Иран: контрабанда табака и политика

42 % рынка табачных изделий в Иране обеспечиваются за счет контрабанды сигарет иностранного производства. Учитывая, что рынок табака в Иране в 2011 г. составлял 3,6-3,9 млрд долларов США, объемы теневого сектора табачного бизнеса приближаются 1,5-1,6 млрд американских долларов. Цифра для такой страны как Иран немаловажная, если учитывать, что торговля нефтью в лучшие времена приносила около 80 млрд американских долларов за год.

Иранские правоохранительные органы заявляют, что рынок контрабанды табачной продукции растет невиданными темпами. Так, в 2011 г. он увеличился на 44 % по сравнению с прежним годом. Учитывая, что ради политкорректности и «повышения уровня стабильности в обществе» иранская статистика зачастую грешит в сторону занижения негативных показателей, смеем предположить, что приведенные выше цифры могут отличаться в сторону их увеличения. Иранская пресса считают, что к официальным данным нужно прибавлять как минимум 10 % от их изначальной величины.

В Исламской Республике Иран табачный бизнес, как и в обычных странах, является высокомаржинальным – наценка составляет почти 200%. Правда, контрабандисты не платят ни акцизных сборов, ни налогов в казну, тем самым повышая рентабельность своего дела в разы. Известно, что 4 % традиционно уходит многочисленным посредническим компаниям, занимающимся логистикой, складированием и дистрибуцией контрабандного табака.

Касаясь основных маршрутов, по которым нелегальный табак проникает в Иран, то в числе лидеров следует упомянуть Ирак и Турцию (их курдские районы), а также в незначительной степени Афганистан и Пакистан.

Самыми популярными сигаретными брендами на рынке Ирана являются западные (читай – «вражеские») «Уинстон» (совместный продукт американской R.J. Reynolds Tobacco и японской Japan Tobacco), «Мальборо» (легендарная марка американской Philip Morris) и «Кент» (British American Tobacco). Также представлены «Кэмэл», «Эссе», «Магна», «Данхил» и «Монтана».

Следует отметить, что две сигаретные марки – «Кент» и «Уинстон» на иранском рынке присутствуют официально, т.е. имеется договоренность с головными офисами западных компаний-владельцев этих брендов. Причем «Уинстон» занимает около 70 % официального импорта иностранных сигарет в ИРИ.

Иранская табачная компания (ИТК) – старейший производитель сигарет на Ближнем Востоке – была образована в 1937 г. В 2002 г. в период, когда у власти находился президент-реформатор М.Хатами, эта компания подписала официальные контракты с JTI («Уинстон») и British American Tobacco («Кент»). Западные партнеры проспонсировали модернизацию морально устаревших технологий ИТК, что позволило последней производить сигареты совершенно иного качества. Последствий сотрудничества с западными гигантами было два. Первое, позитивное, в том, что спрос на считавшуюся ранее более качественной нелегальную табачную продукцию стал падать в разы. Второе – негативное, заключалось в том, что старые иранские бренды, такие как «Бахман», «Фарвардин», «Ордибехеш», «Тир» и пр. моментально потеряли очень существенную долю рынка, оказавшись в аутсайдерах. На сегодняшний день, лишь один из перечисленных «Бахман» остается на плаву и относится к сигаретам для бедняков. «Заправляется» он, кстати, табаком болгарского производства. Как стало известно, импортировать сырье из Болгарии гораздо выгоднее и проще, нежели выращивать в Иране, хотя, помнится, на заре конституционной революции в Иране (1905-1911гг.) в стране даже табачные бунты проходили…

Согласно официальной статистике, ежегодно в Иране от рака, вызванного курением, погибает более 70 тыс. чел. Медики прогнозируют, что эта цифра к 2030 г. увеличится до 200 тыс. чел. В этом контексте некоторые критики правительственной политики в табачной сфере язвительно замечают, что в то время, как на каждом пятничном намазе в Тегеране и других городах провозглашается лозунг «Смерть Америке!» в действительности, иранские власти потакают воплощению другого лозунга, брошенного как-то из американского Сената, — «Смерть Ирану!». Кроме того, привлекается внимание к тому, что в условиях отсутствия политических отношений между Тегераном и Вашингтоном или Лондоном, товарооборот, если так можно именовать лицензионные отчисления иранцев компаниям Philip Morris, British American Tobacco и др. превышают объемы торговли со многими дружественными Ирану братскими странами, такими как Таджикистан, Азербайджан, Армения, а, возможно, и более крупными игроками на пространстве СНГ.

Без особых сомнений и страхов ошибиться, можно предположить, что молодой Иран (большая часть населения страны не старше 30-35 лет) представляет собой очень перспективный растущий рынок сбыта табачной продукции. Дивиденды, которые можно извлекать здесь, похоже, намного превышают факторы идеологического ирано-западного противостояния. Также как завод компании «Кока-Кола», распложенный вблизи священного города Мешхед (тут находится гробница имама Резы), не вызывает у иранских руководителей аллергии, так и спутниковое телевидение, и фаст-фуды, выстроенные по западным шаблонам, и сигаретная экспансия США и Великобритании, остается вне поля зрения идеологов режима «велаяте факих».

В Тегеране поговаривают, что корни нелегального табачного бизнеса уходят в еще один священный город – Кум, в котором базируются штаб-квартиры великих аятолл. Именно с их ведома в стране вершатся самые важные дела. К слову, после неудавшейся «зеленой революции» и политического кризиса, возникшего в Иране следом, даже сам верховный руководитель ИРИ Али Хаменеи (кстати, в прошлом заядлый курильщик) несколько раз ездил в Кум за советом и поддержкой. Табачный бизнес – еще одно дополнительное свидетельство прагматичности и гибкости высшего клерикального руководства Ирана, действующего, как выходит, в первую очередь сообразно своим рыночным интересам.

52.68MB | MySQL:104 | 0,447sec