К визиту делегаций Судана и Южного Судана в Москву

Как мы уже говорили, в Москве в настоящее время синхронно находятся две суданские делегации: одну из Судана возглавляет «второе лицо» правящей Партии Национального конгресса (ПНК),  помощник действующего президента Омара аль-Башира Нафи Али Нафи; южносуданцев представляет генеральный секретарь Суданского народно-освободительного движения  (СНОД), «записной» переговорщик на всех переговорах по межсуданскому урегулированию П.Амум. Делегации  на этот раз были солидно укомплектованы  министрами «экономического блока», что должно было подразумевать главный тезис – установление более тесных отношений с Россией именно в экономической сфере.

Рискнем выдвинуть предположение о том, что весь этот экономический «камуфляж» призван замаскировать основную цель визита и суданцев, и южносуданцев. Это, прежде всего, зондаж позиции России по вопросам межсуданского урегулирования. 14 декабря с.г. истекает срок исполнения «дорожной карты» Совета по миру и безопасности (СМБ) Афросоюза по Абъею. Напомним, что  резолюция Афросоюза по теме определения будущего статуса Абъея была фактически дублирована  резолюцией Совета Безопасности ООН 2604. «Дорожная карта» СМБ АС от 24 октября с.г. предусматривала «шестинедельный» срок выхода сторон на подписание всеобъемлющего договора по будущему Абъея. Джуба в данной связи была готова к такому сценарию, поскольку в любом случае она остается в выигрыше. Южносуданцы постарались минимизировать значение единственного «ударного козыря» Хартума в отношении нарушения прав арабского племени миссерия. Теперь руководство Южного Судана официально и на всех уровнях подтверждает, что оно готово при любых вариантах  решения проблемы Абъея оставить за миссерия безусловное право свободного передвижения по своим традиционным кочевым маршрутам. В СНОД также серьезно рассматривают возможность разделения штата с оставлением за Суданом (и соответственно миссерия) 40% территории.  Остается на повестке дня и тема возможного проведения референдума о самоопределении штата, что при вариантах непризнания большего количества миссерия в качестве коренных жителей этого региона однозначно приведет к выгодному для Джубы результату.

Естественно, что такие варианты категорически не устраивают Хартум, поскольку при этих вариантах они теряют большинство нефтяных полей. Суданское руководство  пытается всячески затянуть срок выхода на подписание заключительного договора под предлогом «сложной темы межплеменных отношений», которую по их оценке необходимо решать без жестко установленных сроков.

Тем не менее, срок истечения «дорожной карты» подходит к концу, и еще одной принципиальной позицией Джубы, которая, кстати, поддерживается и СМБ и группой посредников во главе Т.Мбеки, является неприемлемость варианта ее дальнейшей пролонгации. В этом случае Афросоюз принимает соответствующую резолюцию, которая затем выносится на заседание Совета Безопасности ООН. В результате Абъей делится на две части согласно решению Арбитражного суда в Стокгольме по границе 1956 года.  Вот этого варианта и опасаются более всего в Хартуме. Собственно по этой причине Нафи Али Нафи, в условиях очень непонятной ситуации внутри страны и брожения в ее руководстве, предпринял этот вояж в Москву, а затем в Пекин. Те же мотивы и у Южного Судана.

Как показывает история с вердиктом МУС в отношении президента Судана О.аль-Башира, вся политика суданского руководства в данном конкретном случае напоминает известную восточную мудрость: «чего стоит уже оказанная услуга». Тогда тоже много говорилось о стратегическом партнерстве с Россией, но после выгодного для себя голосования в Совбезе ООН, Хартум как-то не спешил (в отличие от китайцев) предоставлять лицензии российским компаниям, хотя на словах обещания продолжались. Тоже самое касается и Джубы, которая, несмотря на все свои заявления «об исторической роли» России в становлении народно-освободительного движения, уверенно взяла курс на партнерство прежде всего с США. При этом российским крупным компаниям ко всему прочему объективно невыгодно связываться с Суданом в силу режима экономических санкций со стороны США, что чревато последствиями и рисками для их бизнеса на Западе. И ситуация в данном случае кардинально отличается от Китая, где государство зримо и мощно стоит за деятельностью бизнес-структур, что минимизирует внешнеполитические риски.

Сейчас ровно такая же ситуация, что и четыре года назад. С той лишь только разницей, что на этот раз, с большей долей вероятности, Россия не будет ветировать резолюцию в Совете Безопасности ООН при условии  ее поддержки Афросоюзом. Но скорее всего в очередной (но уже последний)  раз пойдет на уступки Хартуму и пролонгирует на незначительный срок действие «дорожной карты». И к концу нового срока ее истечения свет в конце тоннеля все-таки появится, поскольку воевать Хартум сейчас не может, а границы 1956 года оставляют у него еще меньше территории, чем предлагает сейчас Джуба.

42.11MB | MySQL:92 | 2,202sec