Пакистан: предварительные итоги выборов

В Пакистане в соответствии с Конституцией состоялись выборы в Национальную ассамблею и провинциальные собрания. Были сильны опасения, что выборы будут отложены, а, может быть, и отменены. С этой целью действовали клерикалы, фундаменталисты, экстремисты. Они объявили выборы антиисламским мероприятием, угрожали желавшим принять в них участие, подкрепляли эти угрозы многочисленными терактами, препятствовали женщинам участвовать в выборах и т.д. Задача этих сил состояла в максимальной дестабилизации обстановки в стране и отсрочке или отмене выборов, вовлечение в политическую борьбу силовых структур, выступление армии. Заметим, что правящая верхушка не была особенно заинтересована в публичной оценке политических сил страны, поскольку опросы и прочие сигналы о настроениях в обществе не сулили ПНП ничего хорошего.

Однако, несмотря на противодействие, всеобщие выборы состоялись. Причин, объясняющих это явление, достаточно много: это и внешняя обстановка, развитие демократических институтов, стремление укрепить связи с цивилизованны миром и т.д. Но главное — те изменения, которые произошли в стране. Представляется, что в отличие от выборов 2008 г., которые рассматривались как антимушаррафовские, нынешние осознаются гражданами Пакистана как неизбежное и важное действо для решения главных проблем для государства и общества. И многое зависит от каждого гражданина. Важно также, что способом изменения обстановки и политического расклада был выбран демократический путь — всеобщие выборы. Если это так, то следует отметить большой прогресс в развитии страны в рамках демократического процесса за последнее время и эволюцию структур гражданского общества в Пакистане.

Выборы в Пакистане не просто состоялись, они продемонстрировали высокую явку избирателей. До настоящего времени еще не появились общие данные, но можно ссылаться на наблюдателей, которые представляют фотографии длинных очередей у избирательных участков, даже в тех районах, где сильны позиции талибов (например, в Северном Вазиристане). Чтобы дать возможность проголосовать всем желающим, Избирательная комиссия Пакистана продлила время голосования.

Эксперты, наблюдатели, СМИ задолго до выборов отмечали три ведущие политические силы страны: Пакистанскую народную партию (НПН), Пакистанскую мусульманскую лигу (Наваза Шарифа (ПМЛ Н)), партию «Движение за справедливость». По предварительным итогам выборов, именно они и лидируют. Подсчет голосов продолжается, коррективы будут внесены, но в целом итоги всеобщих выборов очевидны.

Для победы на выборах в общегосударственном масштабе одна из партий должна получить большинство мест в Национальной ассамблее (НА). Учитывая, что состав нижней палаты парламента насчитывает 342 места, партии необходимо получить 172 места. Это трудно, но возможно.

На всеобщих выборах избиратели голосуют за кандидатов, претендующих на 272 места в НА. Остальные 70 мест из 342-х зарезервированы для женщин и представителей немусульманских меньшинств. Поэтому для убедительной победы и получения большинства мест в НА партии достаточно 137 мест. После завершения подсчета голосов прошедшие в НА партии получают 60 «женских» мест и десять мест, зарезервированные за религиозными меньшинствами, в соответствии с числом проголосовавших за эти партии избирателей.

Крупные партии заинтересованы в максимально большем получении голосов на выборах, поскольку это увеличит их приз при распределении зарезервированных мест. Затем независимые депутаты определяют свое политическое будущее (примкнут к какой-либо политической партии или независимым парламентариям), после этого Избирательная комиссия Пакистана объявит окончательные результаты всеобщих парламентских выборов.

Другой путь получения большинства в НА — создание широкой коалиции из небольших политических партий. Мажоритарная система подсчета голосов дает этим партиям возможность получить все голоса в своих вотчинах. Так, в Читрале победила микроскопическая мушаррафовская Мусульманская лига Каид-и Азама, где экс-президент и собирался баллотироваться и победить.

Первенство в избирательной гонке ПМЛ (Н) и Движения за справедливость отчасти закономерно. ПМЛ (Н) — основная оппозиционная сила, она умело использовала электоральный ресурс, грамотно построила избирательную кампанию, тактически вступив в альянс с другими девятью партиями, что значительно расширило ее политическую базу.

Лидер партии Миан Мухаммад Наваз Шариф — опытнейший политик, в 90-х гг. прошлого века дважды премьер-министр Пакистана. Немаловажную роль сыграла его кампания критики политики ПНП и действующего президента А.А. Зардари, его давнего политического соперника. Многие в Пакистане высказывают мнение, что, придя к власти, Миан Мухаммад Наваз Шариф может «политически уничтожить» А.А. Зардари, набрав две трети голосов членов парламента, выразив недоверие главе государства. Мир был свидетелем событий августа 2008 г., когда по такой же схеме действовали парламентарии, и президент П. Мушарраф вышел в отставку под угрозой импичмента. Это события завтрашнего дня. Но очевидно, что А.А. Зардари будет сложно сотрудничать с новым центральным правительством. Партия «Движение за справедливость», возглавляемая известным спортсменом Имраном Ханом, впервые за долгие годы политического существования выбилась в лидеры. Основной упор в своей предвыборной кампании она делала на молодежь, разворачивая лозунги за обновление Пакистана. Тактически этот ход был грамотным, так как около трети населения страны — это люди в возрасте до 30 лет. Не следует списывать со счетов и определенную усталость электората от поднадоевших за тридцать-сорок лет одних и тех же политических тяжеловесов — кланов Наваза Шарифа и Бхутто-Зардари. В декабре 2012 г., когда один из авторов статьи находился в Карачи, многие пакистанские коллеги говорили о необходимости перемен в обществе и смены первых лиц страны.

Приход новых сил в НА и формирование федерального правительства с очевидным лидерством ПМЛ (Н) многие в Пакистане рассматривают как фатальный провал внутренней и внешней политики ПНП. Срок полномочий ее сопредседателя, президента А.А. Зардари истекает в сентябре текущего года, и многое свидетельствует о его намерении баллотироваться на второй президентский срок. Во всяком случае, до этого события положение в верхах власти Пакистана будет напоминать нынешнюю ситуацию в Грузии.

Руководство ПНП рассматривало сценарии развития на выборах 2013 г. и после них. Оно заключило контракты с командой советников, которая подготовила три варианта развития событий после выборов 11 мая 2013 г.

Первый и выигрышный для ПНП — предложение Имрану Хану поста премьер-министра в обмен на твердые гарантии сотрудничества. Но сам лидер партии еще в период избирательной кампании неоднократно заявлял, что не будет давать клятву на верность Конституции в присутствии президента А.А. Зардари.

Второй и рискованный для А.А. Зардари — получение партией Наваза Шарифа относительного большинства мест (например, 120 мест) в НА. Это дает право ПМЛ (Н) сформировать коалиционное, а не однопартийное правительство. Но и этот вариант приемлем для действующего президента, так как предоставляет ему минимальную возможность влиять на будущий федеральный кабинет министров через представителей малых партий.

Третий возможный сценарий заключается в несбыточной мечте ПНП получить абсолютное большинство мест в НА.

Предварительные результаты всеобщих выборов 2013 г. свидетельствуют об обновлении политического ландшафта в Пакистане, смене политических лидеров, ломке устоявшихся за последние пять лет внутриполитических и внешнеполитических приоритетов страны и т.д.

В позиции Наваза Шарифа настораживает его постоянное возвращение к прежним обидам и провалам: Каргильский кризис, конфликт с начальником штаба сухопутных сил генералом П. Мушаррафом в 1999 г., отлучение от власти, суд, тюрьма, политическое изгнание, нелицеприятный прием при первом возвращении в страну в октябре 2007 г., второе место на выборах 2008 г., ультимативный выход из правящей коалиции и постоянная критика действовавшей администрации, борьба со всем, что стоит на его пути к власти.

Важным для ПМЛ (Н) станет выстраивание отношений с генералитетом. Два противоречивых чувства борются у Наваза Шарифа — стремление подчинить армию и одновременно боязнь армии, которая в октябре 1999 г. сместила его с поста премьер-министра.

Короткая новейшая история Пакистана сделала очередной виток. Нынешние события отчасти напоминают 90-е гг. ХХ века, т.е. приход к власти ПМЛ (Н) после проигрыша на выборах ПНП, затем вновь альянс политических партий во главе с ПНП, военная администрация и т.д.

22.96MB | MySQL:57 | 0,536sec