Военно-политическая обстановка в Ираке (октябрь 2014 года)

Военно-политическая обстановка в Ираке в октябре 2014 года продолжала оставаться очень сложной и напряженной. Правительственные войска, курдские силы пешмерга и отряды шиитских добровольцев при активной поддержке авиации США и их западных союзников по антитеррористической коалиции вели боевые действия против вооруженных формирований исламистской экстремистской организации «Исламское государство» (ИГ), поддерживающих её отрядов части местных суннитских племен и бывших членов партии Баас, в том числе военных. В октябре было завершено формирование нового коалиционного правительства Ирака, в том числе были назначены министры обороны и внутренних дел. Серьезные разногласия сохраняются между федеральным правительством в Багдаде и властями курдской автономии в Эрбиле. В минувшем месяце внешнеполитическая деятельность руководства Ирака и иракской курдской автономии по-прежнему характеризовалась высокой активностью. При этом большое внимание уделялось отношениям с соседними государствами, особенно с Ираном. Багдад и Эрбиль продолжали прилагать значительные усилия для получения зарубежной политической поддержки и материальной помощи, в первую очередь военно-технической и военной.

Положение дел в сфере безопасности в Ираке в минувшем месяце характеризовалось повышенной сложностью и напряженностью. Военные действия различной степени интенсивности продолжаются в северных, центральных, восточных и, отчасти, в южных провинциях страны. При этом в октябре основные военные события, как прежде, происходили на севере и западе Ирака. Сохраняется высокий уровень террористической активности боевиков экстремистских группировок, прежде всего, ИГ.

В октябре на севере Ирака курдские силы пешмерга при участии иракской армии и поддержке авиации США медленно выдавливали боевиков ИГ из захваченных ими в июне с. г. территорий в сторону Мосула и иракско-сирийской границы. В ходе боев от противника были освобождены города Зумар в провинции Найнава в 60 км северо-западнее Мосула и Ар-Рабиа недалеко от границы с Сирией, а также большое число сельских населенных пунктов в провинции Найнава. Силы пешмерга стремятся перерезать несколько ключевых транзитных маршрутов «Исламского государства» из баз боевиков в Сирии в Мосул. В конце минувшего месяца курдские части смогли установить контроль над тремя важными дорогами в районе Мосула: из Ар-Рабиа в Сирию, из Ар-Рабиа в Талль-Афар и дорогу Талль-Афар — Синджар — Мосул.

В то же время противник постоянно контратаковал, пытаясь остановить продвижение сил пешмерга. Так, крупные контратаки боевиков ИГ имели место в районе Ар-Рабиа и к западу от Киркука. Исламистские боевики продолжали наступать на горный район Синдажар на западе провинции Найнава, где в месте с силами пешмерга воюют отряды ополченцев курдов-езидов («Силы охраны Синджара»).

Курдские военные считают, что медленные темпы наступления сил пешмерга связаны с тем, что курдские бойцы, привыкшие действовать в горах, воюют «с жестоким и закаленным в боях противником», умеющим вести боевые действия в пустынной местности и в городских условиях.

Президент иракской курдской автономии М. Барзани попросил международную коалицию помочь сирийским курдам, защищающим от боевиков ИГ город Кобани (Айн-аль-Араб) на севере Сирии у границы с Турцией. Иракские курды, по его словам, внимательно следят за ситуацией в Сирии и особенно в Кобани. Барзани 10 октября приказал курдским властям открыть главный пограничный переход между Иракским Курдистаном и Турцией – «Ибрагим Халиль», по которому могут пройти беженцы из Кобани, находящиеся в Турции. Отметим, что американское военное командование координируют свои авиаудары по позициям боевиков ИГ в районе Кобани через Министерство пешмерга Иракского Курдистана.

Правительство Иракского Курдистана оказало и прямую военную помощь Отрядам народной самообороны (ОНС), защищающим Кобани. 22 октября курдский региональный парламент проголосовал за отправку вооруженных формирований пешмерга в Сирию. 31 октября в Кобани прибыли подразделения пешмерга численностью в 150 человек с вооружением, включая артиллерию, и техникой. Также были доставлены оружие, боеприпасы и медикаменты защитникам города. Прибывшие бойцы пешмерга сразу же вступили в бой с отрядами ИГ. М. Барзани выразил удовлетворение тем, что Турция позволила бойцам пешмерга пройти через свою территорию из Ирака в Сирию. При этом он сообщил: «Мы готовы перебросить дополнительные вооруженные отряды в Кобани, если потребуется».

Следует подчеркнуть, что решение об оказании непосредственной военной помощи защитникам Кобани далось руководству Иракского Курдистана нелегко. Ведь воюющие в этом городе ополченцы ОНС являются вооруженным крылом Партии демократического союза – сирийского ответвления Рабочей партии Курдистана и главным политическим соперником местных курдских партий, поддерживающих Демократическую партию Курдистана, лидером которой является М. Барзани. Тем не менее, 22 октября на встрече в Дохуке (Иракский Курдистан) при посредничестве Барзани сирийские курдские партии договорились «отложить в сторону свои разногласия и сотрудничать в военном и политическом плане в целях борьбы с «Исламским государством»».

20 октября министр обороны Ирака Х. аль-Обейди заявил, что власти курдской автономии должны передать в руки иракских силовиков скрывающихся в регионе «преступников, которые были обвинены в террористических актах федеральным правительством, чтобы они могли предстать перед судом. Силы безопасности Курдистана и иракская полиция должна арестовать всех тех преступников, кто угрожает безопасности и стабильности Курдистана и Ирака». По имеющейся информации, за последние два года, спасаясь от преследований властей, некоторые иракские суннитские лидеры перебрались на территорию Иракского Курдистана, что вызвало недовольство в Багдаде.

На всем протяжении октября части иракской армии и отряды шиитских ополченцев вели бои в районе города и крупнейшего в Ираке нефтеперерабатывающего завода в Байджи (провинция Салах-эд-Дин), пытаясь выбить противника из этого района. Также бои велись в районе административного центра провинции города Тикрит. В итоге армии и ополченцам удалось освободить от боевиков целый ряд небольших населенных пунктов в этой провинции. Отметим, что заметную помощь правительственным силам и шиитским ополченцам оказывают в этом регионе отряды местных суннитских племен.

В районе Байджи американские военно-транспортные самолеты по просьбе иракского командования произвели в октябре многократные сбросы с воздуха продовольствия, воды и боеприпасов для действующих здесь военных и сил безопасности.

По информации СМИ, в середине октября в провинции Салах-эд-Дин произошли столкновения между шиитскими ополченцами из «Организации Бадр» и отрядами пешмерга.

Активные боевые действия велись к западу от Багдада. Председатель Комитета начальников штабов (КНШ) ВС США генерал М. Демпси 15 октября заявил, что антитеррористическая коалиция под руководством Вашингтона не допустит взятия столицы Ирака боевиками ИГ. По оценке генерала, иракские войска смогли «установить достаточно серьезный защитный периметр вокруг Багдада». Эта линия обороны, как отметил Демпси, является «очень плотной и глубокой».

Премьер-министр Ирака Х. аль-Абади заявил 16 октября, что в настоящее время «Багдад безопаснее, чем это было прежде». Вокруг столицы созданы новые оборонительные линии и увеличено число блокпостов. По информации СМИ, группировка иракской армии и сил безопасности в районе Багдада насчитывает примерно 60 тыс. человек.

22 октября посольство США в Ираке, расположенное в «зеленой зоне» и сама зона в центре Багдада, подверглось ракетному и минометному обстрелу.

Сложная обстановка сложилась в провинции Дияла северо-восточней Багдада и в районе города Самарра к северу от столицы, где боевики ИГ и их союзники пытаются продвинуться к Багдаду.

25 октября иракская армия и шиитские ополченцы после длительных и упорных боев заняли город Джурф-ас-Сакр в 60 км юго-западнее Багдада. Это успех, как считают местные военные наблюдатели, не позволит суннитским боевикам блокировать столицу с юго-запада и срывает их планы проникновения в преимущественно шиитские районы на юге Ирака. В то же время правительственные войска получили еще одну коммуникацию, связывающую их с частями, действующими в западной провинции Анбар.

Сообщается, что в боях в районе Джурф ас-Сакр впервые в Ираке были применены новые иранские тактические ракетные комплексы «Кахер». Пуски ракет осуществлялись под руководством инструкторов из Ирана. Ракета «Кахер» имеет боевую часть весом в 750 кг. При этом конструкция самой ракеты и пусковой установки «не отличается технологическими сложностями, что позволяет в кратчайшие сроки подготовить расчеты боевых машин». Подобные комплексы ранее применялись войсками Б. Асада в Сирии, «где они заслужили признание военных за свою простоту и мощность».

Боевые действия продолжаются к югу и юго-западу от Багдада. Здесь в минувшем месяце иракская армия освободила от боевиков несколько населенных пунктов.

Наиболее сложная военная обстановка сохраняется в западной провинции Анбар. В различных частях региона, в том числе в административном центре Анбара городе Рамади, идут бои правительственных войск при участии отрядов некоторых местных суннитских племен с боевиками ИГ и их союзников, то же из числа местных суннитских племен. В минувшем месяце боевики и их союзники захватили ряд важных населенных пунктов и военных объектов, приблизившись к Багдаду с запада на расстояние до 40 километров. Отмечается, что поддержка, оказываемая правительственным силам авиацией США и их союзников, не оказывает эффективного воздействия на ситуацию в регионе. По состоянию на конец октября, противники багдадского правительства контролировали около 70% территории провинции Анбар, в том числе большую часть долины реки Евфрат.

В настоящее время в регионе находится группировка правительственной армии численностью в 53 тыс. человек. Большая часть войск размещена на нескольких крупных военных базах. Численность боевиков и их союзников оценивается в «несколько десятков тысяч человек».

Совет племен Анбара, сотрудничающий с багдадскими властями, выразил недовольство действиями иракской армии и сил безопасности. Он потребовал от правительства снять со своего поста командующего Оперативным командованием Анбар генерала Р. Флейхи, которого обвинили в неспособности организовать отпор боевикам ИГ и остановить их продвижение, что привело к большим людским потерям и захвату противников оружия, военной техники и различных припасов. Суннитские вожди также потребовали от правительства оснастить местные племенные формирования необходимым вооружением для борьбы с боевиками «Исламского государства». Речь идет о «пулеметах, снайперских винтовках, реактивных гранатометах и танках». Племенной совет обвинил Багдад в том, что правительство «забыло Анбар», в то время как «каждый знает, что Анбар является главным инкубатором «Исламского государства» и его экспансия в другие иракские регионы началась отсюда». 10 октября власти провинции потребовали от центрального правительства обеспечить ввод иностранных войск в Анбар для противостояния боевикам ИГ.

28 ноября премьер-министр Ирака Х. аль-Абади во время своего визита в Иорданию имел встречу с рядом вождей суннитских племен провинции Анбар, находящихся в эмиграции в соседней стране. В ходе этой встречи Х. аль-Абади сообщил о намерении правительства создать «добровольческие силы» в провинции для борьбы с боевиками ИГ и их союзниками. Численность этих сил должна составить примерно 30 тыс. человек из числа «как шиитов, так и суннитов».

Сообщается, что в октябре около 100 военных специалистов из США прибыли на военную базу в Хаббанию в провинции Анбар. Они займутся подготовкой сил полиции и бойцов местных племен ведению боевых действий в городских условиях, а также они будут давать консультации.

По поступающей информации, в конце октября правительственной армии и силам безопасности в провинции Анбар удалось в некоторой степени улучшить обстановку, закрепить свои позиции в регионе. Тем не менее, морально-психологическое состояние находящихся здесь солдат и офицеров остается на низком уровне, а уровень командования войсками — в целом неудовлетворительным.

В прошедшем месяце активно продолжала действовать авиация иракских правительственных войск. Наиболее часто удары с воздуха, как и прежде, наносились по живой силе и различным объектам противника в провинциях Анбар и Найнава. В то же время в докладе ООН, опубликованном в начале октября, отмечается, что бомбардировки позиций боевиков-суннитов, проведенные иракской авиацией, привели к «значительным жертвам среди гражданского населения». В нарушение международного права удары наносились, в том числе по деревням, школам и больницам.

В октябре зоны боев существенным образом не изменились. По состоянию на конец минувшего месяца бои продолжались на севере Ирака в провинциях Найнава (административный центр Мосул), Ат-Таамим (Киркук) и Салах-эд-Дин (Тикрит), главным образом в районе городов Байджи, Зумар, Мосул, Мосульской ГЭС, Ар-Рабиа, Тикрит. На востоке в провинции Дияла — в районе городов Баакуба и Джалаула. На западе в провинции Анбар — в районе городов Рамади, Эль-Фаллуджа и Эль-Хадита. На подступах к Багдаду бои ведутся в районе городов Самарра, Эль-Юсифия, Балад и Машхада. Бои идут также в северных районах провинции Бабиль к югу от столицы в районе Джурф-ас-Сакр.

Заметную, а на некоторых участках очень важную роль в боевых действиях против боевиков ИГ играет боевая авиация США и их западных союзников. В октябре авиация международной антитеррористической коалиции продолжала наносить удары преимущественно по живой силе боевиков, учебно-тренировочным лагерям, артиллерийским позициям, бронетехнике и командным пунктам. Удары наносились главным образом по району Мосульской ГЭС, вблизи городов Байджи и Киркук, по различным целям в провинции Анбар. Всего с 8 августа по 1 ноября авиация США и их западных союзников нанесла по боевикам «Исламского государства» в Ираке 407 ударов.

В Ираке в октябре участие в боевых действиях принимали боевые самолеты США, Великобритании, Франции, Австралии, Дании, Бельгии и Нидерландов.

В октябре США стали использовать боевые вертолеты АН-64 «Апач» для нанесения ударов по боевикам ИГ. Так, 12 октября генерал М. Демпси сообщил, что Пентагон задействовал вертолеты «Апач», чтобы отразить нападение боевиков «Исламского государства» на багдадский аэропорт.

Сообщается, что США приступили к созданию военной базы в Иракском Курдистане на военном аэродроме Харир в 50 км к северу от города Эрбиль.

В минувшем месяце первые боевые вылеты в небе Ирака совершили истребители F-16 ВВС Бельгии, Нидерландов и Австралии. В Кувейт прибыли шесть канадских истребителей CF-18, которые начали участвовать в боевых действиях в начале ноября. Великобритания отправила в Ирак вооруженные беспилотные летательные аппараты.

Глава Объединенного центрального командования ВС США генерал Л. Остин считает, что удары авиации союзников в Ираке оказали помощь правительственной армии и курдским силам пешмерга, «усилили их позиции».

В то же время кувейтские военные обозреватели  констатируют: «Нанесены удары по командным и контрольным целям, по районам сбора сил, собираются данные для банка целей. Все это кажется естественным. Но характер атак как бы сигнализирует «Исламскому государству» – американцы устанавливают джихадистам «красные линии» – направления, по которым им запрещено продвигаться. Речь идет о наступлении на Эрбиль, районе дамбы Мосула и Багдаде. Эти атаки более напоминают попытку подстричь когти ИГ, вместо того, чтобы разгромить и уничтожить организацию. Все это порождает вопросы об истинных целях кампании». Просматривается, что «есть желание сохранить «минимальный», на грани коллапса, Ирак и есть желание максимально опустошить ресурсы «Исламского государства». Ираку так и не поставлены американские F-16 и вертолеты «Апач», несмотря на то, что они давно оплачены».

18 октября премьер-министр Ирака Х. аль-Абади сообщил, что «правительство разрешило пролет самолетов коалиции вдоль южной границы (Ирака, — В. Ю.), вдали от городов, в Сирию. Отказано в разрешении на пролет военно-воздушным силам Объединенных Арабских Эмиратов».

Правительство Ирака прилагает усилия по восстановлению армии и повышению ее боеспособности с целью достижения успехов в противостоянии с вооруженными противниками режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих.

В Багдаде рассчитывают на увеличение иностранной военной помощи, в том числе поставками оружия и направлением в Ирак военных советников и инструкторов. При этом иракское руководство продолжает отвергать возможность размещения на территории страны иностранных войск для участия в военных действиях против боевиков ИГ. Так, министр иностранных дел Ирака И. аль-Джаафари заявил: «Вопрос о введении войск обсуждался неоднократно, и мы были очень откровенны и четко заявили, что категорически выступаем против введения иностранных войск на нашу территорию, так как это может вызвать оправданный страх и озабоченность среди населения Ирака. … Да, мы просили о помощи, но она касалась обеспечения воздушного прикрытия. У Ирака нет недостатка в военных, однако для обеспечения равновесия противодействующих сил в этой исключительной обстановке мы нуждались в международной поддержке. Мы не просили вводить войска, напротив, мы выступали против этого». Глава правительства Х. аль-Абади неоднократно заявлял, что Ирак «не нуждается в иностранных сухопутных войсках», но стране требуется «поддержка с воздуха», помощь в обучении военнослужащих и оружие.

Курдский лидер М. Барзани также считает, что «Курдистан не нуждается в иностранных наземных силах. Наши силы пешмерга продолжат борьбу против боевиков «Исламского государства». Лучшая стратегия – предоставить пешмерга тяжелое оружие и обучение».

Боеспособность иракских вооруженных сил и других силовых структур, несмотря на принимаемые правительством меры, продолжает оставаться на низком уровне. Так, по оценке американцев, иракская армия в настоящее время в основном небоеспособна и не имеет потенциала для проведения серьезных наступательных операций. В ней отсутствует необходимое взаимодействие между родами войск, частями и соединениями, имеются серьезные проблемы с их централизованным управлением. Иракская армия также не в состоянии преодолеть религиозные разногласия, «чтобы воевать вместе». Кроме того, только 24 из 50 бригад правительственных войск остаются боеспособными, остальные нуждаются «в расформировании, переобучении и вооружении».

Как считают в Пентагоне, иракским вооруженным силам для проведения сухопутных операций против боевиков ИГ, требуется подготовка, которая «займет месяцы». Американские военные специалисты подсчитали, что время, необходимое для подготовки иракской армии, будет зависеть от многих факторов, часто независимых от самой армии, таких как направление политики властей в Багдаде или погода. «Это не произойдет быстро. Но мы не считаем, что их подготовка к проведению контрнаступления займет год», возможно «понадобится несколько месяцев». Это контрнаступление потребует также формирования и обучения трех новых воинских соединений (более 20 тысяч военнослужащих).

По оценке американских военных, Ирак нуждается в большем числе зарубежных военных советников и инструкторов. Председатель КНШ ВС США генерал М. Демпси не исключает возможного расширения американской «советническо-обучающей» миссии в Ираке. На сегодняшний день военные советники и инструкторы из США находятся в районе Багдада, Эрбиля и, частично, в провинции Анбар. Рассматриваются пути оказания советнической помощи вооруженным формированиям племен. Конечной целью предоставления помощи американцы видят в восстановлении наступательного потенциала иракской армии. При этом особое внимание, по мнению Демпси, следует уделять оказанию содействия в вопросах планирования и повышения исполнительской дисциплины. Американский генерал считает, что, иракским военным «требуется больше тренировок». Кроме того, необходимо обратить внимание на формирование в стране Национальной гвардии, что планируется сделать в течение 2015 года.

Особую озабоченность у американцев вызывает состояние дел в Национальной разведывательной службе Ирака, сотрудники которой в своей подавляющей массе малокомпетентны и набирались по конфессиональному признаку из числа членов шиитских группировок типа «Армии Махди». В этой связи в ЦРУ США настаивают на скорейшей отставке главы иракской разведки З. Шарбауи.

Новый министр обороны Ирака Х. аль-Обейди обещает провести в армии необходимые изменения, чтобы она превратилась в профессиональные вооруженные силы.

В последнее время в командных структурах иракской армии произошли значительные изменения. Так, заменены командующие войсками в провинциях Бабиль (Вавилон), Салах-эд-Дин и в некоторых других местах. Отмечается улучшение взаимодействия между регулярной армией и «национальными мобилизационными силами» (ополчением). «Более дисциплинированными стали племенные силы, которые в настоящее время следуют приказам военного командования». Особо отмечается, что после назначения Х. аль-Абади на пост главы правительства «просматривается значительное улучшение взаимодействия с местными суннитскими племенами в борьбе против ИГ». Тем не менее, вооруженные силы Ирака способны проводить только операции «небольшого масштаба» против боевиков ИГ.

Власти Ирака и союзные им вооруженные группировки нарушали нормы международного права при ведении военной операции против боевиков ИГ; их действия привели к жертвам среди гражданского населения, отмечается в специальном докладе ООН.

В минувшем месяце Соединенные Штаты продолжали наращивать свое военное присутствие в Ираке. В настоящее время на иракской территории находятся примерно 1400 американских военнослужащих, из которых 800 человек задействованы в охране диппредставительств США в Багдаде и Эрбиле, а 600 человек находятся в совместных с вооруженными силами Ирака и курдскими силами пешмерга оперативных центрах в Багдаде и Эрбиле, а также работают советниками в иракской армии. По заявлению главы Пентагона Ч. Хейли, в скором времени в Багдад прибудут 216 военнослужащих штаба 1-й пехотной дивизии Армии США, которые станут координировать действия всех американских военных в Ираке. Вместе с тем, госсекретарь США Дж. Керри заявил 12 октября, что воевать против «Исламского государства» должны сами иракцы.

Американские военные присвоили военной операции в Ираке и Сирии против боевиков «Исламского государства» название «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve).

29 октября президент Иракского Курдистана М. Барзани встретился в Эрбиле с командующим ОЦК ВС США генералом Л. Остином. Обсуждались вопросы укрепления курдских сил пешмерга и ситуация в районе города Кобани.

Госдепартамент США 20 октября одобрил продажу Ираку до 46 тыс. снарядов различных типов для танков М1А1 «Абрамс», а также сопутствующего оборудования, запчастей и предоставление логистической поддержки на общую сумму в 600 млн долларов.

В целом администрация США не собирается вносить изменения в свою стратегию борьбы с ИГ, так как считает, что она «приносит искомые результаты». Тем не менее, речь идет о «долгой борьбе». Так, глава Пентагона Ч. Хейгел заявил, что США пока не представляет, сколько времени может занять борьба с ИГ в Ираке. В Вашингтоне считают, что «невозможно судить о полном успехе кампании всего через три месяца». Соединенные Штаты заявили, что их задачей является «сломить оккупацию» ИГ в северных и западных провинциях Ирака, «восстановить иракскую власть в Мосуле и других населенных пунктах, освободить основные дороги страны и границы с Сирией к концу 2015 года». При этом, как считает генерал М. Демпси, коалиция «находится на правильном пути», однако признал, что одни лишь авиаудары не смогут нанести поражение «Исламскому государству».

В то же время, по мнению независимых американских военных экспертов, «стратегия по сдерживанию или уничтожению «Исламского государства» не принесла результатов, и нет оснований полагать, что принесет. Она эффективна против неподвижных целей. ИГ же не похоже на это». «Исламское государство» «не является армией, которая опирается на промышленную базу в виде военных предприятий. Исламисты «используют танки и артиллерию, исходя из ситуации, а не в качестве основы своих операций. Боевики ИГ действуют в пешем порядке, проводя целенаправленные убийства ключевых фигур и устанавливая контроль над территорией. Вы не можете нанести авиаудары, способные прекратить такие операции».

В Ираке находятся 26 канадских военнослужащих, миссией которых является подготовка курдских сил пешмерга в борьбе с боевиками ИГ. Ранее число инструкторов составляло 69 человек, но их число сократили в связи «со снижением необходимости». Обучением военнослужащих пешмерга занимаются также 12 британских военных.

Австралия планирует перебросить в Ирак подразделение спецназа (до 200 человек), которое будет готовить иракских военных.

Германия рассматривает возможность создания центра боевой подготовки для курдских сил пешмерга в Эрбиле. Не исключается и увеличение числа немецких офицеров в иракских штабах, которые руководят операциями против боевиков ИГ. При этом уточняется, что военнослужащие бундесвера не будут участвовать в непосредственном планировании авианалетов на позиции боевиков. В настоящее время в Ираке находятся 13 немецких военнослужащих, которые обучают местных военных обращению с поставленным из ФРГ оружием. Министр иностранных дел ФРГ Ф.-В. Штайнмайер исключил возможность участия вооруженных сил страны в борьбе против ИГ. 31 октября в Ирак вылетела экспертная группа правительства Германии, чтобы на месте оценить возможности участия бундесвера в боевой подготовке курдских сил пешмерга.

Испания направит в Ирак на срок до двух месяцев 300 военных инструкторов, которые примут участие в подготовке иракской армии. Они будут обучать местных военнослужащих разминированию, а также проведению спецопераций.

Норвегия направит в Ирак 120 военных инструкторов, которые в течение года будут участвовать в подготовке местных военнослужащих.

27 октября представители США и возглавляемой ими международной коалиции, противостоящей ИГ, провели совещание в Эрбиле, на котором обсудили планы борьбы с экстремистами. Встреча состоялась в присутствии курдского министра по делам пешмерга. В работе совещания помимо США приняли участие представители Великобритании, Франции, Германии, Италии, Канады и Австралии. В ходе встречи обсуждались также вопросы подготовки сил пешмерга.

В октябре Ирак посетил командующий пограничными войсками Ирана генерал К. Резаи. В Багдаде он обсудил вопросы безопасности региона с главой иракского МИДа И. аль-Джаафари, а также принял участие в четвертом совместном совещании командования погранвойск Ирана и Ирака. Генерал Резаи отметил положительную динамику сотрудничества между двумя странами в вопросах безопасности, в частности на совместной границе, призвав иракскую сторону к активизации взаимодействия в данной сфере.

В Москве считают успешным развитие военно-технического сотрудничества с Ираком. Новое правительство страны уже заверило российскую сторону, что обеспечит преемственность курса на развитие отношений, в том числе и в этой сфере, заявил спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку, заместитель главы российского МИДа М. Богданов. Он сообщил, что «Абади подтвердил, что будет обеспечена преемственность курса Багдада на всемерное развитие отношений и взаимовыгодное равноправное сотрудничество по различным направлениям — торгово-экономическому, инвестиционному, гуманитарному и, разумеется, военно-техническому».

25 октября министр иностранных дел России С. Лавров сообщил, что между Москвой и Багдадом «не было и договоренности, что мы будем направлять своих инструкторов готовить армию Ирака».

Министерство обороны Ирака 30 октября сообщило, что первые три ударных вертолета МИ-28 введены в строй и в скором времени примут участие в боевых действиях.

В Ираке увеличивается присутствие в городах и других населенных пунктах боевиков вооруженных шиитских милиций. Местные политические наблюдатели считают, что это является частью политики властей по мобилизации усилий для борьбы с ИГ и его союзниками. Также отмечается, что «Иран обеспечивает материальную и моральную поддержку этим милициям в борьбе с ИГ, в то время как иракские военные проигрывали конфронтацию» с экстремистами. Одновременно подчеркивается, что деятельность шиитских милиций угрожает авторитету властей, представляет потенциальную угрозу иракскому государству, его безопасности и стабильности. Только в Багдаде действует не менее 12 милиций, принадлежащих различным шиитским группировкам. Причем все они не контролируются иракским правительством. Часть боевиков шиитских милиций связана с криминальными элементами.

Новый министр внутренних дел Ирака М. аль-Габбан является видным шиитским политиком, принадлежащим к «Организации Бадр». Напомним, что многие члены этой организации входили в состав «эскадронов смерти» в период резкой эскалации шиитско-суннитского конфликта в Ираке в 2006-2007 годах.

В докладе Совета Безопасности ООН говорится, что около 15 тыс. человек из 80 стран мира уехали в Сирию и Ирак, чтобы вступить в ряды «Исламского государства» и других радикальных террористических организаций.

Американское военное командование считает, что тактика боевиков ИГ становится все более совершенной. Это существенно усложняет антитеррористическую операцию в зоне конфликта. По словам генерала М. Демпси, исламисты стали действовать осторожнее – изменив тактику, они нашли способы «слиться» с гражданским населением, а также начали использовать современные технологии в своих целях. «Они становятся более информированными с использованием электронных устройств. Они больше не используют флаги и не передвигаются большими конвоями. Они не устанавливают штабы, которые можно заметить и распознать».

В октябре боевиков ИГ вновь обвинили в использовании химического оружия в Ираке. Так, 24 октября  в государственную больницу в 80 км к северу от Багдада были доставлены 11 полицейских, которым поставили диагноз «отравление газообразным хлором».

В начале октября ООН опубликовала доклад, в котором боевики ИГ обвиняются в массовых казнях, похищениях женщин и девочек с целью обращения в сексуальное рабство, а также используют детей в качестве участников боевых действий. «Действия «Исламского государства» и связанных с ним вооруженных группировок ужасающи и могут быть приравнены к военным преступлениям и к преступлениям против человечества». Жестокому преследованию со стороны исламистов подвергаются христиане, езиды и мусульмане-шииты. Особо суровому обращению подвергаются женщины. Боевики убивают женщин-врачей, адвокатов и представительниц других профессий. Захваченных в плен девушек переправляют в Сирию в качестве награды отличившимся боевикам или обращают в сексуальное рабство. Боевики ИГ используют мирных жителей в качестве «живого щита», чтобы остановить наступление иракских военных.

В последние дни октября была опубликована информация о массовых убийствах боевиками «Исламского государства» членов суннитских племен в провинции Анбар. Общее число жертв превысило 320 человек. В их числе много женщин и детей.

По данным иракских властей, боевики ИГ удерживают под контролем не менее семи месторождений с общей добывающей мощностью до 80 тыс. баррелей в день. Контролируемый ИГ «черный рынок» по сбыту нефти успешно функционирует в условиях налетов авиации западной коалиции и обеспечивает основное финансирование деятельности экстремистов. Нефть из захваченных боевиками иракских месторождений контрабандным путем поступает в Иран, Турцию и Сирию, но основным ее рынком сбыта, как считают местные специалисты, все же остается Ирак.

В прошедшем месяце в различных районах Ирака было совершено большое число терактов. Наиболее крупные из них с многочисленными человеческими жертвами имели место 1, 2, 7, 8, 10, 11, 12. 13, 14, 16, 17, 19, 20, 21, 22, 27 и 31 октября. Большая часть терактов произошла в Багдаде и его окрестностях, причем наиболее часто в районах с преобладающим шиитским населением.

Высоким остается уровень потерь среди гражданского населения Ирака, военнослужащих правительственной армии и представителей других силовых структур. Так, по информации Миссии ООН по оказанию содействия Ираку (МООНСИ), в октябре в Ираке погибли 1273 человека (в сентябре – 1119 человек), в том числе 856 мирных жителя и 417 военнослужащих и сотрудников полиции (в сентябре 854 мирных жителя и 265 военнослужащих и сотрудников полиции). Ранения получили свыше 2000 человек (в сентябре – 1946 человек). В МООНСИ при этом отмечают, что в опубликованные цифры не включено число жертв из провинции Анбар, так как из местных медучреждений не поступает никакой информации на этот счет. Как и прежде, наибольшие людские потери имели место в Багдаде – 379 погибших (в сентябре – 252 погибших).

По информации иракских властей, в минувшем месяце в стране было убито 1725 человек, а 2300 человек получили ранения.

Наступление боевиков и их союзников, захват ими обширных территорий и крупных городов продолжает обострять в стране проблему перемещенных лиц. По данным ООН, общее число перемещенных лиц в Ираке составляет 1,81 млн человек. Главным образом это жители провинций Найнава и Анбар. Основным прибежищем для перемещенных лиц стал Иракский Курдистан, где обосновалось 47%  внутренних беженцев.

Иракское Министерство по правам человека заявило, что из-за нападений боевиков ИГ в Ираке с июня 2014 года пропали без вести 2398 граждан страны.

2,2 млн человек на территории Ирака, которая контролируется боевиками ИГ, нуждаются в срочной гуманитарной помощи, заявил глава управления ООН по координации гуманитарных вопросов Р. Халиков по итогам своего визита в Ирак. Эта помощь им оказывается, но не в полном объеме. По подсчетам ооновских специалистов, для этих целей уже к декабрю 2015 года необходимо 2,2 млрд долларов.

Таким образом, положение дел в сфере безопасности в Ираке в октябре 2014 года продолжало характеризоваться повышенной сложностью и напряженностью. Активные военные действия ведутся на значительной части территории страны. Высоким сохраняется уровень террористической активности экстремистов, преимущественно боевиков «Исламского государства».

Очень сложной остается внутриполитическая ситуация в Ираке. Серьезные противоречия между ведущими иракскими политическими силами страны препятствуют урегулированию глубокого и затяжного политического кризиса в стране.

В октябре завершилось формирование нового правительства Ирака. Палата представителей (парламент) 18 октября утвердила кандидатуры на посты министров обороны и внутренних дел. Главой военного ведомства стал представитель суннитской общины Х. аль-Обейди – бывший офицер иракских ВВС во времена С. Хусейна. Обейди является доверенным лицом губернатора провинции Найнава А. ан-Нуджаифи, брата вице-президента Ирака У. ан-Нуджаифи. Министром внутренних дел стал шиит М. аль-Габбан. Назначение Габбана на пост главы МВД, как считают местные эксперты, усилит влияние шиитских милиций и Ирана на силовые структуры Ирака.

Одним из вице-премьеров в правительстве был назначен Р. Шавис (курд). Пост министра финансов получил Х. Зибари (курд), ранее возглавлявший иракский МИД. Кроме того, Б. Нури (курдка) заняла пост министра по делам женщин.

Ранее, 15 октября иракские курдские партии договорились об отправке своих министров в Багдад для участия в работе нового правительства Ирака. В коалиционном кабинете два поста (вице-премьера и министра финансов) были отданы членам Демократической партии Курдистана — крупнейшей курдской партии. Другие партии курдской автономии получили посты министров культуры, по делам женщин и иммиграции.

20 октября духовный лидер иракских шиитов А. ас-Систани впервые за четыре года принял в своей резиденции в священном для шиитов городе Эн-Наджаф политическое руководство Ирака. Делегацию возглавил премьер-министр Х. аль-Абади. Сообщается, что «ас-Систани приветствовал и благословил формирование нового правительства» Ирака и поддержал его в том, что иностранные войска не должны принимать участие в наземной операции против боевиков ИГ. Напомним, что влиятельный шиитский проповедник отказывался принимать у себя прежнее руководство страны в знак протеста против проводившегося им политического курса, а в случае с Х. аль-Абади он сразу объявил о его поддержке.

В октябре руководство иракской курдской автономии продолжало курс на всемерное усиление самостоятельности региона (в том числе экономической) с перспективой провозглашения независимого курдского государства на контролируемых территориях Северного Ирака. Так, 11 октября президент Иракского Курдистана М. Барзани вновь подтвердил: «Мы не откажемся от мысли провести референдум по вопросу независимости Курдистана и провинции Киркук». Он отметил, что в настоящее время борьба с ИГ является приоритетным вопросом. «Однако будет обязательно проведен референдум по независимости Курдистана». Вместе с тем, по словам Барзани, на данном этапе курдская автономия сотрудничает с правительством Багдада и администрацией Х. аль-Абади.

Госсекретарь США Дж. Керри полагает, что еще не пришло время для признания Иракского Курдистана в качестве независимого государства. В этой связи Керри отметил: «Нет, сейчас не время. Точно не время по многим причинам». Госсекретарь пояснил, что «нужно решать одну проблем за другой. Я думаю, Барзани это понимает».

На сегодняшний день в Иракском Курдистане работают 2955 иностранных компаний: 1329 турецких, 157 ливанских, 155 из ОАЭ, 125 из Великобритании, 117 из США и 81 из Германии. Курдская автономия богата природными ресурсами, и многие иностранные нефтяные компании вложились в местный нефтегазовый сектор. Кроме того, иностранный бизнес присутствует в строительстве, образовании, здравоохранении, торговле и туризме.

Курдское региональное правительство планирует увеличить мощность экспортного нефтепровода в турецкий порт Джейхан с 280 до 700 тыс. баррелей в сутки.

Ирак снизил отпускные цены на нефть в ноябре для европейских и азиатских покупателей, последовав примеру других стран-членов ОПЕК.

Таким образом, в октябре 2014 года внутриполитическая обстановка в Ираке продолжала оставаться очень сложной. Серьезные противоречия между ведущими политическими силами страны по-прежнему остаются препятствием на пути преодоления затянувшегося политического кризиса.

В октябре 2014 года иракское правительство в своей внешнеполитической деятельности большое внимание уделяло отношениям с соседними государствами. Также был продолжен курс на получение зарубежной политической поддержки и разнообразной материальной помощи, главным образом военно-технической и военной, необходимой для противостояния боевикам «Исламского государства» и другим вооруженным экстремистским группировкам.

19 октября глава иракского правительства Х. аль-Абади заявил, что его страна получает недостаточно помощи от мирового сообщества. По мнению Х. аль-Абади, «мировое сообщество игнорировало распространение «Исламского государства», однако сейчас оно осознало масштабы трагедии и вступило в борьбу с группировкой». Он посетовал, что «уровень оказываемой поддержки не соответствует нашим ожиданиям». Тем не менее, «весь мир стоит на стороне Ирака в борьбе с терроризмом».

Премьер-министр Ирака Х. аль-Абади 21 октября во главе правительственной делегации посетил с визитом Иран. Это был его первый зарубежный визит после занятия поста главы правительства. В Тегеране Х. аль-Абади был принят Верховным лидером ИРИ А. Хаменеи и провел переговоры с президентом Ирана Х. Роухани. Иранские руководители заверили Х. аль-Абади в неизменности полной поддержки Ирака, в том числе в борьбе против «Исламского государства». Иран продолжит направлять в соседнюю страну своих военных советников и оружие. А. Хаменеи, в частности, заявил, что Иран рассматривает безопасность Ирака, как свою собственную безопасность. По итогам визита «стороны выразили готовность поддерживать отношения на всех уровнях — политическом, экономическом, в области коммерции, и в плане поддержания безопасности». Особо было подчеркнуто, что «в стратегическом отношении сотрудничество Багдада и Тегерана строится на основе взаимоуважения и учета интересов сторон». Президент ИРИ Х. Роухани подверг критике США за недостаточную помощь Ираку в борьбе с ИГ.  Со своей стороны, Х. аль-Абади отметил, что его первый зарубежный визит именно в Иран является свидетельством «глубины наших связей».

Ранее, 3 октября министр иностранных дел ИРИ Д. Зариф предупредил турецкие власти, что участие ВС Турции в военной операции против боевиков ИГ в Сирии и Ираке «может возыметь опасные последствия для всего региона.

В конце октября Х. аль-Абади посетил с визитом Иорданию, где провел переговоры с руководством соседней страны, в том числе с королем Абдаллой II. Была подчеркнута необходимость упрочения и развития двусторонних отношений в различных областях. В частности, Х. аль-Абади обсудил возможность предоставления Иорданией помощи иракским силам для освобождения от боевиков некоторых районов провинции Анбар. Большое внимание было уделено двусторонним торгово-экономическим отношениям, в том числе поставкам в Иорданию нефти и газа из Ирака.

13 октября Ирак с визитом посетил глава МИД Великобритании Ф. Хаммонд. На переговорах с премьер-министром Х. аль-Абади обсуждались вопросы борьбы с ИГ и укрепления национального единства в Ираке. При этом британский министр подчеркнул, что за наземную часть операции против боевиков «Исламского государства» должны отвечать только вооруженные силы Ирака.

В МИД России 17 октября заявили: «Твердо поддерживаем усилия иракского правительства, направленные на борьбу с терроризмом во всех его проявлениях. Необходимо выставить надежный заслон перед новыми попытками внести разлад между различными группами и слоями населения Ирака».

Россия направила в Ирак два самолета Ил-76 с грузом гуманитарной помощи: 21 октября в Багдад, а 23 октября в Эрбиль были доставлены продукты питания, передвижные электростанции, одеяла и десятиместные палатки. Общий вес помощи составил 77 тонн.

18 октября Совет Безопасности ООН осудил серию нападений в Ираке, совершенных боевиками ИГ, и призвал международное сообщество «нарастить и расширить» поддержку этой страны в борьбе с экстремистами.

Премьер-министр Ирака Х. аль-Абади 18 октября провел в Багдаде переговоры с министром иностранных дел Австралии Дж. Бишопом. Обсуждались вопросы борьбы с ИГ и ситуация в регионе. Бишоп сообщила, что Австралия не намерена принимать участия в сухопутных боевых действиях в Ираке, но направит подразделение спецназа борьбы с боевиками.

19 октября делегация Лиги арабских государств встретилась в Багдаде с руководством Ирака и выразила ему поддержку в борьбе с «Исламским государством» и терроризмом. Делегацию возглавил генеральный секретарь ЛАГ Н. аль-Араби. В ее состав входили также министры иностранных дел Кувейта шейх С. аль-Халед аль-Сабах и Мавритании А. У. Тегуеди.

В Ираке с обеспокоенностью встретили информацию из Саудовской Аравии о вынесении смертного приговора видному шиитскому оппозиционному лидеру КСА шейху Н. ан-Нимру. Глава иракского МИДа И. аль-Джаафари заявил, что Багдад начал переговоры с Эр-Риядом об отмене приговора. Президент Ирака Ф. Маасум принял решение ходатайствовать перед саудовскими властями об отмене смертного приговора шейху Н. ан-Нимру, причем такого вмешательства потребовал от него непосредственно духовный лидер иракских шиитов А. ас-Систани. Предполагается, что этот вопрос станет предметом обсуждения во время визита главы иракского государства в КСА, который запланирован на ближайшее время.

В минувшем месяце руководство иракской курдской автономии продолжало активную внешнеполитическую деятельность.

Премьер-министр Иракского Курдистана Н. Барзани 13 октября встретился в Эрбиле с министром иностранных дел Великобритании, Ф. Хаммондом, обсудив с ним военную и гуманитарную помощь курдской автономии и вопросы отношений курдских властей с центральным правительством Ирака.

Таким образом, в октябре 2014 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала характеризоваться повышенной сложностью и напряженностью. В различных районах страны продолжаются боевые действия правительственных войск, курдских сил пешмерга и шиитской милиции с вооруженными формированиями экстремистов из «Исламского государства» и его союзниками. Активно действует против боевиков ИГ авиация США и других стран НАТО. В целом же ни одна из противоборствующих в Ираке сторон пока не в состоянии добиться перелома в войне в свою пользу. Завершение формирование нового иракского правительства несколько смягчило остроту политического противостояния в стране, однако не устранило, да и не могло устранить его причины. Серьезные, принципиальные противоречия между основными политическими силами Ирака остаются не преодоленными, а жесткая борьба за власть между ними препятствует объединению для отпора угрозе со стороны исламистских экстремистов. Продолжается сепаратистский курс руководства курдской автономии.

51.21MB | MySQL:91 | 0,764sec