Ситуация в Тунисе: декабрь 2012 г.

В декабре с трудом был преодолен кризис в отношениях между правительством и Всеобщим союзом тунисских трудящихся (ВСТТ), который не только поддержал региональные восстания, но и грозил провести третью в истории Туниса общенациональную забастовку. Кроме того, Национальное учредительное собрание приняло бюджет на 2013 г. Были произведены перетасовки в составе кабинета министров.

В начале декабря ожесточенное противостояние жителей гувернората Сильяна (120 км. южнее столицы) и полиции, жертвами которого стали более 300 человек, наконец, привлекло внимание политиков.

Напомним, что начавшееся 21 ноября выступление было поддержано местным отделением Всеобщего союза тунисских трудящихся (ВСТТ). Требования сводились к улучшению социальных условий и смещению губернатора Ахмеда Зина Махджуби. 2 декабря премьер-министр Хамади аль-Джебали распорядился временно заместить ненавистного губернатора помощником последнего. Однако официального увольнения удалось добиться лишь к концу месяца:  27 декабря новым губернатором Сильяны был назначен Монтассар Джаррей. Для наведения порядка полиция, по мнению международных экспертов, порой неоправданно применяла слезоточивый газ и огнестрельное оружие. По сведениям медиков, эти действия привели к тому, что 17 человек получили серьезные травмы глаз.

Президент Туниса Монсеф Марзуки заявил 1 декабря в этой связи, что правительство во главе с Хамади аль-Джебали не оправдывает ожиданий граждан, указав, что страна по-прежнему на перепутье «между провалом и возрождением». [1] «У нас проблема не только в Сильяне, — заявил Марзуки в телеэфире.- Опасаюсь, что волнение может перекинуться на другие регионы и навредить будущему революции». Вокруг эпицентра народного недовольства – Сильяны — действительно вскоре образовались новые очаги (Сбейтла, Кассерин), где демонстранты выдвинули схожие требования и несли транспаранты «Мы хотим новую революцию!», «Сильяна станет вторым Сиди-Бу-Зидом», «Избавимся от исламистов, которые ничего не знают об исламе!» и т.д. [2]

Кроме того, Марзуки выступил с предложением сократить кабинет министров, где, по его словам, мало профессионалов и технократов. Основой здесь, по его убеждению, должна быть «компетенция чиновника, а не его лояльность». После подобного выпада президента против правительства, возглавляемого партией умеренных исламистов «Ан-Нахда», в СМИ появились слухи о готовящемся вотуме недоверия в адрес Марзуки, впрочем, вскоре опровергнутые. В свою очередь депутат НУС от «Ан-Нахды» Наждиб Мрад пояснил, что об отставке правительства полным составом рассуждать преждевременно, ведь парламентские выборы намечены на июнь 2013 г. [3]  Обозреватели отметили, что дело не в количестве министров, но их профессиональных навыках (которых исламистам, по общему мнению, недостает), а также программе правительства, которая, независимо от состава кабинета министров, все-таки должна отвечать чаяниям народа.

Отношения правительства и ВСТТ обострились после того, как 4 декабря на профсоюзных деятелей было совершено нападение, в котором профсоюз обвинил партию умеренных исламистов, а точнее, членов ее милитаризованного отделения под названием Лига за защиту революции. Произошло это во время шествия, приуроченного к 60-ой годовщине убийства французскими террористами одного из основателей ВСТТ Фархата Хашеда. Акция проходила в центре столицы и других крупных городах. Полиция попыталась предотвратить столкновение деятелей ВСТТ и исламистов, тем не менее, 10 человек были ранены. Генсек ВСТТ Хусин Аббаси выразил недоумение по поводу агрессии против профсоюза, подчеркнув, что «наша главная цель – интерес страны…мы не политические конкуренты. ..отчего-то каждый раз, когда мы лишь выполняем свою работу, нас встречают камнями и дубинками». [4] Как заверил Аббаси, нападение на профсоюзных деятелей не было единичным —  ему предшествовали поджоги офисов профсоюза. В результате 6 декабря крупнейшая профсоюзная организация (около 500 тыс. членов) назначила на 13 декабря общенациональную забастовку.

В декабре исламистов упрекали в агрессии на политической почве также представители партии Призыв Туниса. 23 декабря заседание этой секуляристской партии, которую возглавляет Беджи Каид ас-Сабси, было сорвано ворвавшимися в зал исламистами. По словам очевидцев, они прорвали полицейский кордон, разбили несколько окон, нанесли материальный ущерб имуществу  здания, где проходило собрание. Никто из людей серьезно не пострадал. Обращение к главам МВД и юстиции с просьбой разобраться было встречено отказом.

Поддержав профсоюз и не дожидаясь всеобщей забастовки, 6 декабря жители гуверноратов Сиди-Бу-Зид, Кассерин, Сфакс и Гафса требовали отставки правительства, свержения исламистов и скандировали лозунг «Да здравствует ВСТТ!». В свою очередь, выражая солидарность с ВСТТ, депутаты НУС от оппозиционных партий (Инициатива, Призыв Туниса, Народная петиция, Демократическая прогрессивная партия и др.) бойкотировали пленарные заседания в течение трех дней, хотя в это время проходило обсуждение закона о формировании Независимой верховной избирательной комиссии к предстоящим выборам. По мнению политологов, желание затянуть этот процесс имело свои основания (отсутствие консенсуса по ряду вопросов и нежелание правящей коалиции прислушиваться к требованиям оппозиционеров), тем не менее, 12 декабря закон был все-таки принят большинством голосов.

Между тем такая мера, как всеобщая забастовка, показалась кому-то из тунисцев чрезмерной, не говоря о том, что причины для нее были сугубо политические, а, возможно, даже конъюнктурные. СМИ сообщали, что экономический урон от нее мог составить 500 млн долларов. Не исключались человеческие жертвы. Поэтому 8 декабря около 300 чел., среди которых были далеко не только исламисты, собрали протестную демонстрацию у штаб-квартиры ВСТТ в столице.

Правительство тем временем не торопилось вести переговоры с профсоюзными лидерами, казалось, не веря до конца в возможность забастовки, и, конечно, накаляя обстановку. Президент Монсеф Марзуки был вынужден отменить поездки в Болгарию и Польшу. На этом фоне 10 декабря союзник исламистов партия Конгресс за республику (КЗР) пригрозила выходом из состава правящей коалиции. По словам генсека КЗР Мухаммеда Аббу, это должно произойти, если не будут выполнены следующие требования: назначение на вакантные должности в министерствах (например, финансов) профессиональных чиновников и форсированное  пресечение коррупции. Согласно данным Transparency International, до революции Тунис занимал в рейтинге коррупции 59-е место, в 2012 г. — «скатился» до 75 – го.

Наконец 11 декабря правительство начало переговоры с ВСТТ, которые на следующий день завершились заключением мирного соглашения. В нем оказался обойден стороной вопрос о роспуске Лиги за защиту революции, на чем первоначально настаивал ВСТТ. Однако в соглашении подчеркивалось обязательство правительства не противодействовать мирным демонстрациям, обеспечивать свободу политической и профсоюзной деятельности, а также осуждалась любая форма агрессии. Несмотря на то, что над правительством, казалось бы, нависла серьезная угроза, способная лишить его всякой легитимности, недостаточная обоснованность общенациональной забастовки со стороны ВСТТ, а, возможно, нежелание усугублять и без того нестабильную политическую обстановку, заставила профсоюз отступить от жесткой позиции. По сути, профсоюз удовлетворился «общественной шумихой» и отказался от своих первоначальных требований по роспуску милитаризованного крыла «Ан-Нахды».  «Забастовка отменена по причине низкого уровня безопасности», — прокомментировал генсек ВСТТ. [5]

По случаю годовщины «Революции свободы и достоинства» 17 декабря тунисский президент Монсеф Марзуки и глава НУС Мустафа Бен Джаафар посетили городок Сиди-Бу-Зид, где два года назад разгорелось первое пламя революции. Речь обоих ораторов была встречена выкриками «Прочь! Прочь!». Сразу после их выступления пустая сцена оказалась забросана камнями. Толпа горожан, которых собралось, по сведениям СМИ, не менее 5 тыс. чел., скептически выслушала очередное обещание Марзуки о скором улучшении социально-экономических условий. «Правительство выявило причины кризиса. Через полгода появится стабильное правительство, которое решит проблемы в стране», — заявил тунисский президент, добавив, что «впервые в Тунисе у власти оказалось правительство, которое не крадет у народа». Праздничное настроение граждан сменялось унынием. Кто-то искренне радовался, кто-то смущенно отрекался от иллюзорных достижений «арабской весны».

Изгнание из страны клана Бен Али – Трабелси не решило проблем, доставшихся в наследство от их диктаторского режима. Между тем, 15 декабря промелькнуло сообщение, что зять бывшего президента Сакр аль-Матри, которого когда-то пророчили в наследники ныне свергнутому Зину аль-Абидину Бен Али, был задержан на Сейшельских островах. С.аль-Матри благополучно покинул Катар, откуда местные власти пообещали его экстрадировать на родину еще в сентябре 2012 г., не предприняв достаточных к этому усилий. Видимо, его след в очередной раз затерялся, поскольку подтверждения об его аресте как лица, разыскиваемого Интерполом, от властей Сейшельских островов не последовало.

24 декабря правительство объявило о распродаже с аукциона имущества, предметов роскоши и личных вещей семейства Бен Али, совокупная стоимость которых оценивается  в 10 млн евро. Любители антиквара, роскошных машин, редких украшений и просто зеваки, готовые заплатить круглую сумму за вход в экспозиционный зал одного из отелей Гаммарта (пригород столицы), будут еще в течение месяца поражаться небывалому богатству с мрачным прошлом. [6]

Решение финансовых вопросов продолжает быть приоритетным направлением национальной политики, однако пост министра финансов оставался вакантным после добровольной отставки Хусейна Димасси в июле 2012 г. по политическим мотивам. Обязанности министра финансов полгода исполнял Слим Бесбес, пока, наконец, 19 декабря новым главой финансового ведомства не был назначен Ильяс Фахфах, бизнесмен и член партии Демократический форум за труд и свободы, который продолжит при этом исполнять роль министра туризма. [7]

25 декабря был принят бюджет на 2013 г. Предполагается, что он составит 17,1 млрд  долл. Кроме того, в 2013 г. планируется сократить бюджетный дефицит до 5,9% ВВП и публичный долг — до 46,8% ВВП. [8]

Таким образом, новый календарный год Тунис встретил с грузом нерешенных проблем политэкономического характера. Исламисты стремятся остаться у власти, прибегая иногда к агрессии, что на официальном уровне не признается. Хрупкий баланс сил правящей коалиции исламисты вынуждены поддерживать путем уступок своим союзникам. При этом продолжаются спекуляции на тему переконфигурации ее состава. Народные волнения, поддерживаемые оппозицией и профсоюзом, приобретают антиправительственный окрас. В обществе царит атмосфера усталости от затянувшегося переходного периода, не сулящего в ближайшем будущем существенных позитивных изменений.

[1] http://middle-east-online.com/english/?id=55853

[2]  http://www.reuters.com/article/2012/12/02/us-tunisia-protests-idUSBRE8B108620121202

[3]  http://www.tunisia-live.net/2012/12/05/nca-members-deny-rumors-of-no-confidence-motion/

[4] http://www.tunisia-live.net/2012/12/05/trade-union-criticizes-interior-ministry-for-late-response-to-violence/

[5] http://www.reuters.com/article/2012/12/12/us-tunisia-strike-idUSBRE8BB1G720121212

[6]   http://middle-east-online.com/english/?id=56178

[7]   http://www.reuters.com/article/2012/12/20/us-tunisia-finance-reshuffle-idUSBRE8BJ11J20121220

[8]   http://www.menafn.com/menafn/1093596333/Tunisia-approves-2013-budget-at-USD17b

29.28MB | MySQL:67 | 0,783sec