Иран: год после выборов нового президента

Год назад Хасан  Роухани   в жесткой борьбе, развернувшейся на президентских выборах,  получил 51% голосов и занял пост главы  исполнительной власти. Избиратели поддержали его идеи  корректировки   внешней и внутренней политики страны в сторону умеренности и либерализации. Перед новым президентом  встала задача вывода страны из экономической рецессии, что невозможно без снятия санкций, наложенных на ИРИ в связи с продолжением ядерной программы, и  нормализации отношений с западным миром. Однако не менее важные задачи стояли перед президентом и во внутриполитической сфере: восстановление баланса на политической сцене, нарушенного событиями 2009 г.,  искоренение радикализма, будь то правого или левого, достижение взаимодействия властей,  реализация в полном объеме прав и свобод граждан, снятие ограничений с деятельности СМИ, активизация институтов гражданского общества.

В течение девяти месяцев правительство Х.Роухани  приоритетом своей деятельности считает снятие санкций и вывод страны из международной изоляции. Внешнеполитическое ведомство довольно успешно ведет наступление сразу по нескольким направлениям: переговоры с группой 5+1, заключение Женевского соглашения и выработка Соглашения о всеобъемлющем урегулировании иранской ядерной программы,  попытки восстановления контактов с США, активизация утраченных в период М.Ахмадинежада связей с государствами Персидского залива, расширение отношений с Россией и Китаем, участие в урегулировании сирийской проблемы,   улаживание противоречий в отношениях с соседями и укрепление своих позиций  в Афганистане. Результатом усилий правительства во внешней сфере стало возрастание интереса к Ирану в международном политическом и экономическом сообществе.

На фоне определенных успехов во внешнеполитической сфере в области экономики,  новым кабинетом предприняты лишь первые шаги. Нельзя отрицать, что ему удалось снизить уровень инфляции,   в определенной степени  стабилизировался курс риала по отношению к доллару, начала решаться проблема безработицы.  Правительство приступило к реализации второго этапа Закона о субсидиях. Однако видимых  изменений, добиться которых  за трехмесячный срок  обещал Х.Роухани накануне выборов, не наблюдается.

В общественно-политической и культурной жизни страны  предвыборные обещания пока не реализованы. Сразу после прихода к власти Х.Роухани, по свидетельству иранцев, изменилась обстановка в стране. На смену жесткому полицейскому режиму и тотальному контролю населения со стороны  силовых структур  пришло спокойствие и ощущение большей свободы. Восприятие изменения общественного климата проистекало  в результате снятия с улиц больших городов патрулей, контролировавших соблюдение исламских норм одежды и поведения,  появление возможности участия в социальных сетях, открытия новых сайтов,  выхода новых газет. Х.Роухани неоднократно  встречавшийся с деятелями культуры. Преподавателями и студентами, заявлял о стремлении ограничить вмешательство государства в сферу культуры и образования. Был опубликован и поставлен на обсуждение  проект Кодекса гражданских прав. Большее внимание правительство стало обращать на проблемы национальных и религиозных меньшинств. Однако  конкретных шагов по реализации предвыборных обещаний относительно свободы СМИ, равенства прав женщин и мужчин, издания произведений «запрещенных»  авторов и других пока не сделано. Нерешенной остаются и важные внутриполитические задачи – консолидация общества,  решение проблемы политических заключенных,  противодействие радикализму. Стоит проблема консолидации  умеренных сил, поддерживающих линию президента, и укрепления их позиций во властных структурах.

Недостаточное внимание к внутренней политике возможно  объясняется концентрацией всех усилий правительства на осуществление внешнеполитических задач. Несомненно, что  руководство исполнительной властью осознает, что, не добившись  достижения соглашения о снятии санкций (в срок до 20 июля), маловероятно, что оно  сможет сохранить свои позиции.  В то же время нельзя не отметить и тот факт, что с     первых дней пребывания Х.Роухани у власти определенные политические круги начали  открыто демонстрировать свое недовольство намерениями нового президента проводить  более умеренную, реалистичную политику.    Была развернута  активная кампания критики деятельности правительства под лозунгами отхода от принципов исламской революции, дискредитации  научных достижений ИРИ, готовности к уступкам Западу. Были созданы группы давления на новую власть. Радикально  консервативные группировки (Фронт Пайдари) начали оказывать противодействие любым действиям правительства.

Избрание Х.Роухани значительно изменило расклад сил на внутриполитической арене. Предыдущие восемь лет практически все ветви власти контролировали исламские радикалы. Переход исполнительной власти в руки умеренных прореформаторски настроенных  кругов вызвал недовольство у политических элит, связанных с КСИР и структурами безопасности, получающими значительные дивиденты от санкционного режима. Этот спектр политических сил продолжает до сих пор контролировать ряд институтов достаточно сложной политической системы ИРИ, в которой параллельно действуют религиозные и светские структуры.  Представители радикально консервативных сил преобладают в  Наблюдательном совете, Совете экспертов,  занимают почти половину мест в меджлисе (парламенте). Они сохраняют своих представителей в Совете по целесообразности принимаемых решений, Высшем совете национальной безопасности,  Высшем совете культурной революции, некоторых известных организациях духовенства. Радикалы  возглавляют организацию Радио и телевидения ИРИ  и одну из центральных газет страны – «Кейхан»,  держат в своих руках многочисленные сайты и издания, что обеспечивает им трибуну для критики деятельности правительства и пропаганды своих взглядов.

Министр иностранных дел  М.Дж.Зариф,  второе лицо внешней политики страны (так  его называют в Иране), министр нефти – Б.Н.Зангане, министр исламской ориентации А.Джанати и даже министр информации М.Алави  стали объектами постоянных нападок консервативного крыла меджлиса и контролируемых радикалами СМИ. Их неоднократно призывали  к ответу перед депутатами, обвиняли в предательстве национальных интересов, создании угроз безопасности страны, игнорировании исламских ценностей.

Исламский радикализм находит поддержку у  традиционных слоев городов  и сел.  Однако  основным пропагандистом  этих идей  являются члены движения «басидж». Члены этой организации стали инициаторами движения «Обеспокоенных  Женевским соглашением», о создании которого было заявлено в начале  мая в Тегеране. Причем местом его основания была, очевидно, умышленно выбрана  территория бывшего американского посольства, называемого в Иране  «Гнездо шпионов». Собрания активистов этого движения прошли и в ряде других городов страны.  Организаторы акций, используя исламскую риторику,  и опираясь на  патриотический настрой наиболее религиозных слоев, пытаются  расширить социальную базу своего движения. Особые опасения у сил, поддерживающих  Х.Роухани, вызывают попытки радикалов связать политику договоренностей с Западом со стремлениями  изменить суть исламского режима.

Радикальные консерваторы, опасаясь усиления позиций прагматиков, намеренных либерализировать внешний и внутренний курс,  предпринимают попытки консолидировать свои силы, договориться с умеренными консерваторами и выступить единым фронтом. Нельзя не отметить активное появление  на публике в последние месяцы экс-президента М.Ахмадинежада, последние восемь месяцев державшегося вдали от политической сцены, и заявившего  о намерениях   баллотироваться в меджлис на довыборах осенью 2014 г.

Помимо развернутой пропагандистской антиправительственной кампании радикалы пытаются активизировать экономические рычаги своего влияния – игра на повышение курса доллара, противодействие осуществлению второго этапа закона о субсидиях населению,  и пр.

Стоит отметить, что давление на правительство оказывается и со стороны представителей прореформаторски настроенных сил, ожидающих более активных  и решительных действий нового президента как внутри, так и за пределами страны, в первую очередь, решение вопроса об освобождении лидеров зеленого движения.

Х.Роухани пока сохраняет поддержку значительной части населения. Он и члены кабинета поддерживают тесный контакт с высшими духовными авторитетами Кума и часто посещают высших аятолл страны. Несмотря на трудности во взаимодействии с меджлисом, президенту удается избегать  открытого противостояния с парламентариями.  Лидер страны  также продолжает оказывать поддержку Х.Роухани в его намерениях договориться с Западом, хотя неоднократно высказывался о том, что не возлагает больших надежд на результаты   договоренностей.

Как представляется, президент, правительство и поддерживающие их круги  наоборот, все свои надежды связывают с достижением  итогового соглашения, хотя и осознают, что, даже если его удастся заключить в срок, то   это приведет к усилению давления со стороны радикальных сил. Продление же переговоров с группой 5+1 значительно осложнит положение команды Х.Роухани и будет способствовать укреплению позиций «Обеспокоенных»,  которые горят желанием взять реванш на выборах в Совет экспертов и меджлис, назначенных на начало 2016 г.

40.74MB | MySQL:66 | 0,928sec