О возможности возобновления гражданской войны в Ливане

Ливанскую Республику можно считать уникальным государством Ближнего Востока, которое прошло через пятнадцатилетнюю кровопролитную гражданскую войну, в результате которой страну покинуло более миллиона граждан. Более того, Ливан имеет особо важное стратегическое и экономическое значение в регионе, являясь финансовым коридором Ближнего Востока. Сегодня в Ливане официально зарегистрировано более двадцати религиозных общин, имеющих собственных представителей в парламенте. По официальным данным «CIA World Factbook» за 2012 год, 60% населения страны составляют мусульмане, 32% христиане и 8% представители остальных религиозных течений. В национальном пакте от 1943 года между первым президентом независимого Ливана Бешаром аль-Хури – христианином по вероисповеданию, и её первым премьер-министром Риадом Сольхом-мусульманином было заключено соглашение о «межконфессиональном мире и сотрудничестве».

Это соглашение на практике и стало частью будущей Конституции страны об «основных принципах государственного устройства», согласно которой была утверждена пропорция представительства в государственном аппарате от различных религиозных общин. В 1989 году в Ливане были восстановлены конституционные институты, после чего были приняты «Таифские соглашения», внесшие существенные поправки, которые трансформировали форму правления этой страны из президентской республики в парламентскую. Согласно данным  поправкам, власть главы государства существенно ограничивалась за счёт значительного расширения полномочий законодательного органа власти – Палаты депутатов, которая избирает большинством в 2/3 голосов Президента Республики.

Сегодня многие отечественные и зарубежные эксперты склоны считать, что в случае падения режима Башара Асада в Сирии, кризис может перекинуться на соседский Ливан. Профессор Кембриджского университета, политолог и обозреватель газеты «The Irish Times» Майкл Дженсен в своей статье «Тени сирийского конфликта» пишет: «В 2005 году был убит бывший премьер-министр страны Рафик Харири, в Триполи появились воинственные салафиты, которых поддерживала Саудовская Аравия. Партия «Движение будущего», которую в настоящее время возглавляет сын Рафика Харири Саад, пропагандирует антисирийскую политику. И в случае падения режима Башара Асада, партия Харири попытается захватить власть в Ливане, используя внешнюю поддержку».

Внутриполитические кризисы для Ливана стали обычными явлениями. Однако позиция членов блока «8 марта», несмотря на нейтралитет официального Бейрута, о политической поддержке президента Башара Асада, привела к серьезному расколу не только внутри правительства, но и в аппарате президента. Кризис был усугублен, когда правительство национального единства Ливана во главе с лидером коалиции «14 марта» Саадом Харири было распущено после того, как треть его министров, представляющих блок «8 марта»  поддали в отставку. Лишь 15 февраля 2014 года в Ливане, после десятимесячного кризиса, было объявлено о формировании нового правительства во главе с «центристом» Тамамом Салам, кандидатура которого была одобрена еще в апреле 2013 года.

Действующий президент Мишель Сулеймани уже вечером 14 февраля 2014 года издал указ, в соответствии с которым в новом правительстве по восемь мест отведено членам блоков «8 марта», «14 марта» и центристам. Совет Безопасности ООН и генеральный секретарь Пан Ги Мун направили официальному Бейруту послание, в котором приветствовали разрешение внутриполитического кризиса в стране. «Члены Совета Безопасности ООН приветствуют формирование нового правительства в Ливане, что позволит эффективно ответить на политические вызовы, решить многие проблемы в сфере безопасности, гуманитарной деятельности и развития Ливана»;- говорится в послании генсека ООН.   Напомним, что в блок «8 марта» входят министры, придерживающиеся вектора поддержки Сирии и Ирана, в то время как коалиция «14 марта» поддерживает прозападный курс.

При этом важно подчеркнуть, что данные блоки сформированы не по этническому и конфессиональному признаку, а по политико-идеологическому. В блок «8 марта» входят такие политические силы страны, как Свободное патриотическое движение, состоящее преимущественно из арабов-маронитов, исламские шиитские группы «Хизбалла» и «Амаль», а также христианский «Армянский блок», представленный членами Армянской Революционной Федерацией «Дашнакцуцюн». В новом кабинете, членам блока «8 марта» были предоставлены такие важные посты, как  министра иностранных дел, который занял араб-маронит Джебран Басиль,  министра финансов — шиит Али Хаилилем и министра энергетики — армянин Артур Назарян.

В свою очередь, коалиция «14 марта» на текущий момент представлена преимущественно суннитским движением «Будущее», маронитской фракцией «Ливанские силы», и тремя армянскими депутатами из Социал-демократической партии «Гнчак» и Армянской либеральной партии «Рамгавар». Ее представители также получили министерские портфели в т.ч. внутренних дел – суннит Нухад Машнук, экономики — католик Алэн Хаким и информации – католик Разми Джорей.  В свою очередь, «центристы» заняли посты глав оборонного ведомства – православный грек Самир Мокбель и здравоохранения – друз Ваэль Фаур. Таким образом, последний внутренний кризис продемонстрировал, что сегодня в Ливане сложились многонациональные и многоконфессиональные политические силы. В данном контексте, некорректно сравнивать нынешнюю ситуацию в стране с политическим и национально-религиозным раскладом периода гражданской войны. Подобный дискурс означал бы, что марониты, сунниты, шииты, армяне, греки и друзы будут вести войну друг против друга, так как в значительном количестве представлены в противоборствующих политических лагерях.

Безусловно, как уже отмечалось выше, лидирующие политические движения придерживаются различных внутренних и внешних векторов, однако все они в равной степени осознают опасность необдуманных шагов для собственного государства. И, конечно же,  лидеры противоборствующих блоков прекрасно помнят, какую цену пришлось заплатить стране и народу в период гражданской войны. Более того, пока сохраняется баланс сил в правительстве, где ни одна из сторон не может получить значительного большинства, говорить о возможности возобновления новой гражданской войны, не представляется целесообразным. Характеризуя ливанскую политическую систему, ученый и политолог из  университета «Haygazian» —  Али Эль-Раббат отмечает: «Граждане Ливана могут участвовать в общественной жизни через свои общины, и в этих условиях  зарождается чувство национальной солидарности перед лицом внешней угрозы».

52.74MB | MySQL:106 | 0,660sec