Размышления о задержании в Москве членов «Исламского государства»

ФСБ РФ 28 октября с.г. сообщила о том, что ей удалось раскрыть в Москве группировку «Исламского государства» (ИГ) и арестовать шесть ее членов. Они оказались уроженцами и гражданами Азербайджана, которые вначале, по версии госбезопасности, «были добросовестными трудягами в автосервисе, а затем отрастили бороды и стали агитировать ехать воевать в Сирию». При этом они еще и «финансировали ИГ». Видимо, ограничивая себя во всем, и пересылая на дело джихада все доходы, полученные от работы автосервиса.

Последнее вообще вызывает вопросы. ИГ, которая, по самым скромным оценкам, получает в день 2-3 млн долларов США от контрабанды нефти в Турцию, в т.ч. через воюющий с ней Иракский Курдистан. Это не считая выкупов, которые получены за освобождение заложников, как это было недавно с группой турецких дипломатов и военных. Несмотря на бытующее мнение и на примере с американскими и английскими журналистами, далеко не все заложники казнятся исламистами. Большая часть из заложников рано или поздно выкупается, что никем, в общем-то, не афишируется в силу известных причин. И посредником в данном случае выступают, как правило, сотрудники Красного Креста. Очень сомнительно в этой связи, что руководство ИГ делают ставку в вопросах своего финансирования на мелких бизнесменов. Не говоря уже о том, что автору неизвестно ни одного случая, когда международная террористическая активность финансировалась с российской территории. Но даже если это правда, то возникает вопрос, а почему ничего не говорится о логистической цепочке передачи денег из России в Ирак или Сирию. То есть, каким образом все это осуществлялось и через кого. Про это не говорится ровным счетом ничего, и это, видимо, не связано с интересами оперативной разработки, поскольку в этом случае о раскрытии группы в СМИ бы не писали.

Теперь о более серьезных доводах в пользу неправдоподобности представленной нам версии событий. 80% населения в Азербайджане являются шиитами, остальные суннитами, христианами или езидами. Предполагем, что говорить о невозможности участия шиитов (даже с бородами) в борьбе на стороне чисто суннитского сопротивления в Сирии и Ираке, излишне. При этом о национальной принадлежности задержанных в сообщениях также ничего нет. А это очень важный момент, поскольку суннитами в Азербайджане в основном являются лезгины.

Отношения центрального правительства и лезгин давно являются напряженными. Последние давно подозреваются Баку в сепаратизме, что в одно время даже вызывали, в некотором роде, элементы напряженности между Москвой и Баку. Негласная поддержка азербайджанскими властями чеченского сопротивления в середине 1990-начале 2000 гг. также являлась, помимо прочих, и своеобразным ответом Москве на «лезгинский вопрос». Дело в том, что лезгины также проживают на территории Дагестана, и азербайджанские власти подозревали «российских лезгин» в поддержке своих соплеменников на территории Азербайджана. Несмотря на все заверения Москвы, подозрения Баку в отношении российской лояльности по этому вопросу, и особенно в отношении лезгинской организации «Садвал», остались. Благодаря усилиям азербайджанских и российских спецслужб удалось повлиять на тактику «Садвала»: она стала менее агрессивной, на смену террористической активности пришли «политические способы борьбы». Тем не менее, число лезгинских боевиков, находящихся в «спящем режиме» и ждущих своего часа, по данным ряда экспертов, составляет 10-12 тыс. человек. Лезгины, тем не менее, довольно жестко подавляются азербайджанскими спецслужбами, как традиционными административными способами, так и посредством закрытия суннитских мечетей.

Большую огласку получили в этой связи попытки центральных властей в 2010 году закрыть центральную «лезгинскую» мечеть («Лезги-мечеть»). Подобные попытки давления были предприняты и в отношении суннитской мечети «Абу-Бакр» и других суннитских общин в пригородах Гобустана, в Аляте, в Мушфигабаде. Суннитские мечети «Абу-Бакр» и «Шехидляр» уже были к тому моменту закрыты. В 2009 году после закрытия мечети «Шехидляр» на Аллее Шехидов на следующий день снесена мечеть в Ясамальском районе. В том же году была закрыта мечеть на «Нефтяных камнях» (городок на сваях в Каспийском море), а через несколько дней она была разрушена. Тогда же в Ясамальском районе Баку закрыта мечеть «Илахият». Заметим, что в данном случае речь шла о планомерном прессинге на суннитское меньшинство в лице, прежде всего, лезгин и чеченцев. Примерно в то же время принят закон, который признавал незаконным любое обучение в теологических учреждениях за рубежом, если оно не было согласовано с соответствующими инстанциями. (Кстати, аналогичный закон неплохо было бы принять и в России).

Лезгины присутствовали в банддвижении в Дагестане. Это присутствие, правда, было единичным. В частности, «правой рукой» известного лидера банддвижения в Дагестане Р.Халилова был лезгин Набиев.  Лезгины всегда преследовали совершенно иные цели, чем аварцы или чеченцы, и неохотно шли на союз с ними. Но если задержанные в Москве относились действительно к этой этнической группе, то их симпатии к ИГ теоретически возможны.  Но повторим, что заподозрить их в финансировании ИГ и вербовке новых рекрутов для джихада в Сирии, довольно сложно. Скорее всего, они могли говорить с другими верующими о желательности такой поездки. Дожидаться, пока они это реализуют, не стали, что в принципе очень правильно. В данном случае лучше перестраховаться. При малейшем подозрении в проведении «джихадистской деятельности» иностранцев надо немедленно депортировать на родину с закрытием им въезда в нашу страну.

Но повторим, для того, чтобы делать более серьезные выводы об очередном успехе российских спецслужб, надо ответить на несколько вопросов. И прежде всего, определить национальность задержанных. К такого рода разоблачениям надо относиться осторожно. Достаточно вспомнить массовые задержания (до нескольких сотен человек) в Подмосковье членов «Хизб ут-Тахрир», что больше напоминало отголосок «спора хозяйствующих субъектов», нежели чем реальную борьбу с исламистами.

53.16MB | MySQL:101 | 0,322sec