Размышления о конференции «Женева-2»

Многострадальная конференция в Монтре (т.н. «Женева-2») достигла самого главного результата, ради которого она, собственно, и затевалась. Этим главным итогом является то, что конференция состоялась. Ничего другого от нее никто из серьезных экспертов и не ожидал. По большому счету, все, что сейчас на ней происходит, включая периодические конвульсивные рефлексии сирийских оппозиционеров, это уже необходимый процесс, являющийся обязательным, но абсолютно ничего не определяющим дополнением к главному событию. Если бы дипломаты были циниками, то ради экономии денег и нервов можно было бы закрывать конференцию после первого дня работы, поскольку все, включая участников переговорного опосредованного процесса, отчетливо понимают, что иных результатов от работы этого форума ожидать не приходится.

Все стороны в этой связи отрабатывают сейчас номер с разной степенью энтузиазма. Сирийские оппозиционеры, в составе наиболее говорливой, но мало кого представляющей части из оппонентов сирийского режима, переживают бенефис. Они наконец-то вышли в свет, могут сколь угодно долго сидеть за круглым столом и на многочисленные камеры говорить «о зверствах» Б.Асада. Одновременно самолюбие греют и невинные проявления собственной значимости, типа данных напрокат престижных автомашин и оплаченных люксов в дорогих гостиницах. Так как постоянное монотонное бормотание об одном и том же в реальности «усыпляет» взбудораженную общественность, то по всем законам драматургии им иногда «кидают кость» в виде экспромтов «об одностороннем выходе» из работы конференции, что спустя некоторое время дезавуируется. Уходить с конференции оппозиционерам нельзя, поскольку это равносильно добровольному отказу плохого актера сниматься в долгом сериале. Могут забыть.

Поддержать своих «птенцов» прибыл в Монтре и главный кукловод сирийской оппозиции принц Бандар. Он же по совместительству еще руководитель саудовской разведки и главный архитектор джихадизма в Сирии. 22 января он прилетел в Швейцарию прямиком из американского госпиталя Майо (Миннесота), где его в свое время оперировали, и где он проходил очередное обследование. Такое экстренное прибытие некоторые эксперты связывают с тем, что оппозиционеры, отработав первую часть программы, начинают «дурить», не знают что говорить, и чего доброго могут выкинуть какой-нибудь самовольный фортель. Например, сесть за один стол с министром иностранных дел Сирии, что категорически в Эр-Рияде не приветствуется.

В реальности же без этого необходимого условия (разговор по существу напрямую между противоборствующими сторонами) все эти переговоры не имеют ровным счетом никакого значения. А самым главным их итогом становится сам факт конференции. Таким образом, Эр-Рияд делает вынужденный подарок своим американским «друзьям», при этом строго лимитируя возможность какого-либо действительно реального продвижения и прогресса. С этим же связано и отсутствие на конференции действительно значимых игроков внутрисирийского конфликта. Мы имеем в виду полевых командиров, воюющих в Сирии, которые и являются потенциально реальными партнерами по достижению какого-либо результата. Эр-Рияд не без пассивного участия Вашингтона фактически убрал из этого определяющего сегмента «светскую» составляющую в лице Сирийской свободной армии (ССА) и теперь пытается всеми силами монополизировать свое право управлять «радикальным» крылом, атакуя нелояльные ему группы и движения исламистов в самой Сирии и соседнем Ираке. Это, прежде всего, «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Вашингтон, который фактически отказался помогать ССА и тем самым похоронил ее, сам загнал себя в ловушку, оставив в качестве действительно эффективных партнеров по переговорам исламистов и джихадистов всех мастей, которые в Монтре, естественно, не приехали. И не потому, что им «прислали копию приглашения по факсу», что их смертельно обидело. А по причине того, что, во-первых, добрая половина из них находится в международном розыске за «веселые дела» в недавнем прошлом, а во-вторых, никто из западных политиков с ними за один стол для проведения консультаций открыто не сядет. Но это реальная сила, и разговаривать-то по уму надо с ними. Если это конечно вообще в принципе возможно.

В действительности обсуждать на конференции необходимо не пути ухода Б.Асада, а ситуацию с реальной экспансией джихадистов из Сирии по всему ближневосточному региону. И, как следствие, возрастающее давление на руководство соседних стран. По данным иорданских спецслужб сейчас в Сирии на стороне оппозиции воюет порядка 12 тыс. иоранцев. Естественно, что в отсутствии «светских» боевых формирований, подавляющее большинство из боевиков находятся в исламистских отрядах. По сведениям иорданского «мухабарата», иорданцы в основном сконцентрированы в группировке «Ахрар аль-Шам» под руководством Хасана Аббуда (он же Абу Абдалла аль-Хамауи). При этом лагеря сирийских беженцев на иорданской территории, несмотря на все превентивные меры, становятся тыловыми базами для боевиков из этой группировки. В Аммане также с озабоченностью отмечают, что между руководством иорданских «Братьев-мусульман» и командованием «Ахрар аль-Шам» существует тесная координация. При этом часть экспертов даже утверждает, что «Ахрар аль-Шам» напрямую аффилирована с иорданскими «братьями», а сирийская площадка используется для взращивания и резервирования боевого крыла этого движения с планами дальнейшего использования по ликвидации монархии.

И вот эта угроза, которая нависла далеко не только над Иорданией, является самым печальным и настораживающим итогом сирийского кризиса. Именно она в состоянии глобально дестабилизировать ситуацию в регионе, поскольку верить утверждениям принца Бандара о том, что КСА прекратит взращивать и поддерживать джихадистов после ухода Б.Асада, не следует. Кстати, экспансия джихадизма является и гарантией для дальнейшей политической выживаемости сирийского режима в его нынешнем состоянии, поскольку иной реальной силы для ее сдерживания внутри Сирии просто нет. И в Вашингтоне, как представляется, это должны понимать. По большому счету конференция «Женева-2» по Сирии вообще бы могла бы обойтись без сирийской оппозиции в ее представленном ныне составе. Решают на этой площадке совсем другие игроки, и переговоры могли бы быть действительно быстрыми и результативными, если бы на них разговаривали политики из Москвы, Вашингтона, Эр-Рияда и Тегерана.

42.07MB | MySQL:92 | 1,111sec