О ситуации на севере Мали: июль 2012 г.

События последних месяцев на севере Мали, хозяевами которого стали несколько вооруженных исламистских группировок во главе с рожденной в первоначально в Алжире «Аль-Каидой в странах исламского Магриба» /АКМ/, предопредели внимание к этому региону, хотя он формально не входит в зону «ответственности» Института Ближнего Востока. Теперь мы ежемесячно будем сообщать о происходящем там на нашем сайте.

В этой одной из самых бедных в Африке и мире стран еще в конце марта – начале апреля ее северные районы в условиях безвластия в Бамако захватили различные группировки туарегов и исламистов. Очень быстро радикальные исламисты стали полными хозяевами огромных территорий, примыкающих к Мавритании, Алжиру и Чаду и сопоставимых по площади с Францией и Бельгией вместе взятыми.

11 июля формирования отпочковавшегося от АКМ «Движения за единство и джихад в Западной Африке» /ДЕДЗА/ установили контроль над населенным пунктом Ансонго близ города Гао — последним бастионом повстанцев-туарегов из Национального движения освобождения Азавада /НДОА/, восстание которых в начале с.г. привело сначала к провозглашению независимости Азавада, а затем — к тому, что в настоящее время стало трудно говорить о государственности применительно к Мали. С этого дня ДЕДЗА, АКМ и группировка туарегов-исламистов «Ансар ад-дин» /«Защитник ислама»/ стали единственной реальной властью на севере страны.

События на севере Мали развивались стремительно. Туареги из НДОА и исламисты не смогли найти общий язык. Кульминация их противостояния пришлась на 27 июня. В тот день в результате ожесточенных боев боевики из ДЕДЗА выбили туарегов из города Гао. Формирования НДОА потеряли при этом по меньшей мере 35 бойцов. С тех пор деморализованные и разделенные на маленькие группы, они мечутся по пустыне, больше думая о выживании, нежели о сопротивлении исламистам.

Что касается руководства повстанцев-туарегов, то оно еще в середине июля сбежало – на всякий случай – в Нигер. В частности, там укрылись вице-президент НДОА и два видных полевых командира. Президент Национального переходного совета государства Азавад Билаль аг Ашериф получил серьезные ранения в боях против исламистов за город Гао и находится на лечении в столице Буркина-Фасо – Уагадугу. Единственный из руководства НДОА, кто остался на территории Мали – начальник «генштаба» формирований туарегов Мохаммед аг Наджим. Он скрывается где-то близ границы с Мавританией. В этих условиях главари исламистских формирований начали вести активную вербовочную работу среди бывших бойцов НДОА, пытаясь привлечь их на свою сторону.

Несмотря на очевидное разложение своих боевых отрядов, 25 июля руководство НДОА отказалось от участия в работе правительства национального единства, одновременно подтвердив свою готовность к диалогу с новыми властями Бамако. Билаль аг Ашериф также заявил о готовности его светского движения воевать «против террористов» на стороне миротворцев ЭКОВАС. «Но мы не будем воевать на стороне малийских войск», — сразу же предупредил он.

Поражению светского и сепаратистского НДОА способствовал раскол, происшедший внутри этого движения в конце мая, когда часть его бойцов объединилась с «Ансар ад-дин», объявив о «самороспуске» НДОА и «Ансар ад-дин» и создании на их базе «Переходного совета исламского государства Азавад».

Взятие Гао во многом стало возможным благодаря тому, что на помощь исламистам из ДЕДЗА и АКМ пришли их многочисленные и хорошо подготовленные в военном отношении алжирские единомышленники. Их легко было отличить от туарегов и малийцев по более светлому цвету кожи и афганской одежде. По свидетельствам очевидцев, подкрепления из Алжира прибыли на абсолютно новеньких пикапах. Там же, в Гао, еще раньше оказались один из наиболее известных полевых командиров АКМ Мохтар Бельмохтар, а также главарь группировки туарегов-исламистов «Ансар ад-дин» Айяд аг Гали.

Сразу же определилось, что захватившим север Мали исламистским группировкам не нужна независимость Азавада, за которую боролись туареги. Они преследуют значительно большую цель – навязать законы шариата на всей территории страны при том, что реальных сил, которые могли бы противостоять этому, сейчас нет ни в Мали, ни в регионе Западной Африки. Переходное правительство Мали, сменившее в Бамако путчистов /последние свергли 22 марта режим президента Амаду Тумани Туре/, оказалось неспособным хоть как-то противостоять угрозе с севера.

Страны ЭКОВАС поставили перед временным премьер-министром Мали Шейхом Модибо Диаррой задачу сформировать до 31 июля правительство национального единства, с которым можно было бы иметь дело в будущем. Однако временный премьер, назначенный на эту должность еще в апреле с.г., явно не справлялся с этой задачей. Для реализации предложенной им «дорожной карты переходного периода» он на встрече с посредником от ЭКОВАС президентом Буркина-Фасо Блэзом Компаоре запросил целый год. В условиях разложения национальной армии он также никак не мог решить и задачу восстановления контроля над севером страны.

И хотя, по словам временного премьера, Бамако тщательно готовил военную операцию» на севере страны через «реорганизацию военного командования, перевооружение и обучение армии, повышение мотивированности солдат, эти слова остались только словами – у Мали, одной из самых бедных стран мира, нет и не может быть по определению средств на это.

30 июля вернувшийся двумя днями ранее в Бамако после 2-месячного лечения в Париже временный президент Мали Дионкунда Траоре взял всю полноту власти в стране на себя, ограничив тем самым властные полномочия временного премьера. Он же взял на себя решение задачи формирования правительства национального единства. Таким образом, Шейх Модибо Диарра не выполнил требование ЭКОВАС сформировать такое правительство до 31 июля.

Главной претензией Траоре к своему премьеру было то, что последний в отсутствие президента не решился официально потребовать военного вмешательства стран ЭКОВАС в Мали.

Траоре получил от ЭКОВАС 10 дополнительных дней для формирования правительства национального единства, причем союзники Бамако не стали жестко фиксировать дату появления нового кабинета.

Такими же беспомощными выглядели и страны-участницы Экономического сообщества стран Западной Африки /ЭКОВАС/. Они долгое время обсуждали возможность направления в Мали миротворческого контингента численностью свыше 3,3 тысяч человек, но их слова пока никак не материализовались в дела. Их можно понять. Во-первых, страны ЭКОВАС ждут соответствующий мандат ООН на проведение миротворческой операции. Во-вторых, пока нет официального запроса Бамако на проведение такой операции. В-третьих, очевидно, что без помощи Запада страны ЭКОВАС будут не в состоянии ни перебросить свои контингенты в Мали, ни обеспечить их финансовое и тыловое обеспечение.

Даже если все перечисленные условия и формальности будут соблюдены, у контингента ЭКОВАС, как представляется, будет немного шансов на успех, если его не поддержит ключевой региональный игрок – Алжир. Группировка «Ансар ад-дин» еще 18 июля предупредила, что ответит силой всем тем странам, которые примут участие в формировании контингента ЭКОВАС, равно как тем, кто будет помогать им, и в частности, Франции. «Мы информируем весь мир, что мы готовы сражаться против любой армии. Мы заранее предупреждаем, что все страны, которые пошлют войска /в Мали/, получат безжалостный ответ», — заявил для французского информагентства АФП заместитель главаря «Ансар ад-дин» малиец Умар ульд Хамаха.

«У нас есть сотни федаинов, готовых к действиям в качестве смертников. Они ждут только приказа», — предупредил Ульд Хамаха, который считается близким соратником известного полевого командира АКМ алжирца Мохтара Бельмохтара, формирования которого также присутствуют на севере Мали, а его самого частенько видят в Гао.

Что касается Франции, то, по оценке Ульд Хамахи, эта страна «не имеет возможности для военного вмешательства», учитывая пространственный размах региона. «Она будет пытаться использовать другие страны», — предсказал он. «Но если нас атакуют, мы атакуем Францию», — предупредил Ульд Хамаха.

В то же время Ульд Хамаха приветствовал «мудрую позицию» Алжира, который воздерживается – хотя имеет все возможности и основания – от военного вмешательства в события на севере Мали. «У Алжира есть богатый опыт в таких делах в отличие от других коррумпированных стран Запада», — заметил он.

25 – 26 июля в Абиджане /Кот-д`Ивуар/ состоялась встреча начальников генштабов армий стран-участниц ЭКОВАС. На встрече обсуждался один вопрос – подготовка регионального миротворческого контингента Micema к действиям в Мали. Предварительную информацию для этой встречи подготовила рекогносцировочная группа ЭКОВАС, Африканского Союза и ООН, побывавшая в Бамако в период с 9 по 18 июля. По итогам встречи было заявлено, что отныне Micema ждет только резолюцию Совета Безопасности ООН, чтобы начать действовать. Такие действия представляются неизбежными, поскольку любая задержка играет на руку АКМ и ее союзникам. В состав контингента войдут подразделения от 13 из 15 стран – членов ЭКОВАС. Одно это предопределяло разношерстность, а значит – слабость Micema.

В оккупированных городах исламисты тут же приступили к насаждению нового порядка. Там блюстители исламской морали преследовали продавцов алкоголя, курильщиков, живущие вне брака пары. Исламисты из группировки «Ансар ад-дин» шокировали весь мир, начав разрушать в городе Томбукту мавзолеи мусульманских святых, находящиеся во внесенном в список исторического наследия ЮНЕСКО комплексе из трех средневековых мечетей.

Пока в Бамако переходные власти занимались политической трескотней, жители северного Мали, вернее, те, кто там еще остался, попытались высказать свое отношение к новому исламистскому порядку своими силами. 13 июля обитатели городка Гундам / 90 км к юго-западу от Томбукту/, вышли на манифестацию протеста против присутствия в нем вооруженных исламистских формирований, насаждающих новые порядки. Повод для нее создали исламисты, сначала высекшие местного жителя по подозрению в адюльтере, а затем подвергнувшие аналогичной экзекуции женщину, вышедшую на улицу в открытой одежде. В ответ местные жители заблокировали мечеть. Они не пустили в нее на пятничную молитву исламистов несмотря на то, что те даже стреляли в воздух, пытаясь расчистить себе дорогу.

Тем временем в самом Томбукту /один из трех относительно крупных городов севера Мали наряду с Гао и Кидалем/ исламисты постоянно патрулируют улицы и пресекают любые попытки горожан собраться вместе. В мечетях города с началом рамадана /19 июля/ они приступили к замене местных проповедников на своих собственных.

Повсеместно исламисты начали применять нормы шариата. 30 июля в Агельхоке на глазах у толпы они до смерти забросали камнями супружескую пару, жившую гражданским браком и имевшую в нем несколько детей. На севере Мали подобное случилось впервые. До этого незаконных супругов, любителей алкоголя, курильщиков просто секли розгами.

17 июля министр юстиции Мали Малик Кулибали прибыл в Гаагу, где подал иск в Международный уголовный суд с требованием провести расследование преступлений, совершенных начиная с января 2012г. на севере страны. В этих преступлениях подозреваются как туареги из НДОА, так и боевики из исламистской «тройки».

Многие жители севера Мали проголосовали ногами против новых законов. По данным ООН, этот не очень то многолюдный пустынный регион, составляющий 65 проц. от общей площади страны, покинули порядка 450 тысяч человек, причем свыше 260 тысяч вообще покинули пределы Мали, перебравшись в соседние страны. В городе Гао из 70 тысяч человек, живших в нем до прихода исламистов, остались не больше 35 тысяч человек, хотя этот город формально контролирует ДЕДЗА, считающееся менее жестоким по сравнению с «Ансар ад-дин». Тем не менее у многих остающихся в регионе жителей сильны сепаратистские настроения поскольку, по их мнению, Бамако бросил их в руки исламистов.

Совет Безопасности ООН принял в начале июля резолюцию, призвавшую к введению санкций против связанных с «Аль-Каидой» повстанцев на севере Мали. Той же резолюцией Совбез «полностью поддержал» усилия ЭКОВАС и Африканского Союза по урегулированию кризиса в Мали. Тем не менее он не дал мандат ЭКОВАС на развертывание военной операции на севере этой страны.

18 июля боевики ДЕДЗА освободили содержавшихся на севере Мали трех европейских заложников – двух испанцев и одну итальянку – похищенных в октябре 2011г. близ алжирского города Тиндуф. В обмен на их освобождение ДЕДЗА добилось освобождения трех исламистов – двух в Мавритании и одного в Нигере, а также выплаты выкупа в 15 млн евро. О сумме выкупа объявил представитель ДЕДЗА. Понятно, что заинтересованные страны ничего не объявляли по этому поводу.

Таким образом, в заложниках у различных исламистких формирований остались 13 иностранцев.

Тем временем формирования исламисткой «тройки» /ДЕДЗА, АКМ и «Ансар ад-дин»/ готовились противостоять гипотетическому контингенту ЭКОВАС и возможному контрнаступлению отрядов НДОА. Они заминировали окрестности города Гао, сделав тем самым его жителей своими фактическими заложниками.

Как писал французский специалист по странам Сахеля Пьер Буали, «сейчас в этом регионе исламисты имеют сильные позиции, потому что у них много денег, они контролируют все стратегически важные места, и они хорошо вооружены благодаря поступившему из Ливии оружию». К тому же 27 мая боевики АКМ обнаружили в Гао огромный подземный арсенал национальной армии Мали. Как сообщил в этой связи неназванный военный одной из стран региона, «сейчас одна только АКМ вооружена лучше, чем армии Мали и Буркина-Фасо вместе взятые».

По оценкам западных экспертов, в целом в боевых формированиях исламистской «тройки» в Северном Мали может насчитываться до 5 тысяч мобильных, хорошо вооруженных боевиков, что делает чрезвычайно сложной задачу их военного подавления.

Переходное правительство Мали, похоже, было больше озабочено собственной безопасностью, нежели проблемой освобождения севера страны. 9 июля оно объявило о намерении создать «независимый элитный контингент» численностью 1200 человек, которому будет поручена «защита институтов республики» и который будет подчиняться только главе государства. Сформировать этот контингент предполагается за счет выпускников этого года из школ национальных жандармерии и полиции. Вооружение для него пообещали поставить «дружеские» страны, и в частности, Алжир, Марокко и Франция.

Проблема возрождения малийской армии во многом будет зависеть и от того, выполнит ли оперативно Россия контракты по линии военно-технического сотрудничества /ВТС/ с Мали – о них в начале с.г. говорил директор «Рособоронэкспорта» Анатолий Исайкин. Уже позднее удалось узнать от источника, близкого к российским структурам ВТС, что предполагались поставки вооружений в виде помощи на сумму в 30 млн долларов.

Очевидно, что формирования исламистской «тройки» на севере Мали будут только усиливаться с течением времени, пока Совбез ООН будет медлить с принятием решения о применении силы. Также очевидно, что они без боя не отдадут доставшуюся им огромную территорию – война на севере Мали неизбежна.

Вопрос сейчас только в одном – что противопоставить джихадистам в условиях, когда великие державы явно не хотят начинать очередную войну. Боеспособность будущего контингента стран ЭКОВАС представляется более чем иллюзорной, равно как едва ли быстро удастся хоть как то восстановить боеспособность малийской армии.

В любом случае будущие миротворцы будут вынуждены в той или иной мере взаимодействовать с НДОА, а значит, туарегам придется что-то обещать. И здесь будет самая большая проблема – ведь все без исключения страны по понятным причинам поддерживают принцип территориальной целостности Мали. Значит, им предстоит сложнейший выбор – либо ради победы над исламистами отказаться от этого принципа, либо зациклиться на принципах, что в итоге может привести к длительной и разорительной для всех войне.

В целом, вся действующая на севере Мали исламистская «тройка» самым тесным образом координирует свои действия, что неизбежно создаст трудности для любого иностранного военного вмешательства. Причем вне зависимости от того, формирования какой группировки контролируют тот или иной город, всем верховодит в регионе АКМ. Именно ее ставленники занимаются тыловым обеспечением боевых отрядов, военной подготовкой новобранцев, их идеологической обработкой, ведением разведки. Полученные за счет выкупов за освобождение западных заложников средства позволяют исламистам вербовать сотни, если не тысячи новых бойцов /по данным правозащитников, среди новобранцев – несколько сотен детей до 17 лет/, которые не испытывают недостатка в современных вооружениях, хлынувших в регион после падения режима Каддафи. Все это делает окопавшихся на севере Мали исламистов опасной силой, сравнимой по мощи с армиями стран Сахеля /конечно, речь не идет о Национальной народной армии Алжира/.

Городок Гао на севере Мали превратился в главную базу АКМ. Хотя город Томбукту формально находится под контролем «Ансар ад-дин», там безраздельно правит еще один полевой командир АКМ, скрывающийся под боевым псевдонимом Абу Зейд. Его штаб-квартира находится во дворце, который в свое время был построен в этом мифическом городе для Муамара Каддафи. В третьем городе региона – Кидале – всеми делами вершит основатель и главарь «Ансар ад-дин» Айяд аг Гали.

49.62MB | MySQL:112 | 0,801sec