Сирийские «заботы» Турции и Саудовской Аравии

По сообщениям зарубежных СМИ, подразделения курдских формирований пешмерга из Иракского Курдистана начали боевые действия в районе сирийского города Кобани против боевиков «Исламского государства» (ИГ). Таким образом, Анкара все-таки пошла на вариант пропуска через свою территорию курдских формирований, на котором жестко настаивал Вашингтон. Одновременно заработал и постоянный сухопутный мост материально-технического снабжения  курдских ополченцев через турецкую территорию. В общем-то случай для новейшей турецкой истории беспрецедентный, но и обстоятельства и ситуацию в Сирии и Ираке  тобычным тоже не назовешь. В данном случае турецкие власти выбрали наименьшее из двух зол и предпочли отдать инициативу в сдерживании террористов своим в общем-то пока союзникам в лице лидера курдской автономии Масуда Барзани. В противном случае была более чем реальна ненужная инициатива от Рабочей партии Курдистана, которая бы пошла на выручку своему сирийскому филиалу, перебрасывая свои отряды с иракского фронта и не спрашивая при этом особого разрешения у Анкары. Как мы уже сообщали,  оружие и боеприпасы иракским курдам поставляют иранцы по согласованию с Вашингтоном, что конечно турецкую сторону не радует. Но у Анкары нет большого поля для маневра. Ситуацию в Сирии подробно на прошлой неделе обсуждали президент Турции Р.Т.Эрдоган и руководитель спецслужбы МИТ Х.Фидан. По некоторым данным, последний получил серьезный нагоняй за «неудовлетворительную работу» на курдско-сирийском направлении. Это в общем-то логично, поскольку именно Х.Фидан был основным архитектором окончательно «умершего» сейчас процесса перемирия с РПК. Более того, последняя в настоящее время превращается в одну из ведущих сил в курдском движении, прежде всего за счет своего активного участия в боях против ИГ. И это было поставлено руководителю МИТ в вину. Другими словами, Р.Т.Эрдоган крайне недоволен тем фактом, что турецкие спецслужбы не в состоянии эффективно контролировать распределение поступающих от Запада и Ирана оружие среди воюющих против ИГ курдских отрядов. Именно «непопадание» его в руки бойцов РПК было основным условием со стороны Анкары для предоставления своей военно-логистической инфраструктуры для организации таких поставок.
Отметим при этом один важный момент. Если проанализировать ситуацию в борьбе с ИГ за последний месяц, то напрашивается определенный вывод о смещении  центра тяжести этого противостояния именно на сирийский вектор. Боевые действия в самом Ираке вошли в вялотекущую фазу при периодических воздушных налетах авиации стран НАТО. Об их эффективности надо говорить отдельно, но их ценность заключается прежде всего не в нанесении «непоправимого ущерба» ИГ, а в жестком посыле о том, что наступление на Багдад маловероятно в силу безусловного превосходства в воздухе. Единственным вариантом какой-либо боевой активности ИГ на этом направлении может быть только тайная инфильтрация их отрядов в суннитские районы столицы с последующим восстанием. С учетом сильного «перемешивания» суннитских и шиитских кварталов  в Багдаде такой сценарий минимизирует применение авиации и соответственно нивелирует один из главных козырей антитеррористической коалиции. Но это в настоящее время маловероятно, даже несмотря на то, что «пятая колонна» ИГ  работает в столичном регионе очень активно.
При этом упор на сирийском направлении ставит перед Россией ряд первоочередных задач. Мы уже сообщали о том, что в планах Анкары и Эр-Рияда находится максимальное насыщение вооруженного сегмента сирийской оппозиции лояльными им силами в лице прежде всего «перекрашенными» исламистами из просаудовской «Джабхат ан-нусра» и остатков Сирийской свободной армии (ССА). При этом самым серьезным образом рассматривается возможность организации воздушной поддержки этим подразделениям со стороны ВВС Турции и КСА. Собственно уже сейчас они регулярно совершают разведывательные полеты над сирийской территорией.  Как предполагается, этот сценарий начнет реализовываться сразу же после окончания подготовки отрядов «новой» сирийской оппозиции и стабилизации ситуации в районе Кобани.  Возможную оппозицию со стороны  «Партии демократического союза»  (филиала РПК) планируется минимизировать за счет насыщения этого региона отрядами пешмерга из Иракского Курдистана. Таким образом, речь идет о попытках саудитов и турок «под шумок» все-таки сместить режим Башара Асада. И вот именно с этой точки зрения Москве стоит крайне внимательно отнестись к попыткам Запада протащить в Совете Безопасности ООН очередной проект резолюции по борьбе с террористами в Сирии и Ираке. Обработка общественного мнения в этом отношении уже активно началась в зарубежных СМИ. При этом основным «тормозом» на пути принятия этой резолюции называют позицию Москвы и Пекина. Наряду с таким прессингом предлагается и «пряник» в виде публичных реверансов со стороны официальных лиц ЕС, которые все чаще заявляют о необходимости привлечения России в качестве полноправного участника антитеррористической коалиции. Здесь важно «не купиться» на эти комплементы и предоставить Западу возможность самому решать созданные им же самим проблемы.
Совершенно очевидно, что в общем-то сейчас мы становимся  свидетелями попыток повторить «ливийский вариант» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это диктует необходимость очень тщательно подходить к анализу проектов данных резолюций, которые сейчас активно вбрасываются западными странами в ООН. В этой связи необходимо жестко избегать любых вариантов (даже косвенных), которые позволили бы установления неких аналогов «бесполетных зон» над сирийской территорией, так как без этого условия какая-либо реальная реализация планов саудовцев и турок в Сирии  представляются маловероятными.

 

51.4MB | MySQL:106 | 1,216sec