Обострение «туарегского» вопроса в Алжире

Октябрь ознаменовался дальнейшим обострением национального вопроса в Алжире. На фоне непрекращающихся погромов и вооруженных столкновений между арабами и сахарскими берберами-мозабитами похожая ситуация складывается и в отношениях между арабским большинством и туарегами.

Основные события разворачивались в двух вилайях на юго-востоке и юге страны – Иллизи и Таманрассет. В первой в результате ожесточенных межплеменных столкновений 14 – 15 октября по меньшей мере погиб один и были ранены пять человек.

О серьезности происходящего свидетельствовало то, что в своем споре представители враждующих группировок использовали огнестрельное оружие и перешли к погромам и поджогам, а власти, мобилизовавшие значительные силовые ресурсы, включая бригады спецназа, не могли разогнать представителей сражающихся племен два дня.

Положение усугубляется тем, что представители туарегов угрожают отомстить за своего погибшего. Примечательно, что последний, по фамилии Бухрари, прибыл в Иллизи из Ин-Салах (вилайя Таманрассет). А это уже свидетельствует о скоординированности действий алжирских туарегов.

Во всяком случае, подобная ситуация создает почву для расширения масштабов столкновений со всеми вытекающими последствиями для алжирского юга в целом.

Необходимо особо заметить, что ситуация в приграничной провинции Иллизи постепенно обострялась с момента начала кризиса в Ливии 2011 г., когда в Алжир через границу стали массово перебираться ливийские туареги. Впрочем, куда большее значение в развитии конфликта имеет старый спор между двумя племенами, чье соперничество, как и в Гардайе, усугубляется земельной проблемой.

Важным моментом служит то, что в обеих вилайях всплеску насилия предшествовали массовые беспрецедентные для данной вилайи демонстрации арабской и туарегской племенных группировок у резиденции главного судьи провинции.

Их участники требовали «справедливого» пересмотра землепользования. Однако местные власти, как и в Гардайе, в столь ответственный момент оказались явно не высоте положения и не смогли «зацепиться» за сугубо мирные манифестации для осуществления попытки хотя бы временной разрядки остроты проблемы.

В такой ситуации ответ на вопрос о том, кто именно спровоцировал кровавые стычки, позволяет определить возможный круг заинтересованных лиц. Судя по сообщениям местных жителей на форумах и в социальных сетях, действия радикалов с обеих сторон имели место с прямого попустительства властей.

Многие алжирцы считают произошедшее дальнейшим проявлением хрестоматийной политики «разделяй и властвуй», в результате чего некоторые люди попадают в поставленную властями «этническую» ловушку.

В конкретном случае – это сталкивание лбами представителей одного племени с другим, что позволяет им избежать создания против себя единого протестного фронта. Однако перевод конфликта в подобную плоскость создает дополнительные риски и усложняет ситуацию. Не случайно, что происходящее вынуждает самих алжирцев проводить параллели с Южным Суданом, расколотым этническими конфликтами.

О том, что проблема не носит локального характера, свидетельствовало то, что спустя три дня после событий в Иллизи, 18 октября представители Союза туарегов Ахаггара на своем съезде, организованном в Доме культуры вилайи Таманрассет, пригрозили начать «осаду резиденции президента Абдельазиза Бутефлики Эль-Мурадия в столице.

На своем экстренном собрании более 300 высокопоставленных представителей и глав племен туарегов высказались резко против дискриминации в повседневной жизни страны и потребовали прекратить применяемую по отношению к ним «политику исключения».

По сути, туареги Таманрассета повторили претензии, недавно представленные их лидерами президенту страны Абдельазизу Бутефлике. В частности, они требуют для себя официального закрепления квоты на министерские и судебные посты, а также высшие должности власти, в том числе и в силовых структурах.

Кроме того, делегаты съезда потребовали и признания своей культурной автономии. В частности – введения преподавания в Таманрассете берберского языка на основе их исторического алфавита тифинаг.

И, наконец, делегаты съезда потребовали от местных властей предоставления им письменных гарантий «решения чрезвычайной ситуации», а также проведения специальной встречи с премьер-министром страны Абдельмалеком Селлалем, чтобы «внести ясность и напомнить ему о принятых, но до сих пор не выполненных правящим режимом обязательствах» в отношении туарегов, взятых еще до президентских выборов.

Примечательно, что эти требования были поддержаны и в других «туарегских» вилайях страны. Представители туарегов не скрывают, что это – своего рода последний ультиматум к власти и в первую очередь, к президенту. В случае невыполнения их требований они угрожают массовым проведением акций гражданского неповиновения.

Особенно тревожным для себя знаком представители алжирских властей могут считать то, что на своем собрании делегаты напомнили «о ведущей геостратегической роли, которую играют туареги в управлении конфликтами, серьезно потрясшими соседние страны». Иными словами – это уже открытая угроза перехода к силовым действиям.

Подобная риторика неслучайна. Ведь первый такой съезд провели в апреле 2013 года, когда его делегаты «с негодованием выступили против маргинализации» туарегов, призвав власти к большему «уважению и признанию» своих прав. Однако, как показала практика, туарегская проблема так и не была решена.

Серьезность ситуации для властей АНДР дополнительно подчеркивается тем, что алжирский режим уже продемонстрировал неспособность решить проблему противостояния между арабами и мозабитами. А это служит явным свидетельством невозможности при таком раскладе вообще исправить «перекосы» в национальном вопросе.

Данный пример свидетельствует, что власти не смогли водворить спокойствие лишь в одной «мозабитской» провинции Гардайя, численность населения в которой в разы ниже соответствующих показателей туарегов. В случае же массовых волнений в нескольких южных провинциях они могут оказаться в крайне сложной ситуации, чреватой утратой контроля и в других национальных вилайях, и вообще над страной.

Необходимо напомнить, что на фоне продолжающихся межэтнических столкновений в Гардайе наблюдается процесс брожения среди других берберских групп населения, включая шавийя. Это создает перспективы для активного вовлечения в конфликт представителей кабилов, самой крупной части алжирских берберов, а тогда ситуация для властей АНДР станет действительно тяжелой. Во всяком случае в  столице кабилов Тизи-Узу уже неоднократно проходили массовые акции солидарности с мозабитами Гардайи.

Что же касается самих алжирских туарегов, то, несмотря на недавние попытки занижения их численности (например, встречаются данные от 15 до 50 тысяч человек), эти показатели на порядок выше.

И дело не только в том, что в последние годы их численность увеличились за счет прибывших сюда их ливийских собратьев. Представители правящего в АНДР режима (как, впрочем, и других арабских стран) обычно искусственно занижают численность всех национальных меньшинств, включая и туарегов. Тем самым они пытаются оправдать собственное невнимание к их нуждам и продемонстрировать «незначительность» проблемы перед иностранными государствами.

Но, несмотря на отсутствие специальных переписей, ближе к истине представляются данные самих алжирских туарегов, согласно которым их численность уже превышает 1.1 млн человек.

Подобная ситуация готового конфликта может крайне негативно отразиться и на внешнеполитических позициях Алжира, руководство которого ранее неоднократно выступало в роли миротворца в ходе имевших ранее место «туарегских вспышек» в Мали и Нигере.

Такое положение представляется особенно выгодным Франции, которая в после гибели М.Каддафи и в условиях утраты АНДР прежнего авторитета получает в результате  практически «единоличные» позиции по влиянию на туарегов.

Более того: тем самым дополнительно создается еще одна «ахиллесова пята» уязвимости Алжира, на которую при определенных обстоятельствах могут попытаться надавить внешние силы.

53.17MB | MySQL:101 | 0,313sec