Алжир: эскалация межэтнического конфликта в вилайе Гардайя

Ситуация в городе и вилайе Гардайя

Кризис межэтнических отношений прошел точку невозврата. Об этом заявляют представители мозабитской общины Алжира. Основанием для таких заявлений стало то, что в ходе последних столкновений в Гардайе, центре одноименной вилайи страны, в ходе беспорядков 17 – 25 января погибли еще как минимум 2 человека, а счет раненым идет на сотни. Ожесточенные столкновения происходили уже в большинстве районов города Гардайя, некоторые его кварталы, в том числе и центральные, фактически выгорели.

Фактически, большинство районов города Гардайя полностью парализованы: движение транспорта практически перекрыто, школы и колледжи оставались закрытыми, в то время как деятельность банков и правительственных учреждений сведена к минимуму. Значительная часть людей из-за отсутствия транспорта и угрозы на улице собственной безопасности оказались не в состоянии добраться до места работы.

Несмотря на то, что сейчас в столице вилайи установилось относительное спокойствие, ночью тысячи граждан с той и другой стороны, не доверяя полиции, несмотря на дождь, дежурили в своих кварталах, опасаясь возобновления в любой момент погромов. Тем более, что попытки проникновения групп поджигателей происходят в условиях, когда город наводнен представителями правоохранительных органов. Так, посты полиции и жандармерии в наиболее опасных районах находятся едва ли не у каждого дома. Но они оказались не в состоянии пресечь погромы и анархию, распространявшиеся со скоростью лесного пожара.

Отсутствие эффективности многочисленных полицейских и жандармов создает основу для продолжения столкновений и их эскалации. Примечательно, что столкновения происходили даже в ранее самом безопасном ранее районе Шаабет Эннишене, где были сконцентрированы особенно крупные отряды полиции и жандармерии.

Расширилась и география конфликта. Так, дополнительные силы правопорядка пришлось направить в окрестности населенных пунктов Бени Изгуене, Сук эд-Дайя Хатба, Бени Дахуа, Джебель Оузухене, Мермед Бен Смаре и Мерракши, где также вспыхнули межобщинные столкновения. Таким образом, почти вся долина Мзаб погрузилась в хаос.

Отношение властей и представителей мозабитской общины

При этом последние столкновения привели к еще большему недоверию власти со стороны населения. Примечательно, что большинство потерпевших являются мозабитами. При этом правоохранители задерживали мозабитов, пытавшихся организовать оборону своих жилищ от ворвавшихся в их районы толп арабов.

Полицию также упрекают за то, что когда молодые мозабиты якобы пытались спасти раненых, она помешала этому, стреляя по ним резиновыми пулями и применив слезоточивый газ. При этом по их же утверждениям полицейские сами жестоко избивали мозабитов и не давали их эвакуировать в больницы. Кроме того, по их утверждениям, один из погибших скончался в результате пыток полицейских.

В качестве доказательств участия полиции в насилиях над мозабитами и фактической её поддержке погромщиков представители мозабитской общины выкладывают видео на YouTube, в которых, например, некоторые полицейские вместе с представителями арабской молодежи бросали камни в молодых мозабитов и применяли слезоточивый газ только против них.

«Несостоявшееся государство, все маски спали с предателя Бутефлики и его клана», — так характеризуют произошедшее представители мозабитской общины.

О серьезности ситуации говорит тот факт, что изначально молодежные столкновения переросли во всеобщую межобщинную бойню. Достаточно указать на то, что среди погибших имеются 35 и 39-летние мужчины.

О напряженной ситуации говорит и тот факт, что были засвидетельствованы случаи уничтожения правительственной символики.

Не случайно, что появились и первые беженцы из числа пожилых людей, которые объясняют свои действия тем, что сейчас ситуация в вилайе гораздо более тревожная, чем она была во время Войны за независимость 1954 – 62 гг.

На совещании алжирских силовиков 19 января было принято решение о направлении в Гардаю новых полицейских и жандармских сил со всей страны численностью более трех тысяч человек, не считая армейских подразделений. Примечательно, что в этом заседании участвовал и заместитель министра обороны Ахмед Гаид Салах, который и санкционировал направление в город армейских подкреплений из 4-го военного округа. Впрочем, на ситуацию это заметно не повлияло и не помешало дополнительной эскалации межэтнического конфликта.

Представители полиции и жандармерии оправдываются тем, что они не всегда могут оперативно вмешаться в ситуацию, поскольку проезду их машин препятствуют узкие улицы. Кроме того, в ряде районов появились баррикады.

Следует напомнить, что начавшиеся в этой вилайе в ноябре 2013 г. столкновения в местах проживания мозабитов носили очень ожесточенный характер и в них кроме холодного оружия активно применялись «коктейли Молотова» и даже огнестрельное оружие. Даже в начале января въехать в город или выехать из него было очень опасно для любых автомашин, подвергавшихся нападениям с той и другой стороны. Об уровне эскалации насилия говорит тот факт, что в столкновениях активное участие стали принимать даже женщины и дети, которые были замечены в том числе бросающими в представителей противной стороны «коктейли Молотова».

То, что ожесточенные столкновения между мозабитами-ибадитами и представителями арабского клана шаамбие (сунниты-маликиты) происходили даже в школах, лишний раз свидетельствует в пользу того, что это было проявление межэтнического конфликта с религиозной окраской.

О накае страстей говорит и тот факт, что в ходе столкновений представители арабов пытались уничтожить культурные памятники мозабитов, в том числе мавзолеи и кладбища, которые в том числе, согласно утверждениям представителей берберов, относятся к эпохе до прихода сюда арабов.

Требования мозабитов

Представители мозабитов указывают, что лишь полное выполнение их требований способно предотвратить массовую резню, которая может стать следующим этапом развития кризиса в Гардайе. И, в случае отсутствия внятной реакции властей, они намерены продолжить массовые акции гражданского неповиновения.

Среди этих требований есть следующие:

чтобы все мозабиты, арестованные за защиту своих домов и имущества, были немедленно освобождены;

выявить и наказать реальных виновных в столкновениях, грабежах и пожарах;

сурово наказать представителей сил безопасности, ставших на позиции одной из сторон;

обеспечить более надежно безопасность в местах концентрации магазинов;

выплатить компенсации всем потерявшим имущество».

Причины эскалации конфликта

Почему же произошла эскалация конфликта? Казалось бы, власти учли серьезность происходивших в этой вилайе событий, о чем наглядно говорил тот факт, что в течение нескольких январских дней здесь побывало множество высокопоставленных алжирских чиновников, включая премьер-министра А.Селлаля.

Следует заметить, что появление чиновника такого уровня до сих пор вселяло местному населению надежду на разрешение проблемы, особенно у тех, еще не успел полностью разувериться в характере и устремлениях алжирского режима.

Почему же властям не удалось добиться реального умиротворения ситуации в Гардайе? Примечательно, что сами жители вилайи с той и другой стороны заявляют о том, что визит Селлаля во многом носил искусственный характер, поскольку, когда началась его встреча с представителями арабской общины и с членами мозабитского сообщества, журналистов удалили с этого заседания, «чтобы правда о событиях не просочилась наружу».

Кроме того, одной из главных причин эскалации стало то, что прибывшие в эпицентр событий представители центральной власти ограничились лишь косметическими мерами при урегулировании ситуации. Так, министр внутренних дел Тойиб Белаиз открыто заявлял, что «правительство не пожалеет усилий для обеспечения безопасности жителей города Гардайя». Ради этого под его руководством была создана специальная рабочая группа, в которой главенствующие позиции заняли представители МВД, которые ранее работали в этой вилайе.

Также представители центральной власти указали, что виновные из числа представителей силовых структур понесли наказание и в некоторых случаях были сняты с ранее занимаемых ими должностей.

Еще одной мерой властей стало назначение сюда прежнего судьи Ахмеда Адли и представителей полиции, не понаслышке знакомых с регионом. Впрочем, возвращение сюда старых кадров, при которых этот конфликт развивался и накапливал взрывную мощь, но не предупреждался, ничего не даст в плане стабилизации. И это служит дополнительным индикатором того, что в арсенале властей нет реальных средств, чтобы без серьезных последствий разрешить кризис.

Кроме того, они же пообещали компенсировать мозабитам стоимость пострадавшего имущества, но этого было явно недостаточно для прекращения межобщинных столкновений.

Впрочем, работа с наиболее мобильной и взрывоопасной массой в лице школьников и студентов также не отличалась гибкостью. К ним направляли представителей берберов, находящихся на службе у власти, с целью уговорить воздержаться от силовых действий и угрожали более широкомасштабным применением силы. В этом же ключе следует рассматривать и намерение руководства МВД накануне последней вспышки насилия «принудительно вернуть учащихся в школы», которые уже становились аренами противостояния представителей двух общин.

Не случайно, что реакция мозабитской общины на это была следующей: «полумеры дадут лишь обратный эффект».

Кроме того, представители властей делали ничего не стоящие в практическом плане заявления в духе «за дружбу народов», которые только раздражают тех же мозабитов. Так, в своем выступлении Буабдалла Гхламалах, министр по делам религий и вакуфов, выступал с речью, подчеркивая преимущества диалога и мирного сосуществования всех общин, в соответствии с традициями и культурой каждой из них, вспоминал «крепкие традиции братства и терпимости всех алжирцев региона».

Это же касается и поочередных посещений высокопоставленными чиновниками маликитской и ибадитской мечетей в рамках попыток умиротворения представителей двух общин. «И что с того, что Селлаль и прочие члены его делегации помолились на праздник в маликитской и ибадитской мечетях города и уехали, оставив ситуацию нерешенной?» — задаются вопросом местные жители.

Примечательно, что даже премьер-министр в своих заявлениях, говоря о том, что проблемы между маликитами и ибадитами не существует, демонстрирует недостаточное понимание ситуации, повторяя при этом перед камерами по традиции фразу, что «Стабильность в стране является очень крепкой и её ничто не может поколебать».

Между тем, на улицах в это время собирались для предстоящих схваток с той и другой стороны представители молодежи. Об отсутствии прогресса свидетельствовали и сидячие забастовки в центре города, в том числе напротив административных зданий 30 молодых ученых, требовавших освобождения всех арестованных в ходе столкновений.

Отсутствие реального результата от действий центральных властей объясняется тем, что многие из её представителей не хотели сами себе признаться в серьезности происходящих событий. Так, по мнению местного мэра Яхья Абаза, никакой этно-конфессиональной напряженности здесь нет, поскольку «акты насилия совершили бандиты», хотя масштабы столкновений свидетельствуют о куда более сложных «материях» случившегося. Развивая эту тему, теперь власти пытаются объяснить происходящее проявлением проблем «трудной молодежи», (ради чего в Гардайю направляют «караваны дружбы» из специалистов по работе с этой категорией, заявляют о подготовке к проведению новых молодежных футбольных «матчей мира» и усилению в ходе их проведения мер безопасности). Кроме того, сейчас власти говорят о произошедшем как мести контрабандистов и наркоторговцев за перехват сотен килограмм наркотиков, предшествующий подобным выступлениям.

Однако демонстрация подобных «декораций» со стороны властей вместо реального решения проблем не могут стабилизировать ситуацию. Согласно позиции местной мозабитской общины  Яхья Абаза, как и другие чиновники, пытается исказить ситуацию, чтобы избежать ответственности за произошедшую эскалацию конфликта.

Таким образом, появление сонма крупных чиновников в регионе свидетельствует о том, что власти осознают опасность, но не отдают реальный отчет относительно её степени, и не могут исключить её повторения. При этом власти сами стремятся убедить себя в том, что ничего серьезного не происходит и замалчивают масштабы насилия.

И сейчас алжирское руководство рискует повторить в еще большем масштабе прежние ошибки. Следует особо заметить, что массовые выступления в Гардайе начались после непринятия мер после предшествовавших им событий в районном центре Гуэррара, после которых наблюдались недели напряженного ожидания относительно справедливой реакции властей. И в случае с обострением в Гардайе почти зеркально отразились все промахи власти, предшествующие этому событию в этом районном центре этой провинции, где мозабиты не только не получали защиты с их стороны, но и подвергались дополнительным репрессиям со стороны полиции в отличие от этнических арабов.

Перспективы и последствия

Судя по географии распространения волнений, перед лицом алжирских властей стоит серьезнейший вызов с вероятной перспективой их начала и в других берберских районах.

Что касается событий в Гардайе, то они стали лишь пробой сил. Алжирские власти со всей их огромной карательной машиной два месяца не могли усмирить выступления в местах проживания сравнительно небольшой (около 200 тысяч человек) мозабитской общины, что лишний раз свидетельствует об их слабости в решении кризисных ситуаций и неспособности гасить протестные выступления прежними силовыми методами. Примечательно, что сейчас у власти практически нет резервов, чтобы наводить порядок в других районах страны, в том числе и берберских.

Впрочем, диалог с протестующими при помощи полицейских дубинок может иметь обратный эффект. Так, волнения в районном центре Гуэррара вилайи Гардайя властям удалось усмирить лишь при помощи сил правопорядка, стянутых из трех соседних областей. Выступления в главном центре вилайи уже пришлось усмирять более серьезными подкреплениями, стянутыми в том числе из столицы страны. Не случайно, что в ряде других её районов в этот самый момент прокатились массовые выступления протестующих и просто бандитствующих элементов. И в некоторых случаях до сих пор там не удается навести реальный порядок.

Совершенно ясно, что долго такое положение, требующее постоянного присутствия полицейских и жандармских усилений, продолжаться не может хотя бы по причине того, что они, учитывая нестабильную обстановку в стране, в любой момент могут понадобиться в других её районах. Тем более, что на каждом квадратном метре по полицейскому или военному поставить невозможно.

При этом неспособность представителей алжирских властей решить эту проблему во многом объясняется тем, что они не только долгое время не обращали на нее внимания, но и усугубляли своими же действиями.

Также не в последнюю очередь происходящее объясняется социально-экономическими различиями в положении двух общин и властям отчасти выгодно перенаправлять гнев одних граждан на других и отводить таким образом его от себя.

Кроме того, последним событиям предшествовала похожая вспышка в мае 2013 г. между мозабитами и представителями арабского племени шаамбие, которая тогда имела меньшие масштабы. Она была спровоцирована тем, что местные власти потворствовали строительству стены вокруг мозабитского кладбища, препятствующей его посещению. А это является отражением обострившейся земельной проблемы между двумя общинами.

Сомнительно, что власти в полном объеме компенсируют все издержки от волнений в Гардайе и Гуэрраре, исчисляемые десятками миллионов евро. Но даже если они на это пойдут, то это может быть напрасная трата ресурсов в условиях взрывоопасной обстановки в этой вилайе в целом.

Дело в том, что истинные размеры накопившихся потребностей гардайцев гораздо выше в материальном эквиваленте. При этом сами гардайцы утверждают, что одной из причин межэтнических столкновений является высокий уровень безработицы в этом районе и фактическое отсутствие возможности для местных жителей для отдыха и снятия напряженности. Однако возможности для социально-экономического развития региона уже упущены. Между тем, ожесточенные столкновения между представителями двух общин не могут обмануть и значительную часть арабского населения Алжира, многие из которых считают происходящее «попыткой властей усыпить людей, пока её лидеры сливают за рубеж нефтяные доходы».

Теперь же происходящие события лишний раз являются индикатором того, что даже крупные денежные ресурсы уже не в состоянии заглушить прогрессирующее недовольство. Между тем, власти настолько долго игнорировали эту проблему и способствовали её усугублению, что затягивать диалог без реального выполнения требований мозабитов у них уже не выйдет.

И сейчас перед властями стоит фактически неразрешимая задача, поскольку, удовлетворив требования мозабитов, они неизбежно «наступят» на интересы представителей шаамбие, поскольку один из пунктов ультиматума первых касается прямо не только наказания сотен и даже тысяч погромщиков, но и потворствовавших им людей в погонах.

Следует особо заметить, что властям в данном случае противостоит сплоченная община, доказательством чему служит то, что действия мозабитов носят скоординированный характер. А это означает, что в случае возобновления выступлений расколоть их движение, монолитность которого определяется угрозой их физической безопасности, будет крайне сложно.

И возможно, одним из немногих вариантов решения проблемы было бы физическое разделение двух общин с полной сегрегацией их представителей, которая бы практически полностью исключала хотя бы на время их соприкосновение. Впрочем, на практике это довольно трудно осуществить.

Как бы там ни было, у представителей алжирских властей в условиях все большего разочарования берберов остается очень немного рычагов для восстановления своего влияния в национальных регионах. И в том случае, если им это не удастся, это может раз и навсегда привести к выбору ими иных форм борьбы.

Влияние ситуации в Гардайе на внутреннюю политику страны

Ситуация в Гардайе неизбежно затронет и внутреннюю политику страны. Не случайно, что ни один из заметных кандидатов на пост президента, включая действующего, не обратили внимание на происходящее «в открытом эфире», хотя до голосования остается менее трех месяцев. Между тем, особые претензии мозабиты высказывают в отношении кандидата в президенты Ахмеда Бенбитура, которого они называют «выходцем из наших областей».

При этом столь яростная вспышка насилия, произошедшая спустя всего три дня после посещения города премьер-министром страны А.Селлалем, может быть поставлена ему в вину и эта неудача может если не воспрепятствовать его дальнейшей карьере, то заметно усложнить её. Тем не менее, происходящее в Гардайе является своего рода тестом для лидеров Алжира относительно принятия продуктивных решений в кризисной ситуации. В противном случае они рискуют утратить контроль над ситуацией не только в этой вилайе и других «национальных» провинциях, но и над всей страной в целом.

43.64MB | MySQL:92 | 1,138sec