Ситуация в Судане и Южном Судане: сентябрь 2014 г.

В Судане сентябрь начался с достаточно непонятного события в  отношениях между Хартумом и Тегераном. 2 сентября стало известно, что Судан принял решение закрыть действовавшие на территории страны три иранских культурных центра, обвинив их в шиитском прозелитизме. Сотрудникам центров было дано 72 часа для того, чтобы покинуть страну. Это решение было доведено до временного поверенного в делах Ирана в Хартуме. Не исключено, что это решение было принято Хартумом под давлением Саудовской Аравии при том, что Судан и Иран связаны достаточно тесными узами в сфере военно-технического сотрудничества.

Израиль регулярно обвиняет Судан в том, что он является транзитным пунктом на пути поставок иранского оружия палестинскому движению ХАМАС, контролирующему сектор Газа. Столь же регулярно Судан отвергает эти обвинения.

3 сентября заместитель министра иностранных дел Ирана Хоссейн Абдоллахиян опроверг информацию о закрытии иранских культурных центров в Судане. «Посольства, культурные и торговые центры Ирана и Судана продолжают нормально работать в двух странах», — утверждал он. «Суданское руководство не позволит нанести ущерб двусторонним историческим отношениям», — заверил заместитель министра.

Судя по всему, попытка закрытия культурных центров действительно была, но, по всей видимости, Хартуму быстро напомнили из Тегерана, какими могут быть последствия практической реализации этого намерения. Тем не менее, Хартум после очевидных колебаний свой выбор сделал – 7 сентября главный иранский культурный центр в Хартуме был закрыт, хотя над ним продолжал висеть иранский флаг.

9 сентября после месяца, проведенного в заключении, была освобождена вице-председатель оппозиционной партии «Аль-Умма» Мариам аль-Махди, отец которой Садек аль-Махди возглавляет эту партию. Она попала за решетку месяцем ранее после того, как партия «Аль-Умма» подписала соглашение о сотрудничестве с альянсом повстанческих движений Революционный фронт Судана (РФС). В мае аналогичному аресту на месяц подвергался С.аль Махди.

В начале сентября был сделан важный шаг на пути установления мира между Хартумом и повстанцами из РФС, действующими в Дарфуре и штатах Южный Кордофан и Голубой Нил. Как объявил 10 сентября в Хартуме выполняющий посредническую миссию Табо Мбеки, между Африканским Союзом и РФС подписано соглашение, открывающее дорогу предложенному суданскими властями «национальному диалогу» и мирному решению конфликта. Аналогичное соглашение с Африканским союзом подписала оппозиционная партия «Аль-Умма».

После серии протестных  выступлений президент Судана Омар аль-Башир выступил в январе 2014 года с инициативой инклюзивного «национального диалога». Однако последовавшие затем аресты ряда видных оппозиционных политиков, а также цензура оппозиционной прессы поставили под сомнение искренность намерений властей.

16 сентября после трехмесячного нахождения в заключении был освобожден председатель оппозиционной партии Суданский конгресс Ибрагим аш-Шейх. Он был арестован после того, как обвинил проправительственные милицейские формирования (так называемые Быстрые поддерживающие силы) в совершении преступлений в Дарфуре. Одновременно было объявлено,  что 8 других видных функционеров этой партии будут освобождены в ближайшее время.

11 сентября Международный уголовный суд (МУС) выписал международный ордер на арест полевого командира одного из движений дарфурских повстанцев, обвиняемого в военных преступлениях в связи с убийством в 2007 году 12-ти миротворцев. До этого 51-летний Абдаллла Банда Абакер Нурен значился как свидетель, и по запросу МУС он уже побывал в Гааге в 2010 году, где был допрошен. Мандат на арест Нурена выдан с целью обеспечить его принудительную явку на процесс по названному делу.

Нурен обвиняется в организации нападения повстанцев на базу Миссии Африканского Союза в Судане  близ Хасканиты на севере Дарфура 29 сентября 2007 года, в результате которой погибли 12 миротворцев. В нападении на базу участвовали около 1 тысячи повстанцев, в том числе формирование Нурена.

В Южном Судане месяц начался с первого визита в страну новой руководительницы Миссии ООН в Южном Судане (ЮНАМИС) 65-летней представительницы Дании Элен Маргарет Лодж. Ее предшественница на этой должности представительница Норвегии Хильд Джонсон, покидая ее пост в июле с.г., осудила южносуданскую элиту за то, что она, «пораженная раком коррупции», «занята обслуживанием своих собственных интересов». По ее оценке, и Джуба, и повстанцы несут равную ответственность за полыхающую в стране с декабря прошлого года ожесточенную гражданскую войну, разделившую Южный Судан по этническому принципу.

9 сентября ЮНАМИС распространила коммюнике с предварительными данными расследования причин катастрофы 26 августа вертолета МИ-8, в результате которой погибли три россиянина из состава экипажа. Согласно следствию, есть все основания подозревать, что приказ на атаку вертолета отдал один из полевых командиров повстанцев Питер Гадет. Ранее этто полевой командир в ходе телефонного разговора с представителем ЮНАМИС обвинил миротворцев в том, что они на своих вертолетах якобы перевозят солдат правительственных сил. Тогда же он пригрозил, что повстанцы начнут сбивать вертолеты Миссии. П.Гадет уже находится под санкциями Евросоюза и США в связи с жестокостями, совершенными повстанцами в апреле с.г. в ходе боев за город Бенти, столицу штата Единство.

До сих пор правительственные войска и повстанцы возлагают друг на друга ответственность за уничтожение вертолета ООН.

ЮНАМИС использует вертолеты для снабжения своих баз, разбросанных по стране, на которых от вершившегося обоими сторонами южносуданского конфликта геноцида укрылись около 100 тысяч человек.

16 сентября власти Джубы продолжили практику оказания давления на гуманитарные организации и частные компании, предписав им в течение месяца уволить работающих на них иностранцев и заменить их гражданами Южного Судана. Власти, стоящие перед угрозой голода, никак не объяснили это решение при том, что жизни миллионов южносуданцев зависят от помощи, предоставляемой гуманитарными организациями. Что касается частных компаний, то к ним в правительственном циркуляре были отнесены «банки, страховые, нефтедобывающие и телекоммуникационные компании, а также гостиницы». Нетрудно предвидеть пагубные последствия этого шага (в случае его реализации), особенно для сектора нефтедобычи.

Представитель правительства Южного Судана поспешил минимизировать значение этого решения, уточнив, что речь идет о тех должностях, которые в состоянии замещать южносуданцы.

Что касается гуманитарных организаций, то одна из них — Global Witness — прямо осудила южносудаанские власти, которые «пытаются выдворить из страны квалифицированных работников в разгар острейшего гуманитарного кризиса». «Это решение демонстрирует полное презрение властей по отношению к 1,3 млн человеческих жизней вынужденно перемещенных лиц», — отмечалось в заявлении этой организации.

Уже 17 сентября правительство Южного Судана заявило, что не выдворит из страны ни одного работающего в ней иностранца. Одновременно утверждалось, что решение правительства касается лишь самых низких должностей, хотя ни для кого не секрет, что Южный Судан остро нуждается именно в квалифицированной рабочей силе, поскольку только 25% населения страны умеют читать и писать.

18 сентября США ввели санкции против двух видных действующих лиц южносуданского конфликта. Один из них — командир повстанцев в штате Единство Джеймс Коанг Куол — обвиняется в совершении убийств гражданского населения, включая женщин и детей, атаках на больницы и школы. Второй — командир 3-й дивизии НОАС генерал Сантино Денг Воль — обвиняется в «подрыве мирного процесса» путем выдачи команды на возобновление боевых действий весной этого года.

Международное давление, оказываемое на стороны южносуданского конфликта, никак не помешало новым ожесточеным боям между ними, развернувшимся в начале третьей декады сентября в штате Верхний Нил. Эти бои наглядно продемонстрировали, что Джуба и повстанцы вряд ли подчинятся выдвинутому в конце августа международному ультиматуму, потребовавшему от сторон конфликта до 9 октября сформировать «переходное правительство национального единства». Тем не менее делегации Джубы и повстанцев 22 сентября вновь встретились в Аддис-Абебе на мирных переговорах — первых после того, как в конце августа президент Южного Судана Сальва Киир и глава повстанцев Риек Машар подписали очередное — четвертое по счету с начала конфликта — соглашение о прекращении огня.

Уже 25 сентября южносуданские власти обвинили Хартум в том, что тот поддерживает повстанцев Р.Машара. При этом утверждалось, что Джуба располагает «неопровержимыми доказательствами» на этот счет. В частности, по данным южносуданской разведки, формирования повстанцев готовятся в суданском штате Голубой Нил. Кроме того, до 700 повстанцев находятся в штате Белый Нил. Представительство повстанцев действует в Хартуме.

Если подтвердится причастность Хартума к событиям в Южном Судане, это может свидетельствовать только об одном: в Судане не оставляют объединительную идею, реализовать которую хотят попытаться через помощь повстанцам Р.Машара.

43.93MB | MySQL:99 | 1,072sec