Сирия-Ирак: племенной сепаратизм

Слабость центральной власти в Ираке и особенно в Сирии стимулировали еще одно очень неприятное, с точки зрения дальнейшего развития ситуации в регионе Ближнего Востока, явление – возросший сепаратизм местных крупных племенных кланов, которые на фоне происходящих событий поставили себе цель добиться максимально возможной автономии. Процесс этот абсолютно естественный для всех «революций» или катаклизмов внутреннего характера. Достаточно вспомнить Чечню или «парад суверенитетов» в России в начале 90-х. Применительно к Ближнему Востоку это чревато распадами целых государств и перекройкой политической карты региона. Особенно отчетливо эти процессы сейчас заметны в тех же Ираке и Сирии, где помимо курдского сепаратизма существует и бедуинско-клановый, которому эксперты уделяют меньше времени в своих исследованиях, но который по своему разрушительному потенциалу в чем-то превосходит курдский, поскольку почти все страны Ближнего Востока – это традиционно выстраиваемая веками система баланса сил именно племен. Сейчас она переживает очередную тектоническую сдвижку, крупнейшую со времен распада Османской империи и образования современных арабских государств.

Применительно к двум «болевым» точкам региона Ираку и Сирии речь в этом контексте  стоит вести прежде всего о племенной группе Шаммар, члены которой проживают на территории обеих стран. Географический район их компактного проживания делает эту племенную группу одной из влиятельных сил, оказывающих непосредственное воздействие на развитие ситуации как в Ираке, так и в Сирии. Напомним, что собственно и волнения в Сирии, которые затем переросли в системный кризис центральной власти, начались именно с бедуинской вотчины Дераа.

Несмотря на то, что Шаммар в Сирии всегда поддерживали режим Б.Асада, сын шейха этого племенного объединения Аль-Аси аль-Джарба в начале этого года официально присоединился к новой оппозиционной организации Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил (НКОРС), что позволило оппозиционным структурам создать некое подобие альтернативного от Дамаска административного управления в этой части страны. Другой шейх этого племени Абдалла аль-Явар недавно распорядился передать часть легкого стрелкового оружия со складов своего племени повстанцам, воюющим против режима Б.Асада. Племенное ополчение Шамар при этом в достаточно уверенной степени контролирует большую часть границы между Сирией и Ираком, а также две стратегические автомагистрали, которые идут из Ирака в Алеппо и Дейр эз-Зор, по которым идет основное снабжение Дамаска топливом и товарами первой необходимости из Ирака.

Поддерживая сирийскую оппозицию, шейхи иракской части Шаммар бросают открытый вызов центральному правительству в Багдаде, которое продолжает активно поддерживать Дамаск через поставки топлива и транши наличной валюты. Эта племенная группа уже создала весьма боеспособные отряды вооруженного племенного ополчения, которые в основном располагаются вдоль  ирако-сирийской границы. Лишь небольшая часть боевиков из этого ополчения воюет сейчас в Сирии на стороне повстанцев, но это скорее символический жест. Тактика племенных вождей в данном случае традиционна для бедуинов, она подразумевает сохранение основных сил для защиты племенных интересов именно в местах традиционного проживания Шаммар. Это кстати является обстоятельством, которое полностью исключает жизнеспособность идеи участия бедуинских племен в неком наднациональном общефедеральном движении с целью свержения центральной власти. Обратим также внимание на снижение числа диверсий и нападений на конвои с грузами, которые идут из Ирака в Сирию. Это очень важный момент, поскольку связан не с усилением их охраны со стороны иракского правительства, а свидетельствует о том, что племенные шейхи  Шаммар договорились об откупной цене как с Багдадом, так и с Дамаском. Таким образом, шейхи как всегда сидят на двух стульях. С одной стороны кормятся от грузовых перевозок, с другой – заигрывают с оппозицией, причем тоже не бескорыстно.

Такая позиция Шаммар в Ираке и Сирии безусловно связана с политикой руководства Саудовской Аравии. Достаточно сказать, что эта племенная группа имеет сильные позиции в королевстве, ее члены давно живут в пустыне Недж. Вторая жена первого короля КСА Ибн Сауда была из этого племени. Мать нынешнего саудовского монарха Абдаллы также из племени Шаммар, как и две его жены  Малика Аль-Джабра  Аль-Шаммари и Тадхи Бинт Машшан Аль-Фейсал Аль-Джабра Аль-Шаммари. При этом принцы Салман и Мутаиб отношений с этой племенной группой не поддерживают. Мать Салмана из клана Бани Тамим. Это означает, что выходцы из Шаммар в будущем раскладе политических сил в королевстве свое влияние в значительной степени утратят.

В свое время именно благодаря родственным связям саудовцам удалось серьезно дестабилизировать ситуацию в иракской провинции Анбар с целью блокирования поставок топлива и оружия из Ирака в Сирию. И не просто за родство крови, но и за приличные финансовые вливания племенной верхушке Шаммар. Политическое усиление принца Мутаеба с подачи короля Абдаллы в последнее время нанесло ущерб влиянию клана Шаммар в руководстве Саудовской Аравии и внесло свои коррективы  в поведение шейхов этой племенной группы в Сирии  и Ираке, которые явно снизили свою боевую антишиитскую активность.  Внутриполитическая борьба в верхушке КСА таким образом вынудила группировку, которая сплотилась вокруг принца Мутаеба, срочно менять «племенные ориентиры» при организации проведения подрывных операций на территории Ирака.

В этой связи 17 мая с.г. в Стамбуле  на совещании руководства турецкой, иорданской и саудовской разведок было принято решение   о кардинальном усилении материальной и логистической поддержки племенной группы Аль-Дулейм  в провинции Анбар, которую возглавляет шейх Аль-Хатем Сулейман. На боевиков возглавляемой им вооруженной суннитской милиции «Сахва» будет возложена задача по активизации нападений на шиитские боевые группы, проведение диверсий в шиитских центрах Ирака, а также возобновление организации засад на грузовые конвои, которые идут в Сирию. Отметим, что эта боевая группа уже несколько лет патронируется Управлением общей разведки (УОР) КСА.  Привлечение к этой работе турецких и иорданских коллег связано прежде всего с возникшим дефицитом логистических возможностей у саудовцев, которые по-прежнему остаются основным финансовым спонсором подрывных операций против федерального правительства в провинции Анбар.

42.94MB | MySQL:92 | 0,924sec