племенному признаку. Отметим также полное молчание и комментарии по вопросу активности повстанцев со стороны официальных властей и президента Южного Судана С.Киира в частности. Похоже, что «сплотить нацию» перед лицом угрозы с севера у руководства СНОД не получилось. А это, наряду с жесточайшим экономическим кризисом, вынуждает его идти на переговоры с Хартумом.

44.07MB | MySQL:87 | 0,651sec