Пакистан: переговоры федеральных властей с Движением Талибан Пакистана

6 февраля 2014 г. состоялась первая встреча  между представителями правительства Пакистана и Движения Талибан Пакистана (ДТП) в  Исламабаде; ее основная цель — составление плана «дорожной карты» переговоров.  

Взаимоотношения с ДТП, нейтрализация агрессии во внутренних районах страны остро стоит на повестке дня правительства Пакистана. Волна террористических актов прокатилась в основном в центральных и северных районах страны с ноября 2013 г. после убийства лидера ДТП Хакимуллы Масуда в результате авиаудара американского беспилотника.  Целью отмщения талибов  стали в основном объекты федеральной армии, но много погибло и гражданского населения.  Активность ДТП спровоцировала подъем сепаратистских настроений в провинции Белуджистан.

Ликвидация терроризма в стране был одним из пунктов предвыборного манифеста  лидера Пакистанской мусульманской партии Наваз Шарифа (ПМЛ Н)  Миан Мухаммада Наваз Шарифа, который и вошел с победой  в Национальную ассамблею после парламентских выборов в мае 2013 г.

Вновь поднявшаяся волна террора в ноябре 2013 г. по времени  фактически совпала с  назначением на должность начальника штаба сухопутных войск генерала Р.Шарифа 29 ноября 2013 г.    Он также как и его предшественник генерал А.Кияни провел войсковые операции  в ряде агентств зоны пуштунских племен, в частности, Южный Вазиристан и Хайбер; но в отличие от него  при поддержке политического руководства страны предпринял точечные удары против повстанцев.   В те дни, как писала пакистанская пресса, гражданский и военный истеблишмент  сделали  «крутой поворот от диалога к решительным действиям против боевиков,  упорно игнорируя предложение диалога». 

Но тема переговоров федеральных властей с запрещенным Движением Талибан Пакистана оставалась актуальной, и стала более острой, когда талибы фактически сняли «по умолчанию» одно из своих требований – введение шариата, в первую очередь, судов шариата и заявили о прекращении огня. Да и на власть оказывала давление оппозиция, праворелигиозные партии, в целом внутриполитическая обстановка в стране.

Один из лидеров оппозиционной  политической силы в стране – бывшей правящей (2008 – 2013 гг.) Пакистанской народной партии, сенатор Р.Раббани  критиковал официальный Исламабад за бездействие в борьбе с талибами в течение последних семи месяцев с момента прихода к власти ПМЛ Н, заявив, что, таким образом, правительство дало ДТП возможность организоваться и укрепиться. Одновременно он предостерег    центральное правительство «не опускаться до уровня, когда оно может стать беспомощным перед террористами».

Опосредованная (через многочисленных посредников)  нить диалога власти и талибов поддерживается на протяжении многих лет.  В 2014 г. на начальном этапе стороны приступили к формированию команд переговорщиков.  В состав Комитета  федеральной власти вошли И.Сиддики, журналист Р.Юсуфзай, бывший посол Рустам Шах Момад  и отставной майор  спецслужб  Амир Шах.  И если  состав правительственного Комитета был определен в краткие сроки, то  формирование команды переговорщиков со стороны ДТП  столкнулось с незапланированными трудностями и потребовало много времени.

3 февраля 2014 г., в первоначально назначенную дату  переговоров,   встреча двух  команд переговорщиков не состоялась. Одной из причин стали   разногласия и  последовавший отказ двух потенциальных членов команды переговорщиков Движения Талибан Пакистана – Имран Хана и Муфти Кифаятуллы. Имран Хан, лидер политической Партии справедливости, правящей в провинции Хайбер-Пахтунхва. Впервые получив места по результатам выборов в Национальной ассамблее (нижняя палата парламента Пакистана) а мае 2013 г. он резко критиковал  федеральную власть за несостоятельность в  борьбе с терроризмом, выступал за немедленное прекращение авиаударов американскими БПЛА и т.д.  Первоначально согласившись с приглашением ДТП отстаивать их интересы на переговорах, несколько дней спустя он заявил, что у «талибов  своя идеология и позиция; следовательно, они должны избрать своих представителей». Вслед за ним Муфти Кифаятулла, член политической партии Джамаат-улема-е ислам Ф, также  отозвал свою кандидатуру.  ДТП выразило сожаление по этому поводу. 
       Таким образом, только накануне новой даты переговоров – 7 февраля 2014 г.  был утвержден состав команды переговорщиков: маулана Самиул Хак, лидер праворелигиозной партии  Джамаат улема-е-ислам-С  (ДУИ С) , известный как «отец Талибан»;  маулана Абдул Азиз, настоятель  Красной Мечети  в Исламабаде  и Ибрагим Хан , лидер праворелигиозной партии Джамаат-е-ислами

Иными словами, на переговоры вышли, с одной стороны, широкое представительство федеральных светских институтов  власти, с другой – сплоченный фронт   правоисламистских радикалов, чьи интересы с оружием в руках часто  выражало  ДТП. Пакистанская пресса вновь подняла вопрос о противостоянии  сторонников светского и исламистского направлений в стране.

Но возвращаясь к теме переговоров 7 февраля 2014 г. – прогресс налицо. Стороны приступили к выработке своих основных требований, что займет определенное время. Затянувшийся конфликт, противостояние федеральной власти и сторонников Движения Талибан Пакистана имеет много вариантов решения:  урегулирования, удовлетворение взаимных претензий, полное  взаимное отрицание      позиций и т.д. Каждая сторона преследует свои интересы: федеральные власти – соблюдения конституционных норм Пакистана;  для ДТП     эти переговоры – путь к социальной адаптации и в дальнейшем участие в политической жизни страны. Синхронно аналогичные попытки переговоров власти и талибов предпринимаются в Афганистане.

44.79MB | MySQL:110 | 0,765sec