Проблема ответственности в турецком ядерном законодательстве

Турция намерена обеспечить к 2030 г. 10 % своих потребностей в электроэнергии путем развития собственных атомных электростанций. Об этом во время Саммита по ядерной безопасности в Сеуле (Южная Корея) 27 марта с.г. заявил премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган. «Использование безопасных, недорогих и экологически чистых источников энергии – задача номер один в рамках нашей стратегии развития. Турция приступила к выполнению амбициозной ядерной программы. И мы настроены решительно, поскольку речь идет об удовлетворении энергетических потребностей страны», – отметил Р.Т. Эрдоган. Он также подчеркнул осторожность, с которой нужно подходить к строительству атомных электростанций, напомнив об авариях в «Фукусиме-1» и на Чернобыльской АЭС.

Вышеуказанное заявление турецкого премьера, а также турецкая поддержка ядерной программы Ирана и перспективы развития турецко-российского сотрудничества в области атомной энергетики на фоне растущего регионального влияния Турции заставляют серьезно отнестись к вопросам развития турецкой ядерной энергетики и детально рассмотреть наиболее важный аспект этих вопросов – действующее и формирующееся ядерное законодательство Турецкой Республики.

Как известно, для обеспечения растущего мирового спроса на энергию необходимо наличие постоянных энергетических ресурсов. Известные и существующие сегодня в природе энергоресурсы уже не в состоянии постоянно удовлетворять растущие энергетические потребности. В условиях недостаточности энергоресурсов на повестку дня встал вопрос об использовании ядерной энергии. Эксплуатация атомных электростанций стала рассматриваться в качестве постоянного источника относительно недорогой электроэнергии. Однако этот способ удовлетворения энергетических потребностей является не совсем безопасным.

В соответствии со ст. 1/a Парижской конвенции об ответственности перед третьей стороной в области ядерной энергии от 29 июля 1960 г., под атомной электростанцией подразумеваются станции и сооружения, в которых проводятся работы: 1) по производству ядерных веществ; 2) по переработке ядерных веществ; 3) по хранению ядерных веществ; 4) по резервированию ядерных материалов; 5) по повторной переработке ядерных веществ. Первоначальное развитие ядерной энергетики и ее использование осуществлялось в военных целях. Разрушительное воздействие атомных бомб, использованных в Японии в августе 1945 г., долгое время сохранялось в памяти народов и в окружающей среде. В то же время, после Второй мировой войны в результате технологических прорывов во многих сферах на повестку дня встал вопрос о применении ядерной энергетики в гражданских целях. Больше всего ядерная энергетика использовалась с целью производства электроэнергии.

Благодаря атомным электростанциям появился постоянный источник электроэнергии. Однако они содержат в себе целый ряд рисков. Поскольку в случае их ошибочного применения возможно нанесение огромного и непоправимого вреда человеку и окружающей среде. Разработка правовой базы для компенсации возможных повреждений в результате эксплуатации ядерных сооружений представляет особую важность. Для создания общей правовой базы, регулирующей компенсацию за причинения вреда третьим лицам в результате эксплуатации атомных электростанций, подписаны следующие международные конвенции:

1) Парижская конвенция об ответственности перед третьей стороной в области ядерной энергии от 29.07.1960.

2) Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб от 21.05.1963.

3) Парижская конвенция после ее подписания в 1960 г. была подвергнута многочисленным поправкам, в результате чего было принято два протокола (28.01.1964 и 16.11.1982), изменившие конвенцию. На Турцию конвенция распространяется в том виде, в котором она представлена в протоколе 1982 г.

4) Особенно после Чернобыльской катастрофы возникла острая необходимость во внесении определенных поправок в существующее международное ядерное законодательство, что и было отражено в третьем Протоколе о внесении поправок в Конвенцию от 12 февраля 2004 г., до сих пор так и неутвержденных достаточным числом государств. Турецкий парламент также не одобрил эти поправки, а потому и положения этих поправок на Турцию не распространяются.

Положения, регулирующие правовую ответственность за причинение ядерного ущерба, имеются не только в Парижской конвенции, но и в Венской конвенции о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г. В некоторых странах параллельно упомянутым конвенциям приняты и внутренние акты. В Турции в последнее время хоть и активизировалась работа в этом направлении, однако находится все еще на недостаточном уровне.

В Парижской конвенции правовой характер ответственности эксплуатирующего атомную электростанцию определен в рамках «концепции причинения вины» и в качестве «ответственности без вины». Такой вид ответственности был определен в связи с тем, что эксплуатация атомной электростанции сама по себе содержит в себе риск причинения вреда. Такое понимание ответственности широко используется в турецком гражданском праве.

В соответствии с Парижской конвенцией субъектом ответственности за причинение вреда в результате атомной аварии является эксплуатирующий атомную станцию. Эксплуатирующий атомную станцию – это лицо, уполномоченное в установленном порядке компетентным и официальным органом проводить работы по строительству и эксплуатации атомной электростанции (Парижская конвенция, ст. 1/a-iv). Официальным органом в Турции является Агентство по атомной энергии Турции. Физическое или юридическое лицо, эксплуатирующее атомную станцию, несет ответственность за причинение вреда как в процессе работы станции, так и в процессе транспортировки ядерных веществ (Парижская конвенция, ст. 3-5). В рамки ответственности эксплуатирующего атомную электростанцию входит ответственность за причинение любого вреда, ставшего результатом аварии (Парижская конвенция, ст.3). Ущерб, нанесенный самой атомной электростанции или ее сооружениям, а также материалам и транспортным средствам, выходит за рамки ответственности эксплуатирующего (Парижская конвенция, ст.3 a-ii).

Что касается пределов финансовой ответственности, то ранее в рамках Парижской конвенции эти пределы составляли около 18 млн евро. Однако в последнем протоколе, подписанном в 2004 г., пределы компенсации, в том числе и под влиянием Чернобыльской катастрофы, были расширены и составили 700 млн евро. Однако, как отмечалось выше, в связи с отсутствием дополнительного согласования этот протокол все еще не вступил в силу. Поэтому в настоящее время в Турции компенсация ограничена 18 млн евро. Однако, судя по развернувшейся в последнее время дискуссии среди турецких экспертов, в ближайшее время в турецком ядерном законодательстве будет фигурировать сумма, приближенная к 700 млн евро.

Большое значение в вопросах возмещения ядерного ущерба имеют сроки подачи жалоб. В Парижской конвенции сроки подачи жалоб на компенсацию за причинение ядерного вреда составляют 10 лет после того как произошло событие, ставшее причиной причинения вреда (ст. 8/a). Однако в рамках протокола о внесении поправок, подписанного в 2004 г., в отношении жалоб на компенсацию, связанных с потерей жизни, сроки установлены до 30 лет. В Турции при определении сроков давности подачи заявления о возмещении ущерба руководствуются, главным образом, Турецким законом о долговых обязательствах № 5098. Положения этого закона, которые касаются сроков давности ответственности за неправомерные действия, в последнее время претерпели значительные изменения. В соответствии со ст. 72 последней редакции этого закона, жалобу на компенсацию вреда потерпевший вправе подавать «в течение 2-х лет после получения информации о вреде и ответственном лице и во всяком случае в течение 10 лет с момента совершения неправомерного действия». Однако, как утверждают турецкие эксперты, ответственность за причинение ядерного ущерба будет в скором времени представлять собой исключение, поскольку в рамках процесса обновления турецкого ядерного законодательства планируется увеличить сроки давности: 3 года после получения информации и 30 лет – во всяком случае.

В настоящее время в Турции обсуждается законопроект о привлечении к ответственности заинтересованных лиц, причастных к аварии на атомной электростанции. В этом законопроекте не используется термин «ядерная катастрофа» как в Парижской конвенции, а применяется термин «ядерный случай». В обсуждаемом законопроекте ядерный ущерб определяется в качестве «смерти, любого телесного повреждения или любой утраты имущества, любого ущерба, причиненного имуществу, которые возникают или являются результатом радиоактивных особенностей или комбинации радиоактивных особенностей с токсическими, взрывными или другими опасными характеристиками ядерного топлива, или радиоактивных веществ или отходов ядерной установки, или ядерного материала, поступающего с ядерной установки, произведенного или размещенного в ней». Для того чтобы рассматривать ущерб в рамках ответственности необходимо установить его связь с ядерным случаем.

В Турции убеждены в том, что в результате катастрофы, возникшей в процессе эксплуатации ядерных сооружений или транспортировки ядерных материалов, необходимо возмещать все ущербы, а также необходимо принимать все меры предосторожности для ликвидации всех негативных последствий ядерной катастрофы. В соответствии со ст. 41 и последующими статьями Турецкого закона о долговых обязательствах № 5098, лицо, подавшее жалобу на возмещение вреда, обязано доказать состав вреда и связь между случаем и причиненным ущербом. Однако в случае возникновения ядерной катастрофы эксплуатирующий атомную электростанцию может быть не в состоянии компенсировать весь объем причиненного ущерба. Учитывая тот факт, что эксплуатирующими атомную электростанцию являются юридические лица, то и их ответственность перед третьими лицами ограничена лишь их официальным имуществом. В Турции полагают, что существует два способа обеспечения гарантий компенсации ядерного вреда. Первый из них – это страхование финансовой ответственности, другой – обеспечение банковской гарантии. Турецкие эксперты утверждают, что в рамках осуществления ядерной деятельности большое значение имеет обязательное страхование рисков, возможных в процессе эксплуатации АЭС. А потому и ожидается, что в рамках обновления турецкого ядерного законодательства будет принято обязательное страхование ядерной деятельности, чего в настоящее время в турецком ядерном законодательстве не предусмотрено.

40.65MB | MySQL:66 | 0,899sec