Саудовская Аравия-Катар: тактическое перемирие

Подписанное в конце апреля с.г. при посредничестве эмира Кувейта соглашение о нормализации отношении между Катаром – с одной стороны, и КСА, Бахрейном и ОАЭ – с другой, официально положило конец длящейся почти год истории с резким обострением отношений между этими странами. Смена руководства в Катаре привела к резкому изменению внешнеполитической концепции этого государства с явным сокращением активности на «второстепенных» направлениях, типа Йемена или Судана с переносом основной тяжести на «прорывные участки». При этом в основу такой стратегии положена ставка на глобальное движение «Братья-мусульмане», штаб-квартира и руководство которого находится в плотной орбите влияния Дохи. Заметим при этом, что ставку на «братьев» как перспективную политическую силу в мусульманском мире делают и Вашингтоне. При этом, правда, видимо более вынужденно, рассматривая их как единственно возможный гарант стабильности в арабском мире, который переживает «смену вех». Ну и как противовес салафитской  модели развития. Водоразделом во временном союзе КСА и Катара, явно прослеживающимся в период совместных действий по свержению М.Каддафи, стали события в Египте. Военный переворот, загнавший патронируемых катарцами «Братьев-мусульман» в подполье на неопределенный период времени, и полностью поддержанный в Эр-Рияде, четко вскрыл все глубинные противоречия между двумя ваххабитскими монархиями и продемонстрировал, что Катар совершенно не отказался от своих планов по борьбе за лидерство в мусульманском мире. Только теперь в основу этого тренда положена совершенно иная стратегия. Официальное улучшение отношений между Дохой и Эр-Риядом, состоявшееся при явном давлении Вашингтона, и возвращение послов КСА, ОАЭ, Бахрейна после «консультаций», никого не должно обманывать. Теперь формат борьбы между саудовцами и катарцами просто перейдет в «подковерную» войну с использованием всего арсенала подрывных операций. В этой связи примечательно, что сразу же после подписания «мирного договора», Эр-Рияд тайно распространил среди государств-членов ССАПГЗ секретный доклад своих спецслужб. В нем собраны сведения и факты о поддержке Дохой глобального движения «Братьев-мусульман», которое называется основной угрозой национальной безопасности аравийских монархий. Катарцы обвиняются в материальной поддержке тех лидеров египетских «братьев», которые смогли избежать ареста после военного переворота и укрылись в соседней Ливии. Теперь на базе их штаб-квартиры в Бенгази формируется Свободная Армия Египта. За основу ее комплектования принята схема образованной в свое время Сирийской свободной армии. Многие эксперты в этой связи давно предполагали, что соседняя Ливия, в которой пока у власти находятся  «Братья-мусульмане» в самом скором времени превратится еще в один оплот, наряду с сектором Газа, экспансии прокатарских отрядов в Египте и разворачивания широкомасштабой партизанской войны. Сразу же отметим, что саудовские спецслужбы не ограничиваются исключительно докладами и сбором информации. Организация, явно просаудовского и также претендующего на глобальность, движения «Ансар аш-шариа» имеет своей целью формирование адекватного ответа экспансии прокатарских «братьев». В той же Ливии, Тунисе и Йемене эти группировки явно набирают силу. Правда ради справедливости скажем, что говорить о равноценной силе по сравнению с движением «братьев», история которого насчитывает уже не один десяток лет, не приходится. И этот момент, безусловно, послужил еще одним раздражающим фактором для Эр-Рияда, решившегося на открытый демарш, разорвав дипломатические отношения с Дохой. При этом террористическая активность прокатарских групп на Синае только набирает силу. Отметим, что в данном случае очень хорошо продумана схема организации их действий, что наталкивает на размышления в отношении участия в процессе ее разработки иностранных специалистов из США и Европы. При этом мы не имеем в виду специалистов из государственных структур. В данном случае мы имеем дело с наемниками. Поясним, что четкое разграничение «мирных» протестов, в которых принимают участие члены движения, никак не пересекаются непосредственно с терактами, которые проводят легендированные группы, типа « Ансар бейт аль-Макдис». Это позволяет отчетливо и аргументировано отрицать участие именно «братьев» в терроризме, что неоднократно пытаются сделать новые египетские власти. Не исключаем, что именно этот момент является определяющим отсутствия проведения с территории Ливии серьезных операций. При этом сценарии категорически исключить участие членов движения в непосредственных боестолкновениях будет уже сложно.  Еще одним полем битвы между Эр-Риадом и Дохой является Ирак и Сирия. После официального дистанцирования Катара от материально-технической поддержки сирийской оппозиции и направления в Сирию завербованных «ливийских добровольцев» в прошлом году, Катар лишь изменил свою тактику. И вновь Доха пошла по пути своего основного конкурента и стала бить его же оружием. Была создана организация, салафитская по сути — «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), которая стала в первую очередь сдерживать боевую активность просаудовского «наконечника копья» в виде «Джабхат ан-нусра». Причем делала она это так успешно, что некоторые аналитики заподозрили ее поначалу в сотрудничестве с сирийскими спецслужбами. Надо отметить, что в своем противодействии и КСА, и Катар абсолютно не соблюдают идеологических приличий и принципов. Так в Йемене саудовцы фактически благословили повстанцев-хауситов на разгром салафитского университета в Сааде в пику «предавших» их шейхов из партии «Ислах», находящихся в плотной орбите Дохи. Катарцы же в свою очередь вступили в прямые контакты с иранцами в Бейруте, стараясь определить с ними «правила игры» в той же Сирии. Так что говорить о том, что достигнутое соглашение «о мире» является чем-то базисным, преждевременно. Скорее всего, речь идет скорее о тактическом перемирии.

50.41MB | MySQL:112 | 1,269sec