О выступлении президента ИРИ М.Ахмадинежада в иранском парламенте 16 января 2013 г.

Эффект разорвавшейся бомбы  произвело выступление президента Ирана Махмуда Ахмадинежада на пленарном заседании национального парламента 16 января 2013 г. В течение последних недель президент не раз обращался в законодательный орган страны  с просьбой предоставить ему трибуну для изложения своей точки зрения на переживаемые Ираном экономические проблемы и трудности. При этом Ахмадинежад поставил непременным условием такой порядок, при котором ему будет позволено изложить свое видение текущей экономической жизни страны в форме монолога, без ответов на вопросы парламентариев, и покинуть зал парламента после выступления. Эта просьба была удовлетворена,  и, таким образом, глава исполнительной власти  правительства не услышал никаких слов критики в свой адрес и был избавлен от необходимости отвечать на «неудобные» вопросы.

   В отличие от традиционных выступлений иранских лидеров, когда практически не признаются никакие негативные моменты в развитии Исламской республики,  на этот раз Ахмадинежад повел себя другим образом и откровенно заявил, что основная масса переживаемых страной трудностей вызвана санкционным бременем, всерьез осложняющим ее развитие. Основная тяжесть  экономических и социальных неурядиц, сотрясающих Иран последние полтора-два года, сказал он, вызвана разнообразными санкциями, инициированными Советом Безопасности ООН, ЕС, США, рядом других стран.

         Как известно, их давление призвано остановить или приостановить развитие иранской атомной программы, у которой Запад подозревает наличие военного компонента. По словам президента, именно санкции привели к значительному падению иранского экспорта,  главным образом – нефти, парализовали  экономическую жизнь страны,  привели к резкому  уменьшению притока в Иран иностранной валюты, усилили социально-экономическое расслоение в иранском обществе.

         Как отметила иранская пресса, выступление Ахмадинежада в парламенте было на редкость смелым и мужественным, он первым из иранских политиков со всей откровенностью признал, что санкции  просто душат страну,  потому что они ставят своей целью поставить Исламскую республику на колени. Беспрецедентен и вывод, который он сделал из сказанного – санкционная политика Запада одержала в Иране победу. Это вполне логично, объяснил Ахмадинежад, побеждает  тот, кто нападает, кто наносит первым удары, стараясь сломить противника.  «Мы не можем серьезно противостоять санкционному давлению, которое все больше жалит нас».  Поэтому, продолжил Ахмадинежад,  Иран должен  решительным образом скорректировать стратегию экономического развития, чтобы свести на нет действие международных санкций.  Если мы продолжим действовать так, как делали это до сегодняшнего дня, мы не получим ничего, кроме пагубных последствий.  Во избежание этого, продолжил президент, нужно серьезным образом перестроить экономику, опираясь на имеющиеся ресурсы.Ирану необходимо избавиться от зависимости от нефтяных доходов. Для этого создан  Национальный фонд развития, который помогает решить эту проблему, перераспределяя  часть нефтедоходов для дальнейшего инвестирования. «Мы – богатая страна, сказал Ахмадинежад, выступая 16 января перед иранским парламентариями,  — но условия, в которые нас загнали санкции, не дают нашим гражданам достойно жить». Он прочитал двустишие: «Народ,  создающий первоклассные ковры,  не должен  спать на убогой циновке» и добавил: « Народ, сидящий на океане богатств, не должен бедствовать».

    Его выступление в парламенте 16 января явило резкий контраст с прежними заявлениями президента, когда он заявлял, что страну ничуть не страшат накладываемые на нее санкции и ничуть не беспокоят вновь и вновь принимаемые резолюции Совета Безопасности ООН. Пресса еще раз процитировала его знаменитое высказывание о мерах давления, оказываемых на Иран со стороны Запада : « Они для нас, что луковая кожура – никакого эффекта».

     Ахмадинежад серьезным образом прошелся и по адресу своих политических противников, осложняющих работу исполнительной власти,  проводящих время в ненужных дискуссиях, ничуть не приближающих Иран к выходу их острого кризиса.      Сразу же после выступления президент покинул здания парламента, не позволив законодателям задать острые вопросы,  ответы на которые  они жаждали непременно получить.  Однако на этот раз он не позволил  себе ёрничанье  и неуместные шутки, которые все депутаты запомнили по его предыдущему слушанию на парламентском заседании, прошедшем почти год назад.  На этот раз было заметно уважение к законодателям, желание быть услышанным, стремление поделиться  тревогой за будущее страны.  Это было заметно и в его обращении к депутатам парламента по окончании выступления, когда он пообещал вновь появиться здесь в самое ближайшее время и всерьез еще раз обсудить сложившуюся обстановку и  совместными усилиями  найти выход.

    Вспоминается приезд  Ахмадинежада  в здание парламента  на специальные слушания 14 марта прошлого года. Газета «Иран» охарактеризовала их  на следующий день как политический спектакль, в котором на вполне серьезный вопросы давался шутливый ответ, а «Джомхурийе эслами»  расценила как «оскорбление величия парламента и значимости народных избранников». Событие было отнюдь не рядовым: впервые в новейшей иранской истории глава исполнительной власти  был вынужден отвечать на многочисленные, часто – нелицеприятные, вопросы депутатов. Слушание состоялось на пленарном заседании парламента, длилось оно более двух часов. Тогда президент пытался несуразными ответами и не всегда умными шутками осмеять достаточно серьезную процедуру слушания, но вызвал гнев законодателей. Слушание не ограничилось лишь острыми словесными перепалками, вылившись и в самую настоящую драку между сторонниками президента и его оппонентами, которых, казалось, было намного больше. Их возмутило то, что в своих заявлениях президент грубо искажает действительную картину иранской реальности, обходит стороной действительные проблемы. Опровергая бравурные обещания Ахмадинежада, аналитики в мае 2011 г. предсказали, что в следующем году страна столкнется с еще большей инфляцией, безработицей, что предвидится падение жизненного уровня населения. Это все сбылось. Законодателей возмущали  и неоднократные стычки между президентом и религиозным лидером. В апреле 2011 г. это вылилось в открытое противостояние: Ахмадинежад начал саботировать выполнение должностных обязанностей. Оппозиционный сайт «Джарас» сообщил тогда, что последние нервные движения Ахмадинежада связаны с тем, что он категорически не согласен с тем, что от него к Хаменеи утекает часть важных полномочий. Такое мнение он высказал на заседании президиума Тегеранского муниципалитета, добавив, что его самая важная компетенция – назначение и снятие министров – постепенно уходит. Уже тогда набирала силу кампания по парламентским слушаниям, что могло в конечном счете привести к реализации процедуры импичмента президенту.  Тогдашние столкновения не оставили аятолле Хаменеи иного выхода, кроме как инициирование конституционной реформы, что может в будущем положить конец институту президентства как очевидной преграде его реально абсолютной власти. На заседании 14 марта 2012 г. прозвучала мысль о том, что многочисленные обвинения в адрес президента достаточно беспрецедентны в недолгой истории исламского режима. Пытаясь объяснить неудачу правительства  в сфере экономики,  президент свалил всю вину на парламент, который никоим образом не пытался ему помочь. Неудовольствие депутатов вызвала работа правительства по изменению политики выделения дотаций слабообеспеченным слоям населения. Все тогдашние проблемы остались и сегодня. Именно поэтому популярный среди аналитиков интернет-сайт «Асрэ Иран» опубликовал в день речи Ахмадинежада в парламенте  16 января 2013 г. специальный редакционный комментарий, в котором, в частности, написал: «Его слова, произнесенный в Собрании исламского Совета  (официальное название иранского парламента- В.М.) доказывают неэффективность и неспособность  Ахмадинежада, не сумевшего за годы  нахождения в президентском кресле добиться хотя бы минимальных успехов. В своей речи он признал это со всей очевидностью». Выступление Ахмадинежада в парламенте совпало по времени с тем, что спикер  парламента Али Лариджани направил письмо духовному лидеру страну аятолле Али Хаменеи, в котором  обвинил правительство во главе с Ахмадинежадом в очередной  затягивании представления проекта бюджета на будущий год, который начинается всего лишь через два месяца.  Хаменеи, как считает Лариджани, должен серьезно надавить на правительство, ибо затягивание прохождения проекта бюджета через орган законодательной власти способно еще больше осложнить экономическую жизнь страны. Между тем, вице-спикер парламента Мохаммад-Реза Бахонар, выйдя на трибуну после отбытия президента из здания парламента, сказал, что  все экономические показатели развития страны за годы президентства Ахмадинежада покатились вниз.  Повышение цен на воду, газ, электричество, основные продукты питания отбросили все семьи к подножию социальной лестницы, лишив их возможности сводить концы с концами. Другой депутат – Голам-Реза Месбахи-Могаддам обратил внимание на то, что  даже распределяемые среди нуждающихся семей субсидии не спасают крайне трагической ситуации с уровнем жизни в стране. Его выводы заострил в своем выступлении другой парламентарий – Масуд Пезешкиян, сказавший, что все больше граждан превращаются в нищих и побирушек.   Масуд Мир-Каземи – председатель Комиссии парламента по вопросам энергетики прибавил негативной краски к характеристике эпохи правления Ахмадинежада, сказав, что именно в эти годы однобокая зависимость страны от экспорта энергоносителей стала еще более очевидной. «В стране за этот период не совершено никаких реформ и положительных новаций на благо народа».  Его поправил  депутат  Ахмад Тавакколи: «Ахмадинежад как раз и запомнится своими многочисленными инициативами, не имевшими никакого эффекта. « Нынешнему правительству осталось жить не больше 200 дней. И было бы хорошо, чтобы в  это оставшееся время оно в лице Ахмадинежада не выдвигало новых планов и бессмысленных прожектов».

   Таким образом, выступление Ахмадинежада 16 января в иранском

 парламенте показало, что стремясь отвести от себя обвинения в неспособности организовать работу правительства и преодолеть экономические трудности, президент Ирана посчитал возможным высказать действительную причину переживаемых страной трудностей. Тем самым он подтвердил  действенность оказываемого на ИРИ санкционного давления.

50.55MB | MySQL:105 | 1,126sec