Судан-Катар: прорыв в двусторонних отношениях

Суданский министр обороны Абдель Рахим Хуссейн и его катарский коллега Хамад бен аль-Аттыя подписали 4 ноября с.г. в Дохе договор «о взаимодействии в военной сфере». Детали официально не раскрывались, но ряд экспертов указывают на то, что оно предусматривает «тренировки личного состава суданской армии, обмен между двумя армиями военными знаниями на уровне национальных академий, обмен визитами военных делегаций, совместные инвестиции, обмен экспертными оценками, а также совместные визиты». Просочились также данные о том, что катарцы будут финансировать строительство нового военного госпиталя в Хартуме и оснащать его новейшим медицинским оборудованием. Ряд обозревателей отмечают интерес катарцев к перспективе организации своей военной базы в Порт-Судане, и возможно – базы ВВС в столичном регионе. Естественно с полным их техническим оснащением и обучением персонала. Катарцы также готовы оказать содействие и в строительстве ряда заводов по производству боеприпасов, дефицит которых крайне затрудняет любую боевую активность суданских вооруженных сил. Особенно после того, как были прерваны все отношения в области ВТС с Ираном.

Это безусловный прорыв в двусторонних отношениях, который без сомнения является беспрецедентным. По крайней мере, за весь период сотрудничества Дохи в формате внутрисуданского урегулирования в Дарфуре. Катарцы, конечно, поддерживали финансово процесс интеграции повстанцев в процесс мирного урегулирования, но никогда не афишировали это и, тем более, не оформляли в виде каких-либо договоров или соглашений. Военное сотрудничество, о котором было заявлено без оглашения лишних деталей, как представляется, является только лишь дополнением к более стратегическим вещам. Таким, как финансовые инвестиции в суданскую экономику и включение банковского сектора Судана в свою финансовую систему. Для Хартума это крайне актуально, поскольку с учетом американских санкций и недавнего отказа Саудовской Аравии от продолжения сотрудничества с Суданом в данной области. Примечательно, что Доха идет на такой шаг без оглядки на возможное недовольство Вашингтона, что наталкивает на мысль о предварительном с ним согласовании. Естественно, в неофициальном порядке. Хотя вполне допустим также вариант, что это чистая инициатива Катара, на что существуют серьезные причины геополитического характера. Это географическая близость Судана к зоне притяжения интересов Дохи в Ливии и наличие реальных рычагов у Хартума для влияния на ситуацию в этой стране. Сюда входят, прежде всего, формы т.н. «племенной дипломатии». Они оптимальны для решения глобальных задач по материально-техническому снабжению ливийских «Братьев-мусульман», которые являются главным инструментом сохранения катарского влияния в Ливии. Представляется, что это является главным стимулом для Дохи перейти к новому формату отношений с Хартумом, поскольку дают катарцы своему новому стратегическому партнеру на первом этапе гораздо больше, чем официально получают. Резкий шаг Катара последовал спустя почти неделю после исторического визита суданского президента О.аль-Башира в Каир, с которым у Дохи, мягко говоря, натянутые отношения. Другими словами, втягивая официально Хартум в орбиту своего влияния, Доха выстраивает некий противовес набирающему региональный авторитет Египту, находящегося, в свою очередь, под влиянием извечного антагониста Катара — Саудовской Аравии. И в данном случае обязательство О.аль-Башира, которое он дал под нажимом своего египетского коллеги А.Ф.с-Сиси, официально признать «новое ливийское правительство и парламент в Тобруке», только лишь подстегнуло катарцев на ускоренные действия. Особенно после решения суданских властей закрыть иранский культурный центр и свернуть военно-техническое сотрудничество с Ираном, что сняло формальные барьеры идеологического характера.

Но главным успехом для Судана стал договор о поставках катарского природного газа, начиная с 2015 года. Примечательно, что переговоры об этом вел все тот же министр обороны Судана А.Р.Хусейн. Он же и передал личное послание О.аль-Башира эмиру Катара Тамиму. Министр в комментариях по солдатскому лаконичен: «Визит был очень важным. Мы нашли полную готовность Катара сотрудничать с Суданом во всех областях». Он также указал, что Доха повторила свое обязательство «поддерживать Судан экономически». В сухом остатке мы получаем замену южносуданской нефти на катарский газ, что, безусловно, позволяет Хартуму перевести дух и восполнить дефицит топлива. В этой связи вопрос о возобновлении переговоров с Джубой о транзите углеводородов из Южного Судана можно «подвесить» до более благоприятного, с точки зрения экономической и политической конъюнктуры, момента. Предполагается также участие катарцев и в крупных инфраструктурных проектах в Дарфуре. Но это более отдаленная перспектива.

Итак, катарцы вновь оказались намного «шустрее» своих «друзей» саудитов. Пока те ограничивались одобрительными заявлениями о прекращении судано-иранского военного сотрудничества и раздумывали, катарцы перешли к практическому применению стратегии по вовлечению Судана в свою орбиту. Теперь Эр-Рияд, даже если и планировал каким-то образом разморозить свои экономические отношения с Хартумом, вынужден будет этого не делать и с тревогой наблюдать, как в Судане закрепляется его геополитический противник. Поток нелегального оружия через суданскую территорию в Ливию, на Синай и сектор Газа, таким образом, также не ослабеет, в отношении чего были определенные надежды после визита О.аль-Башира в Каир.

 

51.22MB | MySQL:103 | 0,919sec