Ситуация в Йемене: апрель 2013 г.

Основным внешнеполитическим событием апреля стал визит президента Йемена Абду Раббо Мансура Хади в Россию, продолжавшийся с 1 по 4 число. Данный визит был охарактеризован йеменской прессой как «исторический», особенно отмечался тот факт, что он состоялся в год 85-летия со дня подписания первого двустороннего договора между Россией и Йеменом. В ходе своего визита А. Хади встретился с В.В. Путиным, Д.А. Медведевым, Н.П. Патрушевым, Равилем Гайнутдином, представителями крупного российского бизнеса, а также дал развёрнутое интервью телеканалу «Русия аль-Яум». Обе стороны, в целом, остались довольны, хотя нельзя не отметить, что данный визит имел скорее демонстративный характер, поскольку Россия, в отличие от других стран-доноров Йемена, пока ограничивается списанием старых долгов и нерегулярной гуманитарной помощью. Правда после визита в прессе прошла информация, что в ближайшее время Йемен посетит крупная делегация представителей отечественного бизнеса, хотя говорить о наличии у российских компаний реальной заинтересованности в инвестировании средств в столь турбулентную страну пока сложно.

Сразу по возвращении из России А. Хади направился в Ходейду, где провёл несколько дней. На момент приезда президента в провинции сложилось тяжёлое положение в сфере безопасности. В результате столкновений Движения Тихамы и властей было убито и ранено несколько военных-выходцев из других провинций (Ибб, Джоуф, Махвит), после чего значительное число их вооружённых соплеменников прибыло в Ходейду с требованием выдать им виновников. Однако в ходе визита было затронуто множество других проблем провинции. В частности, продолжающийся вооружённый отъём земель у местного населения, непресекаемые крупные потоки контрабанды (в т.ч. оружия) и беженцев из стран Африканского рога, контролируемые влиятельными племенами, тяжёлая ситуация в области инфраструктуры (в особенности с электроснабжением и канализацией), нерешённость вопроса йеменских рыбаков, задержанных эритрейскими властями по обвинению в нарушении территориальных вод Эритреи, и т.д. В ходе своего визита А. Хади провёл консультации с местной администрацией, представителями служб безопасности, посетил морской порт Ходейды, а также встретился с представителями упомянутых выше племён. Примечательно, что А. Хади отказался встретиться с представителями Движения Тихамы, за что был подвергнут критике рядом йеменских СМИ.

10 апреля А. Хади, стремясь решить ряд наболевших вопросов (в первую очередь – слабый контроль центра над вооружёнными силами в провинциях и их фактическая разобщённость, а также амбициозность крупнейших военных лидеров, таких, как, к примеру, Али Мухсин аль-Ахмар), подписал ряд важных указов о реформировании вооружённых сил страны. Данными указами было введено новое разделение Йемена на военные округа (вместо прежних пяти их стало семь), созданы новые должности и подразделения в высшем военном руководстве, проведены назначения нескольких десятков офицеров на высшие руководящие посты в армии и военных учебных заведениях, а Али Мухсин и сын бывшего президента Ахмад Салех смещены с их постов и назначены военным советником президента и послом в ОАЭ соответственно. Данная реформа в целом была позитивно встречена как йеменским, так и международным политическим сообществом, своё одобрение высказали и лишившиеся из-за неё мощных рычагов влияния Али Мухсин и Ахмад Салех.

Весь апрель продолжала свою работу Конференция по Национальному диалогу. От общих заседаний, посвящённых выработке основных концепций, участники конференции перешли к работе в рамках 9 рабочих групп. Прошли выборы их председателей, которые принесли довольно неожиданные результаты: руководителями трёх групп стали женщины: судья Афрах Бадвилян стала главой группы по вопросам справедливого правления, Арва Абдо Осман – руководителем группы по вопросам прав и свобод, а другая представительница молодёжного революционного движения, Набиля аз-Зубейри, возглавила группу по вопросу Саады. Такой итог голосования вызвал серьёзное недовольство хусистов. Это недовольство только усилилось от того, что главой группы по вопросам Юга стал южанин Ахмад ас-Сурейма, и хусисты сочли, что главой группы по вопросу Саады, проблема которой, по сути, ничем, кроме масштаба, от проблемы Юга не отличается, должен был стать представитель их движения.

После выборов своего руководства, рабочие группы конференции приступили к определению планов своей работы и расписания на ближайшие два месяца, а также непосредственно к работе по своим направлениям.

Стоит отметить, что одним из первых вопросов, затронутых рабочей группой по Южному вопросу стало осуждение печально знаменитых фетв 1994 г., в которых южане приравнивались к неверным, и привлечение к ответственности их авторов.

Одним из главных событий внутриполитической жизни страны стал выход из Конференции по Национальному диалогу Ахмада бен Фарида ас-Суреймы. Бизнесмен, один из видных политических лидеров Юга, заместитель главы Нацдиалога и руководитель рабочей группы по вопросу Юга, уехал из Йемена в Оман.  Судя по всему, товарищи по Южному движению и представители центральных властей сначала пытались сами в личных переговорах убедить его вернуться и, таким образом, не вносить раскол ни в ряды Южного движения, ни в ход Нацдиалога. Этим, скорее всего, следует объяснять тот факт, что ещё в конце 10-х чисел апреля активно писалось о том, что отъезд А. ас-Суреймы в Оман связан исключительно с пошатнувшимся здоровьем политика, а уже в начале 20-х чисел сам А. ас-Сурейма однозначно заявил о том, что он не намерен возвращаться в Йемен, и что его отъезд означает выход из Нацдиалога по политическим мотивам. Необходимо отметить, что демарш А. ас-Суреймы вызвал серьёзную обеспокоенность центральной власти. А. Хади лично связывался с ним по телефону, а после разговора направил в Оман своего представителя Али Хасана Ашшаля, который должен был убедить А. ас-Сурейму вернуться в Йемен. Все эти действия, однако, не привели к желаемым результатам.

Другой скандал разгорелся по поводу списка кандидатов в специальную комиссию по борьбе с коррупцией, который был составлен Советом Шуры и передан на рассмотрение в парламент Йемена. Список подвергся резкой критике как со стороны йеменской общественности, в том числе многих участников Нацдиалога, так и со стороны ряда депутатов парламента. Так, блок «Ликаа Муштарак» назвал процедуру составления списка «незаконной и, как следствие, недействительной». Накануне члены Совета Шуры, принадлежащие к входящим в блок партиям, покинули заседание Совета в знак протеста. Сама процедура составления списка была опротестована в суде.

Напряжённой оставалась ситуация в провинциях. 7 апреля было совершено покушение на губернатора Адена Ваджиха ар-Рашида, в результате которого, правда, В. ар-Рашид не пострадал. Известия о покушениях на чиновников и представителей сил безопасности, а также о  столкновениях властей и негосударственных вооружённых формирований поступали практически из всех провинций. В результате постоянных диверсий на ЛЭП в провинции Маариб часто нарушалось энергоснабжение столицы. В Сааде на регулярной основе продолжались столкновения хусистов и салафитов.

Продолжилась также и протестная активность в южных провинциях. Её пик пришёлся на 27 апреля, когда в Адене, ад-Далие и других крупных городах прошли многочисленные демонстрации в память о 19-й годовщине окончания гражданской войны 1994 г.

В апреле Йемен покинул премьер-министр страны Мухаммад Салем Басиндва. Несмотря на то, что официальные лица, комментируя его отъезд, заявляли об исключительно медицинских целях (Басиндва впоследствии и вправду перенёс операцию), ряд йеменских СМИ высказывал предположение, что премьер-министр не собирается возвращаться в Йемен. Такие спекуляции были обусловлены активно муссировавшимися накануне слухами о существенных разногласиях, возникших между М. Басиндвой и А. Хади.

Продолжили свою работу комиссии по проблемам отнятых у населения Юга земель, и по проблемам южан, отстранённых от государственных должностей. Согласно их отчётам, число принятых жалоб составило порядка 80 тысяч у первой комиссии и порядка 30 тысяч у второй. В обозримом будущем комиссии должны были перейти от сбора жалоб к их непосредственному рассмотрению.

Значительное внимание также было приковано к новому трудовому законодательству Саудовской Аравии, принятому в марте. Напомним, что согласно принятым поправкам, иностранные рабочие, находящиеся на территории Саудовской Аравии, не могут свободно переходить от одного работодателя к другому, а также не имеют права заниматься своим собственным бизнесом. Под угрозу депортации из КСА попали порядка 300 тысяч йеменских рабочих. В апреле саудовские власти согласились предоставить йеменским рабочим три месяца для того, чтобы привести своё положение в стране в соответствие с обновлённым законодательством. Данная поправка была в целом одобрительно встречена в Йемене, однако она кажется паллиативной – снимающей синдромы, но не решающей саму проблему. Возможное возвращение в Йемен такого числа безработных осложнит и без того тяжёлую экономическую ситуацию в стране, не говоря уже о том, что семьи этих людей лишатся своих доходов. Так уже было в 1990 г., когда все йеменские рабочие были высланы из КСА в связи с тем, что Йемен не поддержал в ООН военное вторжение в Ирак. Отделений Вестерн-юниона и нищих в Сане много. Первых в итоге может стать меньше, а вторых больше.

52.48MB | MySQL:103 | 0,773sec