О развитии политической ситуации в Сирии

Президент Сирии Б.Асад дал пространное интервью аргентинскому изданию, в котором не исключил возможность организации международной интервенции в Сирию со стороны стран НАТО и их союзников в Персидском заливе под предлогом предотвращения применения Дамаском химического оружия против мирного населения. Вновь был упомянут Ирак (он еще долго будет припоминаться Вашингтону при любом удобном случае), а также приведены абсолютно логичные доводы о том, что количество жертв при реальном применении такого оружия было в разы больше, чем фигурировавшие в прессе 10-12 человек.

Успокоим сирийского президента и себя заодно. По нашим данным, руководство НАТО  не планирует в ближайшее время каких-либо силовых акций с использованием спецназа или авиации против Сирии. Мы уже отмечали, что без соответствующего мандата Совета Безопасности ООН  многие страны альянса категорически не готовы поддержать такую операцию, сам Пентагон не хочет ввязываться в очередную ближневосточную авантюру, а арабские противники Асада, дай бог, сумели бы хоть как-нибудь обезопасить свои собственные границы. Израиль в данном случае стоит особняком, ему вообще «не рекомендуется» проявлять чрезмерную активность во внутриарабских делах и в сирийских в частности, поскольку в противном случае велики риски упрочить позиции Б.Асада не только внутри Сирии, но и во всем мусульманском мире «перед лицом сионистского врага». Позиция израильских военных и разведчиков, которые активно было включились в пропагандистскую кампанию «по реальной угрозе применения химического оружия» сирийским режимом, вызывает большие размышления. Логика таких высказываний понятна: попадание такого вида оружия  в руки экстремистов на своей границе реальна в случае падения Б.Асада. Это естественно вызывает законную обеспокоенность тех, кто должен по долгу службы отвечать за безопасность страны. Но зачем для этого стимулировать свержение Б.Асада, в том числе, и руками американцев – непонятно. Предсказать сценарии «послеасадовского» развития соседней Сирии не берется сейчас никто, особенно в условиях общей слабости светской оппозиции и автоматического попадания Сирии после падения режима  Асада в орбиту ваххабитского влияния. И это уже не говоря про распад страны и реальность «иракского сценария». Ну а если копать еще глубже – то падение системы сдержек и противовесов между шиитами и суннитами. Надежды на то, что Эр-Рияд и Доха находятся под реальным контролем Вашингтона и Парижа и не будут всячески стимулировать в своих интересах активность «Аль-Каиды», по нашей оценке, наивны. Кто не верит, пусть посмотрит на те же Ирак или Ливию. Или историю трансформации симпатий того же ХАМАСа. Израильских военных в данном случае слушать надо с оглядкой на их профессиональную «зашоренность»: определили в качестве главного врага Иран, и, слава богу, ориентиры выставлены. На какую-то долгосрочную стратегию надеяться с их стороны не надо, а именно она и должна стоять во главе угла. Кстати, кто может быть опаснее для Израиля, проиллюстрируем на ясном примере: «беззубость» сирийских ПВО при недавних израильских авиарейдах на сирийскую территорию объяснялась во многом не сколько мастерством израильских летчиков в постановке электронных помех (хотя это тоже было), как утверждает ряд западных экспертов в силу своей ангажированности на конкурентную борьбу на рынке оружия, сколько в четкой установке Тегерана для Дамаска любой ценой избегать боевого соприкосновения с Израилем. И эта установка, кстати, горячо поддерживается и лидерами «Хизбаллы», которые несколько раз лично просили Б.Асада «не отвечать на провокации».  Эффективность сирийская ПВО продемонстрировала, когда с первого залпа сбила турецкий самолет-разведчик.

Но самое главное отсутствует хоть какое-то реальное доказательство масштабного  применения Асадом химического оружия. Последние анализы образцов, которые были добыты английской разведкой и которые были исследованы   Defence  Science &Technology Laboratory  в Порт-Дауне (Великобритания), показывают в них минимальные следы зарина, которые не могут расцениваться в качестве реального применения оружия массового поражения. По оценкам, такое количество зарина могло быть использовано в случае применения артиллерии, но утверждать стопроцентно, что это произошло не случайно, а умышленно эксперты не берутся.

В качестве версии, которую рассматривают аналитики  западного разведсообщества, имело место умышленное применение очень дозированного количества зарина с целью «зондирования» реакции международного сообщества, что было санкционировано офицерами КСИР. Одновременно тем самым посылался сигнал Вашингтону о решимости сирийского режима использовать весь арсенал химического оружия (более токсичные табун и VX), в случае продолжения американцами политики стимулирования поставок оружия сирийской оппозиции и подготовки международного военного вмешательства. Кроме того, ясно делался «кивок» в сторону Москвы как единственного гаранта не осуществления такого сценария. Одновременно с использованием  бывшего прокурора ООН по военным преступлениям  Карлы Дель Понте началась кампания по обвинению уже сирийских повстанцев в использовании химического оружия.

Сложно сказать, насколько такая версия правдоподобна. Справедливости ради необходимо заметить, что все дальнейшее произошло ровно по ее сценарию. Американцы и британцы заспешили в Москву за российским посредничеством, но во главе угла этих консультаций все-таки было опасение поставок в Сирии систем ПВО С-300, а не химическое оружие. Да и Дель Понте нельзя заподозрить в предвзятости или антиамериканизме, что она продемонстрировала во время своих расследований по войне в бывшей Югославии.

52.46MB | MySQL:105 | 0,782sec