Судан: очередная попытка примирения в Дарфуре

На фоне улучшения, пока больше в декларативной форме, отношений Хартума с аравийскими монархиями (а через них и автоматической отход от сотрудничества с Ираном к возможному компромиссу с США по вопросу снятия экономических санкций) суданским руководством предпринимаются попытки выработать некие прорывные решения и в рамках достижения договоренностей с непримиримыми дарфурскими группировками. На сегодняшний день катарское посредничество по этой теме, несмотря на формальную демонстрацию активности в основном в области публичной дипломатии, фактически заглохло. Высшим достижением этих долгих и в общем-то вялотекущих переговоров в Дохе было двухлетней давности перемирие между одной из дарфурских группировок Движение за освобождение и справедливость (ДОС), которое возглавляет бывший губернатор южного Дарфура Т.ас-Сиси. После подписания договора он стал административным главой всего Дарфура. Единственным достижением самого Т.ас-Сиси является то, что он является этническим фур. Его группировка мало что собой представляет, прежде всего в плане влияния на племенную верхушку фур и раскола тем самым второй по мощности устойчиво оппозиционной Хартуму, однородно этнического (фур) Суданского освободительного движения (СОД) под командованием А.Нура. По крайней мере, все попытки ДОС поставить под контроль при помощи суданских властей лагеря для беженцев в оплоте боевиков СОД-Нура  регионе Джебаль аль-Марра закончились фиаско. А собственно это и подразумевалось в рамках реализации данного проекта. Помимо этого, Т.ас-Сиси находится в крайне неприязненных личных отношениях с самым, пожалуй, «авторитетным» шейхом, губернатором Северного Дарфура М.Кибиром. При этом, одной рукой пытаясь вовлекать фур в процесс урегулирования, Хартум умудрился рассориться с ранее согласившимся на перемирие с правительством влиятельным в загава М.Минави, в результате чего последний вновь ушел в оппозицию.
Некоторое облегчение напряженности наступило после фактической эвакуации отрядов еще одной значимой повстанческой силы (загава) Движение за справедливость и равенство (ДСР) в Южный Судан. Они в настоящий момент воюют с переменным успехом против повстанцев-нуэр на стороне Джубы. В общем, после гибели своего харизматичного лидера Халиля Ибрагима, ДСР фактически перешло под контроль южносуданских властей и уступило «пальму первенства» на этнической «поляне» загава все тому же М.Минави. После гибели в начале этого года влиятельного полевого командира (фур) Корбино, которого обоснованно подозревали в нападении на караваны миссии ООН в Дарфуре, именно СОД-Минави является основным возмутителем спокойствия в регионе. Отсюда и попытки Хартума решить задачу «примирения» Дарфура при помощи и посредничестве чадского президента Идриса Деби, который сам является этническим загава.
До этого чадский президент, который решает для себя несколько задач, успешно «развалил» ДСР. Эксперты неоднократно указывали на то, что И.Деби косвенно причастен к гибели своего основного конкурента в племенной верхушке загава И.Халиля, опосредованно сдав суданским силовикам маршрут передвижения его группы. Теперь настала очередь М.Минави. Пока речь идет о расколе СОД-Минави по давно известному и хорошо зарекомендовавшему себя принципу «разделяй и властвуй». Собственно все расколы в партизанских группах, которые происходили до сих пор в Дарфуре, базировались на двух принципах: амбиции полевых командиров и деньги. Как предполагается, в нынешней довольно неожиданной новости о начале нового раунда мирных переговоров между повстанцами и правительством, как раз главную роль сыграли последние. Причем выделенные скорее всего как раз катарцами, которые таким образом хотят оживить свое посредничество в урегулировании дарфурского кризиса.
В результате имеем к настоящему моменту следующее. В среду 22 октября с.г. Хартум объявил о «первых контактах» с рядом полевых командиров из СОД-Минави в рамках формата «Документа Дохи для мира и в Дарфуре» (DDPD). При этом суданское руководство особо подчеркнуло роль Чада в установлении данных контактов. В этой связи ряд обозревателей указывают на то, что в последнее время в окружении М.Минави зрело глухое недовольство его автократическими замашками. Ряд полевых командиров в этой связи требовали проведения реформ внутри группировки. Этим обстоятельством воспользовался И.Деби, который и склонил недовольных (их имена пока держатся в секрете, но одним из них является по нашим данным Адам Салех Абубакар, который командует «восточным сектором») к началу диалога с суданскими властями. Как предполагается, первичные контакты между чадским лидером и «недовольными» были установлены еще марте с.г. во время конференции оппозиции и племен, которая состоялась в Умм Джарасе под эгидой И.Деби.
При этом катарцы и лидер Чада решают разные задачи. Для Дохи, помимо доказательства своего успеха в миротворческих усилиях, чего давно не было, необходимо еще и приобрести доверительные связи среди полевых командиров, которые «курируют» отряды повстанцев на севере и востоке Дарфура. Цель все та же – создание надежных логистических каналов для оказания материально-технической помощи своим союзникам в лице исламистов в Ливии. Именно по этим каналам сейчас и идет основный поток такой поддержки, без которой исламисты из Мисураты могут и дрогнуть под натиском генерала Хафтара.
Для И.Деби ликвидация оппозиционных Хартуму сил в племенной группе загава — единственный путь к установлению монопольной власти в племенной верхушке в этом этносе не только в самом Чаде, но и на юге Ливии, и на востоке Судана, где он собственно и проживает. Это ему нужно не только для удовлетворения своих амбиций, что абсолютно естественно, но и для реализации глобальных планов по прокладке транспортных артерий и нефтепровода к морскому побережью Судана.

50.29MB | MySQL:89 | 0,854sec