«Ансар ад-Дин» — «туарегский талибан»

Сахель стал одним из регионов, куда радикальные исламисты переместили свою деятельность. Этому способствовали ухудшение ситуации в сфере безопасности, отток оружия со складов армии М. Каддафи, трудности на пути создания новых демократических обществ в государствах Северной Африки.

В то время как головная «Аль-Каида» находится в сложной ситуации в «зоне племен» в районе афгано-пакистанской границы, группировки, разделяющие идеологические установки этой организации, получили возможность значительно пополнить свои финансовые ресурсы в Сахеле за счет многомиллионных выкупов за освобождение захваченных иностранцев.

Наибольшую активность в этом регионе проявляют «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Ансар ад-Дин» и «Движение за единобожие и джихад в Западной Африке». Наряду с этим они наладили взаимодействие с нигерийской радикальной исламистской группировкой «Боко харам».

На север Мали прибыло значительное число иностранных боевиков из Того, Бенина, Нигера, Нигерии, Гвинеи, Сенегала, а также Египта, Алжира и даже Пакистана. Для необученных новобранцев создаются военно-тренировочные лагеря.

«Ансар ад-Дин» (АД) была основана в 2011 г. авторитетным идеологом национального освободительного движения туарегов И. Гали. Лидер группировки «Ансар ад-Дин» И. Гали, известный так же как Абу аль-Фадль, в начале 80-х гг. вместе со своим заместителем шейхом Оса и другими сторонниками участвовал в боевых действиях против израильских войск на юге Ливана, куда их и еще десятки арабов и туарегов отправил М. Каддафи. В 90-х гг. И. Гали возглавил «Национальное движение за освобождение Азавада» (НДЗОА). После подписания мирного соглашения с правительством Мали в 1992 г. он стал работать в правительстве этой страны. За заслуги по примирению наиболее радикально настроенных туарегских националистов его назначили генеральным консулом Мали в Саудовской Аравии. С 2000 по 2010 г. он был задействован в работе исламистской организации «Джамаат ад-Даава ва-т-Таблиг».

В отличие от лидеров других салафитских организаций Сахеля И. Гали имеет серьезный опыт работы в государственных политических институтах. После падения режима М. Каддафи в Ливии, который длительное время был главным препятствием в борьбе туарегов с малийским правительством, И. Гали создал в горах укрепленные пункты, собрал там сотни туарегов и значительное количество оружия и заявил о создании движения «Ансар ад-Дин». При этом И. Гали был настроен не только на создание исламского государства в Азаваде, но и на распространение действия законов шариата на всю территорию Мали. В ноябре 2011 г. он заключил соглашение о сотрудничестве с двумя крупными салафитскими группировками в Сахеле: АКИМ и ДЗЕДЗА. В январе 2012 г. его группировка взяла под контроль населенный пункт Араван и захватила военную базу Амшеш около г. Тесалита, пополнив за счет этого свой арсенал оружия и боеприпасов.

И. Гали сосредоточил свои удары по укрепленным пунктам малийской армии, «оставив в распоряжение» боевиков НДЗОА населенные пункты севера страны. Успеху в реализации планов И. Гали способствовал также государственный переворот в Мали, произошедший 22 марта 2012 г.

С начала 2012 г. АКИМ, ДЕДЗА и «Ансар ад-Дин» захватили большинство населенных пунктов Азавада. При этом салафиты использовали для достижения своих целей межплеменные противоречия в г. Кидал, где большинство жителей составляют выходцы из клана ифогас, к которому и принадлежит И. Гали.

При захвате г. Томбукту «Ансар ад-Дин» выступила посредником на переговорах между НДЗОА и боевиками вооруженных формирований местных арабских племен. Укреплению позиций исламистов также способствует их гибкая политика при назначении амиров в захваченных ими населенных пунктах. Руководителями администрации, как правило, становятся выходцы из того племени, которое представляет большинство населения того или иного района.

Исламистам удалось заручиться поддержкой местных жителей. В подконтрольных им областях они отменили налоги на товары первой необходимости, ввели фиксированные цены на продукты питания и бесплатное пользование электроэнергией и водой. Наряду с этим семьи боевиков получают ежемесячные выплаты.

Будучи опытным политиком, И. Гали в случае тактической необходимости заявляет об укреплении сотрудничества с региональными салафитскими группировками. При этом он также ориентирован на выступление в качестве легальной политической силы. Так, опасаясь международного вмешательства в кризис на севере Мали, 6 ноября 2012 г. движение «Ансар ад-Дин» заявило о своем отказе сотрудничать с радикалами из ДЗЕДЗА и АКИМ. А 4 декабря 2012 г. на переговорах с представителями Экономического сообщества стран Западной Африки (ЭКОВАС), посредником на которых выступал президент Буркина-Фасо Б. Кампаоре, «ансаровцы» высказали намерение противодействовать экстремизму и трансграничной организованной преступности, а также вести диалог со всеми сторонами, заинтересованными в урегулировании кризиса на севере Мали. Вместе с тем АД отметило, что не намерено воевать против своих «братьев» из ДЗЕДЗА и АКИМ.

В интервью алжирской прессе один из руководителей военного командования «Ансар ад-Дин», шейх Ависа, отметил, что его организация отходит идеологически от ДЗЕДЗА и укрепляет свои отношения с НДЗОА. Для того чтобы расширить свою базу поддержки, АД отказалась от строгой приверженности нормам салафизма, нередко противоречащим традиционному исламу, который исповедуют местные жители на севере Мали. Лидеры АД проводят переговоры с местными религиозными авторитетами и вождями племен, чтобы заверить их в том, что их организация не станет вмешиваться в практикуемые ими формы традиционного ислама.

В отличие от АКИМ и ДЗЕДЗА, АД далеко от реализации плана по созданию вселенского халифата. По словам И. Гали, «туареги не требуют большего, чем применение шариата в северных и южных районах Мали, и выступают против разделения страны». В этом коренное отличие АД от НДЗОА, нацеленного на обретение туарегами независимости. Несмотря на идеологические различия, обе организации, в которых преобладают туареги, объединены общей целью противостояния малийским властям.

Наряду с этим наметилась тенденция выхода туарегских подразделений из состава АКИМ и ДЗЕДЗА. Прежде всего, это объясняется тем, что опытный лидер «Ансар ад-Дин» И. Гали постепенно отходит от принципов салафизма и сближается с националистическим НДЗОА.

История взаимодействия норм «чистого» и традиционного ислама показывает, что навязывание салафизма значительно снижает социальную поддержку со стороны местного населения, а нередко приводит к вооруженным столкновениям. «Ансар ад-Дин» и НДЗОА договорились о сотрудничестве. Проведение операций в районах с преобладанием туарегского населения требует учета местной национальной специфики, что заставляет и салафитские группировки назначать на должность региональных амиров именно представителей туарегов. В результате ситуация сложилась таким образом, что «ансаровцы», якобы заявляя об отказе от сотрудничества с радикалами, не намерены выдавливать их из региона. Обстановка напоминает ту, которая имеет место в Афганистане, где в группировках талибов принимают участие подразделения радикальных исламистов из «Аль-Каиды», «Исламского движения Узбекистана», а также других этнических подразделений, представленных иностранцами, в том числе из России.

Именно гибкость в реализации своей политической линии, а также продуманная тактика взаимодействия с кланами, населяющими север Мали, усиливает позиции «Ансар ад-Дин» в регионе. Наряду с этим общность экономических интересов салафитов, контрабандистов и шейхов туарегских племен только осложняет задачу по нейтрализации «ансаровцев», ставших, как талибы в Афганистане, частью местного общества.

49.59MB | MySQL:112 | 1,065sec